Макияж для припухших век

Макияж для припухших век
Макияж для припухших век
Макияж для припухших век
Макияж для припухших век
Макияж для припухших век

Осколки любви

Она
Она жила, Она была,  и шла по бритве жизни.
Легко, беспечно, не страшась...
Брала, что дарено судьбой  и не роптала, не просила,
А только мило  улыбаясь, считала этот мир красивым.
Любила сны, листву  и рисовать дождём, по мокрым стенам мирозданья.
Дарила жизнь, любовь и счастье своим мечтам,
И,  окунув перо, в тушь тьмы ночной, писала жизни разным существам, 
Надеясь, что  где-то там, в  другом конце вселенной,
Родился тот,  кто станет истинно счастливым. 
Её наивность удивляла и поражала всех порой,
Но такова была Она, и это очень умиляло.
Раскрыв глаза, ловила те мгновения, что так легко увидеть,
Открытым сердцем, не запорошенным тоской.
В её душе пели золотые  бабочки, когда Она видела радугу на ясном небе,
и с губ слетали лепестки медовых улыбок, когда  майский дождик расцеловывал её тёплыми каплями.  А вдыхая аромат лесных полян, Она дымкой  взлетала к белым  облакам, кружа звоном первоцветов.
Она любила жизнь, любовь и ветер.
Шептала странные слова, сплетая нити заговоров на удачу,
И ворожила на блаженство искренних сердец.
Внутри  рождалось столько нежности  и ласки,  что ей  казалось,
Могла весь мир окутать  кружевом  любви, даря её частички тем,
Кто ждал, надеялся и верил.
В ней не было притворства и коварства, хоть и звалася ведьмою лесной,
И не было в её, спокойном,  тёмно-карем взоре,  злодейских замыслов,
Которые так любят тёмные создания.
Ни зависти, ни злости, лишь слабая улыбка на губах, и  в глубине  очей, лишь теплота.
Она любила хрустальный воздух и звенящую прозрачность вод озёр и рек, высокие склоны, с которых умела летать  и аромат времён года, которые вбирала собой, неся воспоминания о летней прохладе и зимнем тепле, осенних песнях листьев и весенней сладости сока.
Дух леса, был  единственным ей  другом,  что охраняя,  тенью  рядом  шёл всегда.
Едва  завидев, он одаривал улыбкой нежной , вплетая в  косы  ветрениц цветы,
Врывался  в дом к ней с  ландышей букетом, кормил малиной из ладонь,
Дарил поляны с жёлтым солнцем и сиреневатым небом,
Дух пел ей  песни соснами и тонкими берёзами,
Баюкая журчанием ручья,
Укрыв, махровым небом с мириадами созвездий.
Он прятал её душу  от злых, недобрых глаз.
Осенним тёплым днём, прикрыв глаза,
Неслась по тонким тропкам, ведомым лишь ей.
Она спешила в некуда, лишь  за порывом сердца.
Стремясь к своей судьбе, к  своей тоске,
К тому, кто ей подарит сладко-горькие мгновенья.
Он
Он  сильным  был и храбрым, немного дерзок,  духом креп.
Любил свой мир  отчаянно и сильно, и за него готов пойти на перекор  всему.
В его глазах плескался  ум живой, уверенность, упрямство.
Он любопытством  искренним ведомый, однажды увидав, решил познать Её поближе.
Что это было для него? Игрой иль странным новым увлеченьем, никто не знает.
Но Он решил Её найти.
И вот по проведенью судеб, они столкнулись,
Как две реки вливаются в одну, как две строки сливаясь, становятся единым целым,
Так и они с единого прикосновения, становятся близки..
Он бережно хранил Её, боясь сломать такую трепетную душу,
Дышал он ею, забывая о сне и мире где он  жил.
Виделась ему в  любом уголке, в каждой мысли жила, в  мечтах была, лишь Она.
И поверил он в то волшебство, о котором  раньше не ведал.
Он полюбил её улыбку средь зимы, её касанье губ с ароматом земляники, её застенчивость и странность. 
Она
Она доверилась ему, отдав живое сердце и зачарованную душу,
И растворилась в нём, как капелька слезы в огромном океане сладких грёз.
И стала прирастать к нему, раскрыв объятья, жизнь и душу, в которой кутала его любовь.
Так сладко вместе было им, так горько было расставаться, что мир тускнел, когда Он уходил.
Она  так сильно полюбила, что мир листвы готова была сменить на камень холода и сталь.
И на вопрос его, «Ты ведь моя»,
Она с улыбкой отвечала «Да, твоя навеки».
И этой мыслью тешилась душа,
Ведь Он ей стал, как зренье для слепого,
Глотком воды среди пустыни,
Любимым солнцем на жизнесводе.
Они
Они боялись потерять друг друга, склонясь над  чувствами, Которые, как вихрь ворвались в жизни их.
Они смеялись и мечтали, дарили ласки сутки напролёт, не помня своих жизней вне их мира.
И были счастливы уж тем, что  неожиданно нашли друг друга.
Он пил снежинки из её ресниц и угощал красивыми стихами, которые шептал, сквозь вьюги и метели, склоняясь над её кудрявой головой.
Она смеялась мягкими губами,  искрясь, как паутинка с капелькой росы, на ярком солнце, что всходило, когда  лишь рядом слышала его.
Капелью нежных поцелуев, ласкал Он пальчики её, срывая стебли полевых цветов и вкладывая между ними, сплетал венок своей любви  и отдавал Он ей её отныне.
Их смех, взрывался среди леса, волшебной дымкой ярких искр, и улетая в поднебесье, рождал он новые мечты, в которых были «Я и ТЫ»
Они
И вот, Она читала заклинания на неизвестном языке,
Которые   нашёл Он  на руинах, бродя в далёкой стороне.
И слушая её любимый голос, Он верил,
Что заколдует этими словами, запутая их жизненити,
Связав в один тугой клубок .
Она, конечно знала, что слово брошенное в воздух,
Стаёт безумно   сильным заклинанием,
Но, в этот раз она не знала что читала, поверив на слово ему.
Губительной силой оживляя слова на странном, диком языке.
Она прочла, а он ответил, она продолжила вторя и очень поздно поняла,
Что разрушают они мир, в котором так хотели жить.
И тьма, с её  кислотным взглядом, ворвалась в запертую дверь,
Сломя все обереги и  колдовские знаки, которые хранили этот мир.
Увидев во взгляде того, кто был солнцем, чернеющий  дым попелищ,
Услыша  из ласковых уст,  очень злые слова,
Что как   хлыст, полоснул по векам прикрытым,  она взорвалась!
Она
Как брызги, упавшие в жаркий песок, она умирала.
Как сорванный грубой рукою тюльпан, она увядала.
Как боль, излеченная из тела больного, она уходила.
Истаяв, как снег на ладони…
Он громко смеялся над тем, что любил так,
Он сжёг то, что раньше берёг и хранил,
Оставив Её, он ушёл и казалось навеки в мир мрака её поселив.
И стоя над пропастью, той, что возникла, когда он исчез навсегда,
Она изменяла свой лик, становилась, холодным и злым существом.
Душа очерствела, и сердце замёрзло, и не было больше желания жить,
Она запретила отныне и довеку, себе, как прежде любить.
Жестоко играя чужими сердцами, она поглощала все чувства даримые ей,
Топча, разрушая, всех  тех, кто был рядышком с ней..
В ней тьма говорила, чудными словами, желанием всем отомстить,
За тех, кто любили, за тех, кто хранили, за тех, кто сейчас от любви умирал…
И лес изменился,  став страшным и мрачным,
Никто не хотел к нему подходить,
Ведь ведьма живёт  в нём, что душу вошедшему, сразу  испьёт.
И храбрые пали, что рискнуть захотели, попав под удар чар её,
Они закружили, себя позабыли, в темнице у ведьмы пропав.
Она бесновалась, как фурия злая, сминая у себя на пути
Весенние сказки и тёплые ласки, и облако счастья,
Цветные узоры цветочных полян...
Но вдруг, кто-то нежно, с тоскою окликнув, и глядя упрямо в глаза,
Сказал ей: “Ну, что  же ты делаешь..., ведьма лесная? Зачем? Ты же губишь себя”
И тёплой ладонью накрыв её очи, дух леса, шептал ей слова,
Которые тьму разгоняли и веру вселяли, что будут ещё времена,
Когда голубые туманы прижмут  к себе сочные травы и можно пройтись босяком,
Целуя рассветы и нежась в закатах, упасть в синеву полевых васильков.
И лопнули струны, холодной отрывы, сжимавшее сердце её
И взор просветлился, и губы  открылись, вдыхая трепещущий звон
Росы предрассветной, и неба живого, и леса малиновый вкус.
Она оседала, но сильные руки, её удержали, за плечи обняв
И  вдруг уложили  в лечебные травы, волшебные косы, которых излечат её.
Дух леса был рядом, её обнимая, он рану на сердце заштопывать стал,
Лесными цветами, и силой деревьев, упрямством ручьёв, тишиной.
Она отходила от злобного мрака, она возвращалась домой,
Где  тёплым дыханьем будет согрета, где больше никто не обидит её.
И тот, что шёл рядом, никогда не оставит, стерев, что болело внутри.
И больше не стало в лесу этом ведьмы, и духа не видно уже,
Покинули оба они эти земли, уйдя в приоткрывшийся мир,
Где не было боли, где счастьем светились его голубые глаза.
Отныне, в том мире они поселились, дух леса и нимфа его.
Занавес.

Макияж для припухших век Макияж для припухших век Макияж для припухших век Макияж для припухших век Макияж для припухших век Макияж для припухших век

Изучаем далее:



Покрытие экспресс маникюр

Каракаты своими руками для рыбалки

Поделки в палисадник из бутылок

Подарки от норильского никеля 2017

Рама к зеркалу из ткани своими руками