Кто получает подарки от соцзащиты

Кто получает подарки от соцзащиты
Кто получает подарки от соцзащиты
Кто получает подарки от соцзащиты
ГЛАВА 1

Конец мая 2015-го года, выбрались с женой на неделю в Италию. Прекрасная страна, в которую хочется возвращаться. Давно мечтали побывать на Амальфитанском побережье. Фантастически красивое место. Жаркое сияющее солнце заполонило всё вокруг своим светом. Море выглядит просто волшебно — лёгкая рябь с множеством различных оттенков, сложно уверенно определить цвет воды, каждую секунду он разный.

Небольшие яхты, туристические катера, деревянные лодки местных рыбаков — всё это придаёт величественному морю ощущение жизни. Вдалеке на горизонте виднеются два больших круизных лайнера. И даже на фоне этих огромных судов море вне конкуренции. Несокрушимая, подлинная сила природы. Красота и мощь. Может приласкать, а может уничтожить.

Сидим в уютном кафе на открытой террасе, последний день отдыха, завтра самолёт. Вид потрясающий — вокруг море и огромные горы, на склонах которых выросли настоящие небольшие города с необыкновенной архитектурой. Каждый дом самобытен, но почти всех их объединяют яркие и густые лимонные сады, старательно укрывающие своих владельцев от посторонних глаз.

Мягкие кресла позволяют расслабить тело и созерцать изумительные пейзажи. Красное вино придаёт ещё большее умиротворение, ощущение тепла и спокойствия, настолько редкое нынче, что хочется ловить каждое мгновение этого состояния. Мы молча любуемся окружающими красотами, говорить совсем не тянет.

В таком блаженстве мне удалось пробыть не более двадцати минут, и опять полезли разные мысли, неразрешимые дилеммы, поиски, противоречия — всё это отравляет и не позволяет получать истинное удовольствие от жизни. Полное расслабление может дать только большая порция алкоголя, когда просто глушишь всё, что тебя терзает.

Раньше спасал спорт, но в последнее время одного его не хватает. Да, тело приходит в тонус, мышцы сначала напрягаются, затем постепенно расслабляются, но мозг, эмоции — они работают в обычном режиме. Небольшой момент эйфории после окончания тренировки длится не более получаса, дальше всё по-прежнему.

Мне 28 лет, я добился в жизни гораздо больше, чем многие из моих сверстников, сделал себя сам, с нуля и без связей. Я знаю себе цену и мне есть чем гордиться, но чего-то постоянно не хватает. Нет гармонии и покоя в душе. Оказавшись в таком чудесном месте, хочется остановиться, задержать дивный миг и подвести промежуточный итог своей жизни, такой насыщенной и неоднозначной.

На следующий день мы вылетели обратно в Петербург, и я окончательно решил написать эту книгу. Погружусь в воспоминания, заново в мыслях пройду весь путь и посмотрю на свою жизнь сквозь призму опыта. Прежде чем расчехлить душу и углубиться в личную историю, немного поразмышляю о том, что вижу и чувствую прямо сейчас…

Середина 2015-го года, Путин у власти, общество зомбировано пропагандой телевизора. Обычные люди реально стали жить беднее. Поражаюсь человеческой тупости: они восхваляют своего кумира, а сами не могут позволить нормальной еды для собственного ребёнка. Конечно, не «царь» виноват, что они глупые и слабые духом, но своей безграмотной экономической политикой именно государство сделало жизнь этих «маленьких» людей гораздо труднее. Многие из них ежедневно честно ходят на работу только для того, чтобы выжить, — все деньги уходят на дешёвое питание и оплату коммунальных услуг. Понятно, что программа «Время» грамотно и доходчиво объясняет причины, и всё же в эпоху интернета их поведение есть парадокс глупости, а может, рабской ссыкливости.

Зарабатывать стало сложнее всем, кроме, конечно, особо приближённых к императору, там всё чётко и стабильно, нужно лишь народу затянуть пояса потуже. На эту тему есть отличное стихотворение Аполлона Майкова — поэта девятнадцатого века. Как видим, времена идут, но ничего не меняется.

Бездарных несколько семей
Путём богатства и поклонов
Владеют родиной моей.
Стоят превыше всех законов,
Стеной стоят вокруг царя,
Как мопсы жадные и злые,
И простодушно говоря:
«Вот только мы и есть Россия!»

Переживаю и радею ли я за своих простых сограждан? Вряд ли, врать нет смысла. Есть исключение — это дети; когда я слышу, в какой нищете живут некоторые из них, внутри меня всё негодует. Взрослых не жаль, но ребёнок не заслужил страдать и не видеть детства. Вина за это в первую очередь лежит на безвольных родителях, потом уже на государстве.

Большинство населения — злобные, мелочные и завистливые говнюки, и по своим моральным принципам недалеко ушли от чиновников и прочих ублюдков. Разница между ними в основном в амбициях, уме, ну и везении. А человеческого отношения мало где увидишь.

Для решения вопроса чиновник хочет десять миллионов, а в регистратуре поликлиники достаточно шоколадки. Сосед по даче, улыбаясь и здороваясь, в душе завидует, что твоя картошка выросла на три сантиметра выше, чем у него, и злорадствует на своей кухоньке, когда у тебя случаются неприятности. Я, конечно, утрирую, мир не без добрых и искренних людей, но в массе своей всё именно так.

Интересы собственной семьи всегда были для меня на первом месте, и порой очень трудно совместить их с личными воззрениями. Какой самый трудный вопрос для мужчины? В моём понимании настоящего мужчины.

Как жить гордо и достойно, сохранив собственное «я», свою честь и принципы, но при этом хорошо зарабатывать, чтобы семья ни в чём не нуждалась и могла многое себе позволить?

Возможно ли это? — Да. Сложно ли это? — Очень.

Одно дело, когда ты один против всего мира. Но как быть, когда ты ответственен за своих самых любимых?

Ты вроде не глуп и воли хватает, но что дальше? Дерзких одиночек никто не любит. Таких выскочек стадо пытается задавить ещё в зародыше, сделав себе подобными, — сложно не сломаться. И надо всегда помнить, что у тебя семья и ты полностью за неё отвечаешь.

Многие, попытавшись совместить эти противоречия и потерпев неудачу, остужают пыл, выбирая прямой путь. Начинают делать карьеру, прогибаются, ищут контакты с властью, становятся верными слугами и подхалимами. Пытаются заводить дружбу с нужными людьми, улыбаются и подхихикивают разным подонкам. В итоге неизбежно и бесповоротно продают себя, становясь успешными холуями.

Для самых близких таких «успешных» людей версия выглядит совсем по-другому. Талантливый человек, гордость семьи, закономерно получил своё. И ведь примут и поверят, в конце концов, этот человек во многом ради своих родных старался. Но собственную душу не обманешь, и вскоре приходит понимание того, что, несмотря на материальный успех, как настоящего мужчину человек себя потерял.

Вот и остаётся дилемма. Ты знаешь, как найти подход и, грамотно продав своё «я», обрести вожделенное финансовое благополучие. Всё, что надо для такого «успеха», — немного прогнуться, закрыть глаза, так делают многие. Почему остаются те, кто не может на это пойти? Что-то мужское держит внутри.

А как же теперь содержать семью? Это больно и мало кто может не сломаться. Многие, кто не принял подлость, но не в силах нормально зарабатывать, сохранив принципы, начинают бухать, разводятся и просто доживают. Женщинам это сложнее понять.

Я постоянно вёл такую внутреннюю борьбу с самим собой. Ещё будучи подростком, определился, что для меня допустимо, а что категорически нет. В этом смысле я целен и непоколебим. Отлично подошло бы стать нищим философом, спиться, начать писать о несправедливости и несовершенстве мира. Жить на деньги родителей и объяснять всем, что мир говно, а я слишком честен и духовен для него. Но эта чушь для слабаков. Мужчина должен достойно содержать семью в любых условиях и при любых обстоятельствах.

На словах красиво звучит. Но как именно это сделать? Тяжело честно зарабатывать в стране и оставаться независимым, где практически весь мало—мальски серьёзный бизнес работает в связке: «чиновник — бизнесмен — силовик». Они образуют настоящую команду, где коммерсант лишь публичное лицо компании. Побеждают не крутые бизнес-решения и маркетинг, а колоссальный административный ресурс, тендеры, продавливание любых вопросов, прокуратура, суды, инспекции и т. д.

Совсем мелкий бизнес особо не трогают, никому он неинтересен, иногда могут докопаться, но в целом не страшно. Другой вопрос в том, что за цифры на кону и в какой конкуренции нужно пытаться выжимать свою копеечку. Доходы здесь зачастую меньше, чем на самой обычной наёмной работе, а крутиться и расходовать нервы придётся с утра до вечера без праздников и выходных.

По поводу того, как делать карьеру. Это всегда система. Не важно, работать губернатором региона или мастером на заводе. Всегда кто-то будет дрючить и требовать отчёт о проделанной работе. Он бы и рад этого не делать, но его самого имеют по полной и во всех позициях.

Вот так и живём, все друг друга дрючат, и это не зависит от должности. Уровень нагибателей и нагибаемых, конечно, везде разный, но результат один. Периодическое воспаление ануса гарантировано всем, кто продвигается по службе, но ободряет то, что после этого можно отыграться на подчинённых и вновь поверить в себя.

Сколько моих знакомых по детству кардинально изменили свои взгляды во взрослой жизни, некоторые даже стали ментами. Вроде нормальные ребята были и в общении, и в делах. Сходили в армию, вернулись, работать руками не хочется, ума немного, а кушать надо. Идут в полицию, это против их воспитания и мировоззрения, но желание иметь сытый желудок сильнее. Вполне разумное решение, не самый плохой вариант по зарплате, дело в другом — человек, оказавшись и задержавшись в такой системе, не может остаться прежним.

Система ломает любого. Либо ты принимаешь правила игры, любо уходишь. А правила жёсткие, и большинство наступает себе на горло, смиряются. В скором времени многие становятся просто суками. Компенсация. Человек понимает, что перешёл черту, возврата ему нет — общество, соседи, друзья уже не будут относиться к нему как прежде. Осадок останется навсегда. Понимая это, когда в плане морали вроде нечего терять, полицаи начинают лютовать. Конечно же, везде есть исключения, но они лишь подтверждают правила.

Возвращаясь к заработку — повезло, если есть огромный талант, не важно в какой сфере. Тут с выбором занятия и способом добычи денег всё однозначно и определённо, хотя и здесь потребуется немало физических и нравственных усилий над собой. А как быть, если нет особых талантов?

Пытаюсь понять, откуда у меня бралась воля и желание жить по-настоящему, не существовать, а полноценно, свободно дышать полной грудью. И ведь я искренне верил, даже в самых безвыходных ситуациях, что всё получится, надо только терпеть и не сдаваться. В семье не было разговоров о каком-то протесте, смысле бытия, мыслей про жизнь без шаблонов. Почему я порой поступал не рационально и вопреки здравому смыслу?

Потому что по-другому было нельзя. Просто не мог отступить, предать свои наивные мечты и идеалы, может глупые и неправильные, но я в них верил всем нутром. А значит спрятаться от несправедливости окружающего мира и жить по стандарту никак не получится. Это непросто, но если пойти по пути наименьшего сопротивления, я сам для себя закончусь, что самое ужасное.

Таков мой сознательный выбор. Даже сейчас, очень редко, на несколько секунд хочется позавидовать среднестатистическому гражданину. У него вроде проблема на проблеме. Денег нет, кредиты, нужно детей расти, впереди ноль перспектив, а он смеётся и радуется жизни, ничего его не берёт. Любые проблемы из-за глупости не воспринимаются всерьёз, мир предельно узок и прост. И во многом благодаря этому он живёт здоровый, весёлый и ничем не терзается.

Цена за собственный выбор. Ты не можешь нормально уснуть, постоянно в мыслях: что делать, как решить ту или иную проблему, в чём смысл всей суеты, той ли дорогой идёшь, как оставить хоть какой-то след, зачем все сложности, может, начать жить проще? Постоянная ответственность за свою семью — ты кормилец и при этом в душе бунтарь. Это давит. Тяжело совместить, внутренняя усталость накапливается.

У меня маленькая доченька, у неё есть всё и даже больше; пока я жив — так будет всегда. Безумно её люблю, она отвечает взаимностью. Хотел первым сына, не сложилось. Зато у меня самая прекрасная девочка, очень смышлёная и характер уже лихой. Жаль, что не могу её воспитывать как мальчика и прививать мужские идеалы.

Дочка — это слабое место, с ней я впервые стал уступать. Глядя на неё, порой хочется стать терпимее, начать жить как многие, выбрав стабильность и финансовый расчёт. Но если струсить и предать свои ценности, как потом себя уважать, для чего жить?

ГЛАВА 2

Я родился и провёл своё детство в небольшом провинциальном городке, расположенном в нескольких часах езды от Санкт-Петербурга. Естественно, будучи подростком, Питер был для меня столицей мира, и всё вращалось вокруг него.

Заметил среди своих знакомых, что изначально мышление провинциала условно можно разделить на два типа. Первый — это люди, которые ужасно боятся большого города, поездка в мегаполис для них серьёзный стресс. Они за несколько дней начинают волноваться, собирают вещи, продумывают каждую мелочь, хотя едут порой на несколько часов. Зачастую им нужно посетить только одно место, но они заранее пытаются выяснить, где же им сделать пересадку в метро, на какой троллейбус сесть и прочие незначительные детали. Всё это объясняется страхом выбраться из своей ракушки и оказаться в новой, незнакомой среде. Другой вид — это неадекватные ожидания. Я также относился к данной категории. В отличие от первого типа, здесь всё представляется слишком весёлым и беззаботным. Огромный город, море денег и возможностей. Казалось, достаточно только приехать в Петербург — и все мечты сразу начнут сбываться.

Я окончил школу и через пару дней после выпускного вечера рванул в Питер, чтобы поближе познакомиться с богатством и славой и взять по-быстрому всё, что нужно для счастья. Мне ещё 17 лет — я был крайне самоуверен и не сомневался в лёгком успехе. У меня имелось немного подкопленных денег, каждое лето в старших классах я подрабатывал. С родителей деньги никогда не брал, считал и считаю, что для мужчины это недопустимо.

Безусловно, учась в школе, родители покупают еду, одежду и содержат ребёнка, но на личные цели можно и нужно зарабатывать самому. Я не поддался уговорам поступать в институт, собрал спортивную сумку, купил билет и уже по факту сообщил родителям об отъезде. Отпускать меня очень не хотели, пришлось даже поругаться.

В Питере меня никто не ждал, ехал в абсолютную неизвестность. В автобусе по случайности встретил знакомого парня, с которым раньше вместе ходили на бокс. Он был на четыре года старше меня, снимал в Петербурге комнату и работал где-то разнорабочим на стройке. Разговорились, обсудили общих знакомых, он мне предложил остановиться у него на время, я, конечно же, не отказался.

Как приехали, я сразу стал искать работу, но из-за того что являлся несовершеннолетним, брали только раздавать листовки, либо в общепит мыть посуду, или, как вариант, орать «свободная касса». Такая работа была для меня унизительна, и я отказался.

Несмотря на экономию, деньги стали заканчиваться очень быстро, к тому же у моего товарища изменились планы — он решил съезжать с комнаты и вообще захотел покинуть Петербург. Я пытался устроиться на какую-нибудь физическую работу, хотя бы грузчиком, но везде меня ожидал отказ из-за года рождения.

Конечно, я был разочарован такими раскладами, себе я рисовал совсем другие перспективы. В то время я сделал вывод, что вся проблема в возрасте, вот исполнится мне 18 лет и все двери передо мной сразу откроются. С этой ободряющей мыслью я вернулся обратно в родительский дом. Начал неофициально подрабатывать — зарплата небольшая, но на себя хватало. На дискотеку сходить оставалось, а на большее заработать просто не имелось вариантов.

После окончания школы для парня, как правило, имеются два основных сценария. Поступить в институт или отправиться в армию. Оба варианта мне были не интересны, и я считал их пустой тратой времени.

Армии никогда не боялся, но идти служить совсем не горел желанием. Специально не косил, нашлось, за что по здоровью зацепиться. Заботливая и любящая мама всё организовала, фактически без моего присутствия, и благодаря ей, без всяких взяток и поклонов, я получил свой законный военный билет.

Почему физически мог, но не хотел служить? Я не собака, чтобы кому-то служить и беспрекословно выполнять тупые приказы дорвавшегося до власти человечка. Настоящих людей, офицеров — единицы. Впрочем, как и в любой другой сфере. Армия не сделает из тебя мужчину, как считают некоторые псевдопатриоты, армия учит приспосабливаться и только.

В будущем я выживал в гораздо более жёстких условиях, а быть в армейской системе мясом и винтиком точно не по мне. Я не собираюсь отдавать государству какой-то долг, как это любят преподнести. Я не занимал у государства, чтобы отдавать ему долги. Тут слуги режима и недалёкие люди любят заговорить о патриотизме. Получается, патриотизм в их понимании — быть тупым животным, молча выполнять абсурдные приказы, строить дачи пузатеньким генералам и учиться выживать среди скотов.

Если начнётся война, настоящая война, а не удовлетворение амбиции верхушки власти; если произойдёт что-то близкое по масштабам к Великой Отечественной войне, я первым запишусь в добровольцы и пойду защищать свою Родину. Не государство и Путина, а именно Родину, свою землю.

Мне очень не нравится нынешнее государство и выстроенная коррупционная и подхалимная система управления. Меня раздражает преобладающая в обществе система ценностей и отношения людей, но я русский и не смогу остаться в стороне, если моей Родине будет угрожать реальная опасность, а не тошнотворная пропаганда мнимых угроз.

Что касается высшего образования — оно никогда не являлось моей целью. Наверное, здесь сыграла свою роль навязчивость учителей в школе. Примерно с девятого класса начались постоянные разговоры о том, куда поступать, на кого учиться, как попасть на бесплатное отделение. Репетиторы, подготовительные курсы и весь сопровождающий антураж.

Я всегда был в стороне от всего этого и ни во что не вникал. Учителя долбили каждый день о том, кто будет прилежно учиться — поступит в Петербург на бюджет, а кто плохо — отправится в ПТУ и на завод, ну или в местный филиал института, что, по их версии, также никчёмно.

Ну, а кто вообще никуда не станет поступать, тот полный неудачник, со временем сопьётся и попадёт в тюрьму. Примерно такие разговоры и были. Ключевая фраза — без высшего образования ничего в жизни не добьёшься. Дома родители также настаивали на этом.

Вся эта пропаганда только взбунтовала меня, я уже из принципа решил никуда не поступать. Тут, конечно, имелся ещё и другой момент. Я не мог себе представить, что до 23–24 лет я буду висеть на шее у родителей зависимым и несамостоятельным сосунком, который доит своих самых любимых взамен на протирание штанов и слушание всяких мудозвонов-теоретиков.

Это было против моих убеждений. Мужчина после школы уже сам должен стремиться, как минимум, содержать себя и по возможности помогать своим близким.

Но учиться мне всегда хотелось, и как только появились финансовая возможность и время, я поступил в один из самых престижных юридических вузов Санкт-Петербурга на заочное отделение.

Случилось это в 27 лет, у меня уже был достаток — путешествия, квартиры, машины и прочие атрибуты материальной успешности. Не часто, но порой вспоминал учителей, которые твердили мне, что без высшего образования ничего не светит. Я, конечно, не купаюсь в роскоши, но зарабатываю во много раз больше тех, кто пророчил мне нищету.

И вот в один момент я пришёл к тому, что хочу получить фундаментальные знания, повысить общую эрудицию, да и просто интересно попробовать что-то новое. Выбрал юриспруденцию как наиболее общую и полезную, по моему мнению, дисциплину. Не так давно окончил свой первый курс, весьма разочарован. Бардак во всём, никакой организации. И это в одном из лучших вузов!

Я не витал в облаках и понимал, что на заочном отделении нужно самостоятельно и только самостоятельно учиться, но всётаки база, направление должны даваться. Сам процесс взаимодействия студента с вузом также просто ни о чём.

Суть обучения сводится к тому, чтобы принести контрольные и курсовые работы. Причём смысл и правильность не особо важны, главное, чтобы всё было оформлено по методичке. Кругом одни бездарные формалисты, а если по-простому — обычные чмыри, которые со значимым видом просиживают свои задницы.

Если сдал всю эту макулатуру, то на экзамене как минимум «три» поставят, даже если ты абсолютно тупорылый и не разбираешься в элементарных вещах. Идёт обычная покупка диплома. Первый курс я таки закончил. Все контрольные и курсовые заказал, думал, это имеет смысл, всё ожидал чего-то настоящего. Сейчас полно сайтов, где за небольшие деньги мне сделали всю рутину.

В свободное время много читал — вникал, ведь я поступил исключительно осознанно, для себя. Конечно, это никому не нужно было, да я и не в обиде. Что мне интересно, то изучал, что не интересно, даже не открывал.

По поводу преподавателей — были действительно глубокие люди, немного, но встречались. Они говорили завуалированно, кто умный — тот поймёт, слушал с удовольствием, но в целом это не сильно улучшало общее впечатление. Многие лекторы могли вообще не прийти на лекцию.

Некоторые преподаватели, как правило, уже в серьёзном возрасте и, видимо, поэтому смелые, прямо говорили, что в России нет правосудия! Не то чтобы это стало для меня откровением, но услышать вот так, прямым текстом, в юридическом вузе весьма неожиданно. Одногруппники также не впечатлили, встретилось несколько ребят, которые эрудированны и с ними интересно поговорить в перерывах между лекциями, но только на нейтральные темы. Что касается смысла жизни, бизнеса, политики — полная катастрофа. Такой примитив, хотя некоторые параллельно учатся на очном в СПбГУ, да и взрослые люди были в группе, у которых дети есть, а голова напичкана шаблонами.

Но больше всего меня поразили цели и мотивы студентов — выучиться, чтобы потом стать прокурором или хотя бы секретарём суда. Получить должность судьи — просто голубая мечта, при этом они примерно понимают, как устроена система и какие прогибы нужно совершить ради этого, но это абсолютно их не смущало. Сложно оставаться терпимым, когда наблюдаешь за этими начинающими фантиками.

Я окончил первый курс и собственной самостоятельной работой неплохо пополнил свой багаж знаний, но решил бросить эту богадельню. Терпилой я никогда не был — платить деньги за получение бумажки, тратить время на выполнение формализма и постоянно видеть бардак и абсурд во всём я не готов. В конце концов, всё зависит от самого себя и, занимаясь самообразованием, я получу гораздо больше.

Мне искренне хотелось учиться. Но вывод однозначен — это полная лажа, предназначенная для вазелиновых карьеристов. Всё-таки прав я оказался в своё время. Уважение тем немногочисленным принципиальным преподавателям, которые, несмотря ни на что, несут настоящий, подлинный свет в массы. Но таких, увы, единицы.

Высокопоставленные суки от образования сделали просто фальшь, а не обучение. Обеспеченные получают за деньги ничего незначащую корочку, чтобы сидеть в офисах и на госслужбе, а малоимущие идут в армию и херачат на производствах.

Моё время до совершеннолетия прошло однообразно. Много читал, занимался спортом, зарабатывал на текущую жизнь. По субботам дискотека — единственное место развлечения в городе. Бесконечные драки, дешёвое пиво в полторашках с пачкой сухариков на несколько человек. Общение с девочками.

Всё это надоедало и приедалось, но скука брала своё — в итоге ходил почти без пропусков. Дрался с любым, даже если не было шансов на победу, уважение по-другому не заработать. Несколько раз ломали нос, постоянно разбитые костяшки стали нормой. Кровь частенько хлестала, но главное биться — чувствуешь себя мужчиной, не испугался, вышел и дерёшься, приятно вспомнить.

За мной не было влиятельных людей, всегда сам по себе, и с таким поведением вскоре со мной стали считаться. Пусть многие недолюбливали за дерзость и бескомпромиссность, но главное, всегда уважали. Бывало, доставалось очень серьёзно, но в основном побеждал, всё-таки несколько лет бокса и занятия в «качалке» давали о себе знать, а дух позволял реализовывать.

ГЛАВА 3

Наконец наступило время, когда я окончательно решаю переехать в Петербург и не возвращаться, пока не добьюсь результатов. Сговариваю ехать своего давнего товарища, вместе веселее. Это был глуповатый, неорганизованный, рассеянный, но очень надёжный человек крепкой комплекции. На него всегда можно было положиться, прежде всего, когда касалось каких-то разборок, он никогда не убегал и не предавал. За это я его и ценил.

Своим родным в шутку говорю, что еду ненадолго и скоро вернусь обратно с мешком денег и на собственном «Лексусе». В итоге обманул, приехал на БМВ: пока шёл к этому, просто изменились вкусы. Ну и, конечно, до покупки машины прошло много лет, и за это время я много раз приезжал навестить близких на обычном автобусе.

Питер был мне относительно знаком: будучи ребёнком, с родителями каждый год на летних каникулах приезжали на несколько дней — ходили в музеи, с папой посещали матчи «Зенита». Отличные были времена.

Но сейчас цель поездки не музеи, а деньги. Приехали с товарищем на автобусный вокзал, что дальше? Ни одного знакомого на тот момент, ни одного контакта, остановиться не у кого.

Нужно искать жильё. На столбах видим привлекательное объявление — звоним, приятный голос приглашает в офис. Объясняют, что они агентство, но нам ничего платить не нужно. Комиссию им оплачивает собственник. Цена классная. Приходим в этот офис, фото квартиры просто отличные, при нас набирают хозяина жилья — поговорили, обо всём договорились.

Заключаем договор — всё серьёзно, оплатили им 3000 рублей, которые нам должен вычесть собственник из первого месяца аренды. Вечером идём на встречу, ждём, никого нет. Набираем хозяина квартиры, тот говорит, что задерживается на 30 минут, потом на час, затем на два, далее телефон выключается. Звоним в агентство, нам недовольно говорят: «Разбирайтесь сами, мы свои услуги выполнили» и бросают трубку. Едем в офис, времени уже 21.30, закрыто.

Сильный дождь, ночь проводим в случайном подъезде. Ощущение мерзкое. Провинциальные, наивные лохи, которые привыкли верить на слово, которые считали, что слово, да ещё и договор — это большая сила. Поспать не получилось, тело всё ломит от немыслимых поз на подоконнике. Жажда отомстить захлёстывает.

К девяти утра подъезжаем к офису, нам с нескрываемым раздражением резко показывают на договор, где они оказали информационные услуги и юридически выполнили свою работу. В общем, развели. По закону здесь точно не решить.

У входа дежурит охранник. Кавказец, килограмм 120, не меньше, в спортивном костюме с надписью «Russia». Взгляд борзый, надменный. Была бы пушка, не задумываясь, тут же прострелил ему колени, но, видимо, придётся драться с непонятным исходом.

С товарищем переглянулись, в этом плане мы всегда друг друга понимали. Говорю девушке-агенту: «Возвращайте деньги, мы при любом варианте их вернём». Та резко хмыкает, тут же подходит этот амбал и, нахмурив свои лесные брови, говорит: «Ребята, какие проблемы?»

Я встаю со стула, отвечаю: «Всё хорошо, дружище» и бью ему в лицо. В этот момент он инстинктивно наклонил голову чуть вперёд, и удар пришёлся не в челюсть, а выше, прямо в лоб. В такой камень я ещё не ударял. Рука взвыла от боли, но разыгравшийся адреналин уже никак не мог повлиять на настрой.

Начался замес, откуда-то появились ещё двое, гораздо меньше, но из того же племени. Пытаются нас давить, чувствую — дело туго, вижу на столе агента вазу. Хватаю её и с силой бью ближнему от себя. Встретившись с его скулой, ваза разбилась, а у нас стало на одного соперника меньше. Дальше чуть легче.

Смотрю, самый здоровый из них уже вовсю прессует на полу моего товарища, надо срочно вырубать оставшегося защитника разводил, но в этот момент он мне сам разбивает нос. Слегка пошатываясь, делаю несколько шагов назад, он идёт на меня и получает встречный удар ногой в колено — тут же сгибается и начинает орать. Момент упускать нельзя — жёстко добиваю ботинком в голову. Всё, с ним готово.

Кидаюсь на громилу, здоровье у него, конечно, колоссальное. Он переключается на меня, и начинаем рубиться. Я потрясён от ударов и перекрываюсь, под рукой ничего нет, один на один с ним не справиться. Но тут очухивается мой друг и вдвоём с огромным трудом мы всё-таки одолеваем этого охранника, самим тоже не слабо досталось. Девушки-лохотронщицы в шоке.

Грубо ору на них: «Твари, гоните наши деньги!» Главная из них причитает и трясущимися руками выскребает 1500 рублей, говорит, клиентов ещё не было, это личные деньги, у второй истерика от всего произошедшего. Как разводить наивных лохов, так все важные, харизма зашкаливает, ощущение крутости и умности, а сейчас трясучка и истерика. В общем, забираем деньги, прихватываем их рабочие мобильники и уходим.

Телефоны сдали в скупку тут же на Лиговке. Руки болят, голова гудит, глаз заплыл, нос разбит, у товарища ещё хуже, но чувство удовлетворения осталось. За ментов не переживали. Понятно, что эти скоты платят продажным стражам, но за данную ситуацию никто впрягаться не станет. Мы зашли в какую-то забегаловку, умылись, выпили чая с бутербродом и успокоились. Затем купили свежие газеты с объявлениями о жилье и работе и начали звонить.

Доверие к людям сильно убавилось, лохотроны и очевидные схемы с обманом мы уже стали понимать. Оказалось, что снять жильё очень непросто. Все объявления ведут к агентам с их комиссией 100%. При всём желании мы не могли даже комнату снять. Хорошо, что было лето, устроились в Парке Победы — деревья, зелень, пруды. Пригодились толстые газеты с вакансиями о работе. На них можно было достаточно комфортно лежать и даже попытаться заснуть.

Перед отъездом в Петербург мы не знали реальных цен на аренду жилья и наивно ориентировались на несуществующие «заманушки» с явно заниженной стоимостью. Из-за отсутствия денег на съём пришлось искать такие объявления, чтобы предоставляли жильё рабочим.

Съездили по нескольким адресам, либо рабов набирают, либо мутные конторы, наверняка, с кидком. Что ещё есть? Курьеры, грузчики, фасовщики, помощники руководителей и так далее. Приезжаешь — кадровое агентство, где надо денежку заплатить с понятным результатом. Вроде привлекательное объявление, звонишь, всё интригующе таинственно, приезжаешь — сетевой маркетинг. Покупай продукцию и впаривай её своим друзьям и родственникам.

Следующие три дня прошли в безуспешных поисках работы и жилья. Встретилась одна интересная вакансия, нас всё устроило, но не прошли собеседование. После «общения» с охраной агентства наши лица оставляли желать лучшего. Это очень мешало, и пока фейс не восстановился, шансов устроиться в приличное место у нас, по сути, просто не было.

Всё это время ночевали в Парке Победы. Несмотря на усталость, сон был очень поверхностный и тревожный. Вроде лето, но с двух-трёх часов ночи становилось прохладно и очень некомфортно. Снять посуточно квартиру или заселиться в гостиницу элементарно не хватало денег, важнее было оставить на еду и проезд. В одну из ночей, пока я находился в полудрёме, к товарищу подошли двое джентльменов и на характерном блатном сленге стали разводить его.

Я услышал разговоры и тут же встал, беседуем два на два. Прикидываю варианты, физически мы их должны спокойно сломать, но один всё время держит руку в кармане и шебуршит там. Вероятно нож или заточка. Поняв, что нас двое и на развод мы не поведёмся, уркаганы стали сливаться с темы. Был соблазн самим их облегчить, но не стали рисковать. Воевать с заточкой или ножом без необходимости не хотелось. Они попрощались и быстро пропали.

На следующий день сильно похолодало, поиски опять закончились ничем, стало ясно, что ночью мы околеем. Приняли решение перебраться на Марсово поле, поближе к вечному огню, у него, по крайней мере, теплее.

Поздним вечером там начинают собираться неформалы, поют Цоя, «Гражданскую оборону» и прочее, в основном рок и панк. Мы смешались с ними и сидели рядом. Цели, конечно, заметно отличались. Нам просто хотелось спать и чтобы было тепло, им тусить и выражать себя.

Ребята неплохие, они ищут себя, на словах все против общества, шаблонов, стереотипов, но у большинства из них нет нужного стержня. Многие из них спиваются и подсаживаются на наркоту под песни кумиров. Это объяснимо и никому не позавидуешь иметь свободный ум, но при этом не иметь твёрдого характера.

Человек понимает всю низменность общества, никчёмность навязываемых идеалов, но не может найти себя в этой системе или создать какую-то свою альтернативу. От этого неизбежно страдает и не в силах отыскать покой и душевное равновесие.

Итог печален. Как правило, со временем на свои взгляды закрываются глаза, считая это пережитком юношеского максимализма. И те, кто ещё недавно выражал протест, идут устраиваться продавцом-консультантом или менеджером по продажам, и на этом человек как свободная личность заканчивается. Протестный ум постепенно деградирует в сторону практичности и «клиентоориентированности».

На Марсовом поле мы переночевали четыре раза, с работой и жильём ничего не сдвинулось. Мой друг решил уехать обратно домой, о чём честно сказал. Он почувствовал, что не любит и не может жить в большом городе, просто это не для него. Я его понял и не стал отговаривать. Сам же остался.

Теперь я при всём желании не мог в одиночку снять даже убитую комнату, даже без комиссии агентам. С родителями общались ежедневно, конечно, они переживали и постоянно спрашивали: чем я занимаюсь, на что живу и как у меня дела. Предлагали деньги и свою помощь. Приходилось обманывать, говоря, что остановился у школьного друга, всё в порядке, деньги есть, выбираю работу.

Вскоре я наткнулся на объявление с разовыми подработками и оплатой в конце дня и, чтобы иметь хоть какие-то деньги, стал разгружать вагоны и фуры. Адский труд. Никогда не мог понять, как такое может выдержать человек, который уже спился и выходит на смену только ради заработка на бутылку.

Как он это делает? В нём жизни уже нет, а он разгружает с тобой наравне. Неужели такая воля выпить потом. Сломленные люди, не пытаются учить и жаловаться, только устало улыбаются. Считают часы до вечера, чтобы выпить и забыться. Окунуться в своё прошлое, когда ещё были мечты и стремления, когда жила вера, что всё будет хорошо и прекрасно.

Мне требовалось срочно решить вопрос с жильём. Ресурсы организма находились на грани, жить на улице становилось всё тяжелее, от переутомления я становился безмятежным зомби. Когда я уже просто не понимал, что делать дальше, мне наконец-то подвернулся нужный вариант.

Я нашёл работу на стройке в ночную смену. Там как раз начинались работы по заливке фундамента жилого многоквартирного дома, и им требовался человек, который мог бы оставаться на ночь, чтобы следить и вовремя откачивать просачивающуюся воду. Место под строительство не соответствовало нормам, вероятно, все проверки покупались.

Меня это не волновало, главное, теперь я мог спать в бытовке, пусть и на убогой, жёсткой, узкой, деревянной скамье, но зато в тепле и безопасности. Деньги платили нормальные, и у меня даже возникла мысль здесь задержаться.

Днём я делал свою несложную физическую работу, а ночью периодически выходил проверять насосы. Меня никто не задевал и я даже втянулся. Так прошёл месяц, но однажды прораб сказал убрать мусор, а если точнее, то помойку на близлежащей территории. На этом моя работа закончилась.

Мне не хотелось уходить в никуда, но переступить через себя я не мог. Условие было жёсткое: либо я убираю, либо увольняюсь. Помимо меня выполнить эту работу обязали мужика, причём с серьёзной квалификацией и проработавшего уже много лет в этой фирме. Тот немного побурчал, посетовал, но взял метлу, лопату, совок и пошёл убирать. А я взял свои вещи и пошёл в сторону метро. Ехать мне было некуда, и я отправился в знакомый парк.

Надо отдать должное, рассчитались со мной по-честному. Вскоре на полученные деньги, я таки смог снять себе простенькую комнату. Пришлось искать через агентов, но уже будучи в квартире и осмотрев комнату, я решил поговорить с собственником напрямую. Объяснил, что хочу снимать его комнату, меня всё устроило, но мне очень не хочется платить этому человеку, и показал в сторону агента. Затем добавил, что готов заплатить за первый месяц аренды на две тысячи больше, и мы тогда договариваемся без всяких посредников.

Мужик думал секунд десять и согласился. Агент пытался чтото возразить, но быстро потух, услышав мою тираду в ответ, и, понурив голову, уныло убрался. Правда, когда отошёл на безопасное расстояние, пообещал мне проблемы с руководством. Но до дела, конечно, так и не дошло.

Я спал на старом продавленном диване, но после парка и скамейки в бытовке это казалось шикарным ложе. Комната была, мягко говоря, очень средняя, но мне хватало. Соседи нормальные, общаться с ними не о чем, но жить не мешают.

ГЛАВА 4

Уже на следующий день я начал искать новую работу. Быть наёмным тружеником и делать карьеру меня никогда не прельщало, всё моё естество бунтовало против такого развития событий. Но как бы ни было тяжело морально, жить на что-то надо, а кроме наёмной работы я тогда не знал, как заработать.

Речь в то время не шла о машинах и квартирах, просто ежедневно хотелось кушать, иметь возможность ночевать в тепле и желательно спать на чём-то мягком.

Помню, ещё маленького, родители и учителя часто спрашивали, кем ты хочешь стать? А я не мог ничего ответить. В 10–12 лет я бы ещё назвал, что хочу стать футболистом, уж очень я любил эту игру. Но затем наступил полный ступор. Я знал, что хочу прожить интересную и полную приключений жизнь, но какую при этом выбрать профессию, в тот момент я даже примерно не представлял.

Первопроходцы, золотоискатели, капитаны, пираты, завоеватели — вот что интересно и романтично, но это уже в прошлом. Врач, адвокат, инженер, учитель, бухгалтер и тому подобное — нужные профессии, но ни к одной из них не лежит душа, они не зажигают.

Вот и приходилось отвечать всем, что пока не знаю — видно будет, говорил только, что обязательно стану получать много денег и сделаю своим родным и любимым подарки, о которых они могут только мечтать. На детскую наивность отвечали в лучшем случае улыбкой. Учась в школе, я абсолютно не предполагал, чем буду зарабатывать на жизнь.

Детский ум воспринимает лишь то, что у всех на виду — это открыть продуктовый магазин или арендовать отдел, чтобы продавать обувь или джинсы. В этот же список — автомойка, шиномонтаж, ещё салон красоты можно, но это для девчонок. Всем этим заниматься также не хотелось, поэтому подростком я старался глубоко не задумываться о будущем, а жил и надеялся, что всё устроится само собой.

Возвращаясь к поиску работы, ежедневно я штудировал газеты с вакансиями от корки до корки. Не зацикливался на чём-то одном и звонил по каждому заманчивому объявлению. За небольшое время я прошёл огромное количество собеседований и несколько раз выходил на «пробный" день.

Как правило, на этом мои трудовые отношения и заканчивались. Причины были разные, конечно, я понимал, что, устраиваясь на неквалифицированную работу, должен полностью принять чужие правила игры, это логично и очевидно, но в то же время я не мог переступить через свои принципы и самолюбие. Для кого-то это может показаться заносчивостью и гордыней — каждому своё.

Как-то раз я устроился в некую компанию, которая сулила большую зарплату и перспективы. Но конкретики не говорили, мол, придёшь и увидишь всё своими глазами. В первый день выхода на работу я встал пораньше, с запасом, привёл себя в порядок, позавтракал, включил вдохновляющую музыку и в отличном настроении, весь наполненный надеждой, отправился навстречу светлому будущему.

Выдался прекрасный солнечный день, тот самый день, когда невозможно не радоваться жизни. Нужно было подъехать не в офис, а к определённому месту, я прибыл на 10 минут раньше.

Там уже стояла машина, я сел в неё — внутри помимо водителя находились ещё два пассажира. Мне сказали, что ждём старшую группы и едем. Она подошла ровно ко времени — красивая, эффектная девушка лет 25–27, села на переднее пассажирское сиденье, и машина тронулась.

Втроём ютиться на заднем сиденье тесновато, но это ерунда, все мои мысли о грядущих обещанных перспективах. На удивление, меня как будто нет, никто не обращает внимания и не задаёт мне никаких вопросов. Я тоже не спешу с расспросами, молча наблюдаю и смотрю в окно. Движемся на приличной скорости, за нами ещё одна машина.

Разговоров в салоне мало, в основном на ничего не значащие бытовые темы, о работе пока ни слова. Едем по направлению к Выборгу, прошло примерно два часа, когда мы въехали в какой-то небольшой городок. Погода замечательная, выходим из машины. После осмотра местности, где-то минут через двадцать, наша старшая собирает всех и сообщает, что в этом дворе будем работать.

К нам подключаются люди со второго экипажа. Все начинают суетиться, к чему-то готовиться, я пока даже примерно не в теме. Вскоре меня прикрепляют к одному парню, и вместе мы идём в ближайший подъезд. Поднимаемся на верхний этаж и, спускаясь сверху вниз, начинаем подряд обзванивать все квартиры. Текст примерно такой: «Здравствуйте. В квартире есть пенсионеры или льготники?» Если ответ положительный, далее следует: «Сейчас в вашем дворе состоится собрание для пенсионеров и льготников. Будет очень важная информация, нужно обязательно явиться».

И так квартира за квартирой. Примерно через час во дворе собралось около тридцати-сорока человек. Девушка, наша старшая, берёт микрофон, представляется кем-то из соцзащиты или здравоохранения, точно уже не помню, и начинает концерт, тщательно подготовленный и вызубренный.

Она освещает некоторые общие вопросы, даёт советы по здоровью, рассказывает немного о вредных продуктах, экологии и прочем. Затем происходит плавный переход к тому, что именно в вашем районе такая-то смертность, называет основную причину и прогнозирует печальный исход. Старики находятся в подавленном состоянии.

Далее сообщает, что мы приехали проверить, как исполняется государственная программа, насколько люди освоили и пользуются некими чудо-приборами. Пенсионеры в недоумении говорят, что им ничего не привозили и они никогда об этом не слышали.

Девушка начинает талантливо изображать удивление, шок, затем негодование, звонит как бы своему начальству, докладывает ситуацию, просит о помощи в решении данного вопроса. После этого разыгранного звонка торжественно заявляет, что виновные будут наказаны и более того, в качестве компенсации, она выбила у своего руководства скидку.

И самое важное, к счастью, она захватила с собой несколько аппаратов, приборы лежат в багажнике, количество сильно ограничено, и надо записаться в очередь на получение. Ценник что-то около 10 000 рублей. Старики, опасаясь, что не достанется, в ажиотаже бегут домой за заначкой.

Во время всего действия по периметру стоят, как их красиво называли — «менеджеры социальной защиты». Я тоже должен был выполнять эту роль. Поначалу в обязанности входят две функции — это собирать народ, ходить по квартирам или на улице цеплять, а затем мониторить и контролировать ситуацию, чтобы не допускать негатива.

Как только кто-то из толпы начинал задавать неудобные вопросы или говорить своё мнение на этот счёт, с ним тут же требовалось провести беседу и увести в сторону, где запугать и проследить, чтобы тот убрался. Высший карьерный рост — стать старшим в группе, то есть быть разводилой, вести с толпой общение, являться «официальным представителем».

Всё стало понятно, и мифы о таинственной работе стали стремительно испаряться, но, тем не менее, ещё оставалось любопытство, да и спешить мне было некуда. Во время этого представления я стоял рядом с менеджером, которому вменялось в обязанности обучить меня всему процессу.

Пока пенсионеры побежали искать деньги, мы следили за обстановкой, и, воспользовавшись затишьем, я начал его аккуратно расспрашивать.

Он пытался выглядеть скрытным, но ощущение собственной важности оказалось сильнее, и менеджер приоткрыл ключевые цифры. В фирме он работал уже четыре месяца и мечтал стать старшим разводилой. По его словам, он получал около 50–60 тысяч рублей в месяц, главная в группе зарабатывала примерно в три раза больше, что на тот момент являлось весьма внушительной суммой.

Остаётся только гадать, сколько получали организаторы фирмы. Сам чудо-аппарат закупали по 200 рублей в Китае, а продавали уже за десять тысяч или около того. Конечно же, ничего полезного в нём не было. В фирме работало 10–12 экипажей, которые ежедневно разъезжались в разные направления Ленинградской области. Также регулярно происходили командировки в Карелию, Новгородскую и Псковскую области.

Минут через двадцать нас с менеджером послали пройтись по близлежащим территориям, зазывать на собрание новых участников, чтобы выжать по максимуму и создать дополнительный, искусственный ажиотаж. Мы разделились, по пути я встретил трёх пенсионерок и сказал им ни в коем случае не покупать товар, который продают в их дворе.

У меня имелось несколько свободных минут, я ходил и раздумывал — требовалось решить, что делать дальше. Деньги хорошие, но о такой работе не могло быть и речи, я знал, что никогда на это не пойду, просто представил на секунду свою доверчивую бабушку. Встал вопрос: как мне уйти?

Самый простой и разумный вариант — сделать вид, что всё в порядке, изобразить работу и рвение, доехать с ними обратно до Петербурга и просто больше не выходить на работу. Как говорится, «слиться по-тихому».

А как быть с этими пенсионерами, закрыть глаза и не обращать внимания? Логика и инстинкты подсказывали, что это самый оптимальный и безопасный вариант. Но как потом с этим фактом жить? Конечно, об этом малодушии никто не узнает, но себя не обмануть. Сколько раз в жизни это понимание заставляло совершать поступки с неопределёнными последствиями, без всякой выгоды и с различной долей риска. Делать только потому, что по-другому не можешь.

…И вот уже выстраивается очередь на покупку чудо-аппарата.

Продавцы и покупатели улыбаются, всё идёт по плану — у одних предвкушение денег, у других надежда на излечение. Внутри у меня всё напряжено до предела, я никогда не был трусом, но выступать на публике, тем более с такими заявлениями, это очень нервно. В такие моменты побороть неуверенность всегда помогала гордость, только она движет решительными действиями.

Я встал где-то в двух метрах от очереди и сказал: «Минуту внимания, уважаемые пенсионеры, данный прибор не стоит этих денег, он ничего не лечит, а всё это представление — хорошо продуманное мошенничество».

Началась бурная дискуссия, меня сразу же попытались оттеснить и убрать в сторону. Я не дался. На бойню при своих клиентах менеджеры не решились и, взяв в плотное кольцо, лишь сверлили ненавидящими глазами. Среди пенсионеров пошла волна. Некоторые, что уже стояли в очереди и трясли деньгами, стали шушукаться и обсуждать, что они сразу так и думали.

Другая, большая часть старушек требовали, чтобы им поскорее продали дефицитный товар. Я попытался им ещё раз донести, что их обманывают, но в ответ услышал только пожелание убираться подальше. Старухи орали, что я мешаю им покупать здоровье.

Увидев выгодную реакцию толпы, трое менеджеров с силой меня хватают, начинают тянуть и толкать. Я резко вырываю руки и тому, кто более удобно стоял, наношу удар точно в челюсть.
Попал отлично, тот упал, его напарники на несколько секунд замерли в нерешительности. Быстро подобрав с земли увесистый камень, я крикнул, что размозжу им любого, кто за мной рыпнется, и пошёл в сторону трассы.

Заметив, как упал «менеджер по социальной защите», большинство пенсионерок с ненавистью погнали на меня свой старушечий гнев, рвали глотку, что я хулиган, провокатор и по мне тюрьма плачет. Менеджеры и старшая группы угрожали вслед, что у них есть мои данные, и они по-любому меня накажут, старушки на это довольно улюлюкали. Никаких разборок после этого не было, остался лишь осадок на душе. Я брёл в замешательстве, как же так, хотел уберечь, рисковал, а тут… Что поделать: старость, глупость, стадность мышления, да и я, видимо, не великий оратор. Ладно, по крайней мере, перед самим собой оказался честен, а это самое ценное.

Машину было долго не поймать, добирался в итоге на трёх попутках, дома оказался только в полночь, помылся и завалился спать. Завтра будет новый день.

ГЛАВА 5

В течение недели я вновь безуспешно пытался найти работу, деньги подходили к концу, и нужно было срочно куда-то устраиваться. При этом желательно, чтобы оплата происходила в конце рабочего дня или хотя бы раз в неделю.

Я вспомнил, что уже как-то подрабатывал, разгружая фуры и вагоны, вот к этому и пришлось вернуться. Несколько ночей подряд я выгружал различный товар из вагонов, там же познакомился с одним мужиком, выглядел он слегка за пятьдесят. Почти всегда был молчалив, с грустными серыми глазами и от него постоянно веяло запахом перегара.

На одном из немногочисленных перекуров он подошёл ко мне, дал пару советов, как лучше брать ящик, чтобы меньше нагружать спину, заодно спросил немного за жизнь. Не знаю почему, но этот грузчик общался только со мной, возможно, я ему чем-то напомнил его самого в молодости.

Я не лез к нему в душу, не задавал вопросов, он сам периодически рассказывал о себе. Мне было не очень интересно, скорее я слушал его из вежливости, он говорил туманно, без логики и конкретики. В его словах лишь чувствовались большие сожаления, что жизнь сложилась именно так и он не использовал свои шансы. Особенно он ругал себя за то, что в начале девяностых годов побоялся рискнуть в некоторых ситуациях. Потом у него случился развод с женой, безденежье и что-то внутри сломалось.

Мне показалось, что в прошлом это был крепкий и уверенный в себе человек, но в годы перемен просто не сумел правильно сориентироваться и поймать нужный ветер, после этого надломился и больше не смог восстановиться. Теперь пьёт, живёт один. Смысла жизни ни в чём не видит.

Он мне подсказал, что хорошо заработать можно в порту. Работа там адски тяжёлая, сам он уже физически не может потянуть, но у меня может получиться. Дал адрес и телефон. Я его поблагодарил и загорелся желанием получить в несколько раз больше и быстрее, чем на разгрузке этих вагонов. Надо было скопить немного денег, а там видно будет.

Придя с ночной смены, я поспал часа три и, как только меня разбудил мерзкий звук будильника, сразу набрал данный мне номер телефона. На том конце ответил грубый мужской голос и назначил встречу в офисе на 14.00.

Добираться оказалось недолго, я подъехал вовремя, офис состоял из пары небольших кабинетов, весь коридор был захламлён разными коробками. Никаких секретарш, охраны, стульев для ожидания, растений и прочего антуража. О презентабельности никто не беспокоился, всё выглядело очень просто.

В коридоре у окна стояли двое и курили. Спросили, по какому я вопросу. Я ответил, что по поводу работы. Один из них указал на слегка приоткрытую дверь и сказал: «Тебе туда».

Я вошёл в кабинет, на столе пустовали несколько чашек, с торчащими оттуда чайными пакетиками, рядом находилась огромная тарелка с овсяным печеньем. В кресле сидел крупный усатый мужчина примерно сорока пяти лет. По выправке и манере общаться он очень походил на бывшего военного.

Поздоровались, он предложил мне присесть. Не было никаких анкет с глупыми вопросами типа: укажите свои сильные качества, укажите свои слабые качества, почему вы выбрали именно нашу компанию, где работают родители, что вы больше всего цените в коллективе, и прочее в этом же духе.

Также он не спросил про образование, опыт работы, рекомендации с предыдущих мест. Всё свелось к обычному разговору. Краткое описание условий и порядок расчёта. На это ушло максимум две минуты. Затем мужчина пристально посмотрел на меня и спросил, знаю ли я, что меня ждёт? Я ответил, что слышал про то, какая это тяжёлая работа, но хочу и готов попробовать. Он чуть подумал и добавил, что попробовать, конечно, можно, но остаются работать и дорабатывают здесь, хотя бы до первых денег, примерно один из десяти, остальные не выдерживают и нескольких часов.

Меня это насторожило, но виду я не подал. Да ему, в целом, это было и не важно, он в любом случае ничего не терял. Как я понял позже, там имелся постоянный поток. Ежедневно часть людей увольнялась, а часть новых, свежих бедолаг приходила пробовать свои силы. Он взял мой номер телефона и сказал, что мне позвонит бригадир и расскажет, когда и куда подъезжать на первую смену.

Прошло два дня, но звонка от бригадира так и не поступило. Его номера я не знал, поэтому сам позвонил в офис, там меня успокоили, ответив, что корабль подойдёт со дня на день и вызов на работу может произойти в любой момент. Так и случилось, на следующий день утром позвонил бригадир и сказал, что сегодня смена, сбор вечером в 18.30 у метро «Балтийская».

Я приехал на место, там уже стояли трое парней, они над чемто прикалывались и пили энергетики. Мы дождались ещё двоих, сели в маршрутку и поехали в сторону порта. Прошли проходную, затем ещё минут десять топали мимо каких-то неведомых, старых строений.

Наконец, вошли в здание, которое, судя по всему, десятилетия не видело ремонта. Внутри помещения по краям стояли длинные скамейки, по всей стене на уровне среднего человеческого роста были не до конца вбиты гвозди, на которые вешалась верхняя одежда. На полу повсюду грязь, лишь кое-где, чтобы не замарать носки, валялись кинутые под ноги картонки. Это называлось раздевалкой.

Всего бригада состояла из двенадцати человек. Оплата была сдельная и делилась на всех одинаково, у бригадира выходило чуть больше. В таких коллективах слабых и халявщиков никто держать не будет — делить-то поровну, и ненужный людской балласт выкидывали быстро.

Я мельком оглядел коллектив, пока мы переодевались. Ребята были в основном молодые, от 20 до 30 лет, все без грамма жира и очень жилистые. Почти у всех парней вены на руках выступали, как у профессиональных бодибилдеров. И даже при небольшом движении кисти все мышцы и сухожилия начинали играть.

Меня только спросили, как зовут, и рассказали, что корабль, который пришёл, нужно разгрузить за три дня. Смена длится 12 часов, работа в ночь. С восьми вечера до восьми утра. Ещё мне с гордостью сообщили, что у них передовая бригада, и они зарабатывают больше других, но и вкалывать надо гораздо сильнее. Не могу сказать, что эта информация меня очень обрадовала.

Бригада была разделена на две группы. Одна часть отправлялась в трюм корабля — нагружала в нём поддоны с коробками, докер краном вытаскивал поддоны на улицу и ставил их на площадку. Вторая группа уже разбирала и раскидывала товар по фурам, которые стояли неподалёку и подъезжали одна за другой.

В этот день мы разгружали бразильский корабль с коробками бананов. Как мне сказали, это не самая тяжёлая продукция. Наиболее лютые смены, когда разгружаешь замороженную птицу, и я оценил это через какое-то время в полной мере.

Сейчас уже не помню точный вес бананов, что-то около двадцати килограммов. Вроде не так много, но если совершаешь несколько тысяч движений с этим весом, довольно скоро появляется резкий негатив к данным фруктам, а под конец смены просыпается ненависть и к самой Бразилии. Адекватное отношение к этой интересной стране вернулось ко мне исключительно после отдыха и полноценного сна.

За 12 часов рабочей смены было только два небольших перерыва по 25–30 минут. Всё остальное время — это непрерывный конвейер. Ни минуты отдыха, нельзя ни в туалет отлучиться, ни по телефону поговорить. Каторжный, непрерывный, однообразный труд. Между собой говорили мало, да и о чём говорить, работа до тупости проста, и болтать не оставалось ни сил, ни желания.

Первые признаки усталости появились у меня через час, и дальше утомление неизменно нарастало. К первому перерыву, через 4 часа работы, я уже был крайне уставшим. Стали появляться нелогичные мысли, что вроде не так-то мне и нужны деньги, разум исподтишка пытался остановить это издевательство над телом.

У фирмы имелась хитрая система денежного расчёта для новичков. Зарплату ты мог получить только после того, как будет полностью разгружен корабль. Как правило, это не менее трёх смен, зачастую больше. Если не вышел хоть на одну — лишение зарплаты. За отработанные только несколько часов или даже за одну целую смену никаких денег не получишь. Об этом говорят сразу, но большинство верят, что уж 3–4 смены они точно смогут отработать.

Как же они заблуждаются. Помимо меня трудился ещё один стажёр, и он слинял всего через полтора часа работы. Просто не выдержал. Я же решил продолжить и вышел после первого перерыва, хотя и были серьёзные сомнения, справлюсь или нет.

Первые полчаса после отдыха прошли относительно неплохо, но дальше, словно снежный ком, налетела всепоглощающая усталость. Я считал себя хорошо подготовленным физически, но здесь требовалась особая закалка и привычка. До начала последнего перерыва мне удалось продержаться исключительно на самолюбии и воле.

В раздевалке я не слышал никого, словно сидел в каком-то вакууме. Почему я вышел на заключительный отрезок? Сам не знаю, что-то внутри не давало сдаться, внутренний стержень не гнулся и толкал дальше.

Как ни странно, третий отрезок прошёл легче второго. Наверное, потому, что вожделенный отдых был совсем близок и осязаем, да и двигался я практически на автопилоте, ничего не соображая и потеряв счёт времени. На следующий день, уже относительно отдохнувший, я пытался вспомнить и, к своему удивлению, не мог восстановить в памяти, что происходило со мной в эти часы.

Утром после смены я добрался до дома и, даже не покушав, без сил рухнул спать. Провалился часов на девять беспробудного сна. Хорошо, что завёл будильник, если бы не настойчивая мелодия звонка, я, наверняка, ещё бы целые сутки давил подушку. Продрал кое-как глаза, телом не пошевелить, мышцы забились и ноют.

Началась борьба с самим собой. Я уже знал, что меня ждёт, к тому же не отошёл ещё от предыдущей ночи. Надо решать. Если бы возможно было получить деньги за одну смену и больше не выходить, скорее всего, я бы так и сделал.

А так очень обидно ничего не заработать, пройдя такую экзекуцию. И в то же время нет никакой гарантии, что я смогу опять выдержать. Лежу минут десять в раздумьях, включаю старенький телевизор для фона, механически щёлкаю каналы. И тут натыкаюсь на фильм «Рокки» — плохо и-дёшево снятый, но с жизнеутверждающим сюжетом и потрясающей музыкой. Идёт как раз сцена, где главный герой тренируется и звучит мотивирующая музыка.

Этот ролик придаёт мне душевных сил, вновь появляется огромное желание добиться успеха наперекор всем обстоятельствам. Я тут же вспоминаю дом, родных и близких, как обещал себе никогда не сдаваться и бороться всегда до конца. И в таком решительном настрое встаю, принимаю горячий душ и выдвигаюсь на работу.

Ребята встретили меня уже как своего. Те, кто вместе проходят испытания, начинают намного более уважительно относиться друг к другу, нежели люди, работающие в тепличных условиях.

Я прошёл вторую смену, прошёл и третью. Получил деньги, по тем временам весьма приличную для работяги сумму. До следующего корабля был отдых двое суток, и я успел относительно восстановиться. Дальнейшие разгрузки давались мне уже заметно легче, не считая, конечно, судна с замороженной птицей.

В общей сложности я отработал чуть больше месяца. Затем почувствовал, что если стану продолжать, просто оставлю в этом порту своё здоровье. Пацаны сгорали как спички, такие нечеловеческие, постоянные нагрузки рано или поздно убивают любой организм. Большинство парней сидело на спидах и энергетиках, на них во время смены и держались, затем наступали жуткие депресняки.

Я рад, что смог пройти весь этот ад и вовремя остановился. Помимо зарабатывания денег, я искал дополнительную мотивацию, чтобы заново выходить на разгрузку. Придумал себе, что это такое испытание в жизни, которое закалит и сделает меня сильнее.

ГЛАВА 6

Заработанные в порту деньги позволили немного расслабиться и на время перевести дух. Хватило даже, чтобы на несколько дней вернуться домой и сделать приятные сюрпризы своим близким.

Это невероятное чувство, когда исполняешь какое-то желание дорогого тебе человека, пусть и небольшое по сумме. Здесь важны, в первую очередь, не столько стоимость, а момент неожиданности и приятные эмоции. Внимание, которое ты от души даришь своим любимым.

Сам никогда не любил принимать подарки, даже испытываю определённую неловкость от этого. Но дарить обожаю, это необыкновенно вдохновляет. Главное делать это не пафосно и претенциозно, а как бы между делом, тогда чувствуешь себя сильным, появляется внутреннее удовлетворение. Когда видишь, что доставил искреннюю радость своим близким, минутное ощущение счастья просто зашкаливает.

Я, конечно, не прекращал думать, как и на что жить дальше. По моим расчётам, при правильной экономии полученных денег должно было хватить примерно на два месяца. Мне очень не хотелось возвращаться на тяжёлые работы, и я прикидывал различные варианты для заработка.

Абсолютно оставалось не понятно, куда податься и чем заниматься, я не видел страсти или идеи, которая бы жгла изнутри и не позволяла усидеть на месте. Иногда мне казалось, что я приблизился к разгадке, но начиная заниматься новым увлечением, вскоре понимал, что это совсем не то, чего просила моя душа.

В тот период времени я впервые на канале НТВ увидел бои по смешанным единоборствам, транслировали турниры японской организации «Прайд». Братья Емельяненко, Харитонов, Зенцов, Сулоев, Мирко Крокоп, Ногейра, Вандерлей Сильва, Руа — эти имена и их бои по-настоящему меня перевернули. Я загорелся желанием стать профессиональным бойцом.

Сейчас открыто множество разных бойцовских клубов, этот спорт уже во многом стал популярнее бокса, регулярно проводится огромное количество всевозможных турниров. Но тогда ничего подобного даже близко не было. Полноценно существовал, по сути, только один единственный клуб в Питере. Легендарный «Red Devil» на Обводном канале.

Маленькая раздевалка, небольшой зал с еле втиснутой в него клеткой, и если собиралось больше пятнадцати человек на тренировку, становилось очень тесно. Но, несмотря на всё, сколько известных бойцов прошло через этот клуб.

Я тогда понятия не имел о гонорарах бойцов, контрактах и всего закулисья. Наивно думал, что месяц потренируюсь и выйду выступать на ринг в небольших турнирах. Первое время буду зарабатывать хотя бы просто на текущую жизнь, но через два-три года выйду на серьёзный уровень и начну деньги лопатой грести. А ещё через пару лет стану чемпионом мира.

На чём была основана моя вера? Не знаю, наверное, это обычная глупость и самоуверенность. Хотя я отлично тогда понимал, что к моему возрасту профессиональные спортсмены подходят с гораздо лучшей базой и подготовкой, чем у меня. Всё, что я имел, это занятия в тренажёрке и несколько лет секции бокса. Своим козырем я считал большое количество уличных драк — бесценный опыт, особенно в плане психологии и духа.

Перед первой тренировкой ощущал серьёзный мандраж. В голове витали мысли, что как только я приду, для меня сразу устроят проверку — выпустят на ринг с опытным бойцом и заставят биться до потери сознания. Тогда вся эта сфера боёв была окутана мифами и тайнами о подпольных, нелегальных турнирах. Американские фильмы с их закрытыми турнирами драконов только добавляли мистический антураж.

Я не так сильно опасался того, что мне могут сделать больно и жёстко вырубить. Больше переживал о том, что после поражения меня выгонят, и я потеряю свою мечту тренироваться и выступать. Поэтому я шёл на первую тренировку, как на самый большой бой в своей жизни.

Но все мои опасения абсолютно не подтвердились, это стало сразу ясно. В клубе занимались нормальные, приветливые парни — была обычная, спортивная обстановка. Те же принципы тренировок, что на боксе или в любой секции единоборств. Разминка, наработка техники, спарринги и в конце упражнения на выносливость. Спарринги не на убой, а больше на технику. Хотя бывало, конечно, увлекались и зарубались, но так везде, на боксе уж точно регулярно случалось.

Тренировался я с огромным усердием, выкладывался на полную катушку. Ребята все интересные были, кто-то занимался до этого борьбой или боксом, некоторые пришли из кикбоксинга, самбо, пауэрлифтинга, периодически заходило несколько человек из фанатской группировки «Зенита». В общем, контингент встречался самый разный, но, несмотря на жёсткость и различия, конфликтов не происходило, микроклимат был отличный.

Уверен, в спорте самые лучшие и уважительные отношения внутри коллектива у тех, кто занимается боевыми видами спорта, там, где выходишь с противником один на один. Это особый настрой и психология. Ведь либо ты, либо тебя, и помощи с подстраховкой ждать не от кого, при этом бой или схватка могут пойти непредсказуемо, боль и травмы здесь обычное дело.

Думаю, поэтому в таких секциях нет издевательств над младшими или слабыми, все стараются помогать и подсказывать друг другу. И даже, несмотря на то, что в спарринге можно завестись и разодраться всерьёз, в конце тренировки в любом случае мир и взаимное уважение. На этом фоне разительное отличие с коллективными видами спорта. Может, это отбор такой, британские учёные, наверняка, скоро докажут.

Я ходил в детстве несколько лет на футбол, немного занимался другими игровыми видами. Коллектив почти везде был гнилой, слабых и младших гнобили, их подавляли и унижали морально. Меня никто не трогал, но некоторые талантливые ребята просто бросали из-за этого тренировки. Сейчас бы я заступился за них, но в 10–12 лет всё казалось по-другому и я не заморачивался. Злые волчата. От многих своих знакомых слышал похожее мнение.

Познакомившись в «Red Devil» с ребятами, которые уже давно занимались, я начал интересоваться и собирать информацию о выступлениях и заработках. Разочарование оказалось сильным, в то время платили 100, в лучшем случае 200 долларов за бой.

Если будешь побеждать и проявишь себя, есть вариант выйти на 500, но на это может уйти несколько лет, и далеко не факт, что получится достичь такого уровня.

Учитывая, что полноценно выступать на профессиональном ринге больше 4–5 раз в год вряд ли удастся, на эти деньги, даже при хороших раскладах, просто физически не выжить. По-настоящему серьёзные цифры зарабатывают только чемпионы и элита — лучшие 10–15 бойцов мирового дивизиона в каждой весовой категории. Середняки и получают средненько. А уж новички и вовсе чаще всего живут за чужой счёт.

В Питере среднего уровня турниры в основном проходили в казино «Конти» на Кондратьевском проспекте или в других подобных клубах, где за столиками сидели богатые дяди со своими тёлочками, попивали вискарик и выкрикивали всякую херню. Перспектива биться за копейки на потеху разным мудакам резко снизила мою мотивацию.

Бросать тренировки я не стал, но планы пришлось сильно корректировать и мечты о быстрых деньгах моментально испарились. А продолжил только потому, что очень хотел этим заниматься, имелось огромное желание добиться действительно серьёзных результатов и реализовать свой потенциал. Деньги стояли на втором месте, мне они крайне нужны были для начала, просто для поддержания текущего уровня жизни.

Время шло, мои скудные накопления стремительно таяли, требовалось найти источник дохода. Умом я понимал, что выступать профессионально ещё не готов, но очень нужны деньги. И заработать их хочу именно в бою, не размениваясь на наёмную работу. Обратился к тренеру, так и объяснил ему, что сижу без цифр и готов выйти на любой бой — где угодно и с кем угодно.

Он ответил: «У тебя есть дух, но после полутора месяцев тренировок на профессиональный ринг не выходят, и никто не станет подставляться и рисковать, допуская тебя на бой. Минимум ещё полгода тренировок, а там видно будет, потенциал у тебя хороший, стараешься от души, но нужно время».

Жаль, но что поделать, кушать и платить за жильё надо — пришлось искать работу с возможностью совмещать тренировки.

Я был тогда один и умел экономить, в то время, включая аренду комнаты, 20–25 тысяч рублей в месяц мне вполне хватало. Но даже чтобы их получить, надо где-то полноценно работать. А кем работать, не имея специальности, опыта и связей?

Вариант первый — грузчик, комплектовщик, разнорабочий. Кто работал физически на складах или стройке, в курсе, что после такого трудового дня не сильно тянет в зал тренироваться. Это только в фильмах человек может отпахать тяжёлую смену, а вечером идти и выкладываться в спортивном зале.

И ведь это надо делать постоянно. Хочется и можно себя заставить, но выхлопа от таких тренировок не будет: организм элементарно не сможет успевать восстанавливаться, быстро наступит перетренированность и результаты только упадут. Здесь может помочь только супергенетика или фармакология. Организм у меня обычный, а допинг принимать я категорически не хотел.

Вариант второй без специальности, опыта и связей — это официант или другая обслуга. Отпал сразу и однозначно, никогда не был и не стану халдеем. Решил попробовать относительно нейтральный третий вариант и устроился охранником в бизнес-центр. Тоже противно, но из имеющихся зол — наименьшее, а главное, я рассчитывал, что у меня получится совмещать такую работу с тренировками.

ГЛАВА 7

Объектом, который мне предстояло охранять, стало солидное здание в несколько этажей на Петроградке. В первые дни обучали, рассказывали и показывали, так сказать, вводили в «специальность» и курс дела.

Там имелось несколько постов, изначально я чаще всего сидел на «вертушке» при входе в бизнес-центр. Люди проходили по пропускам, требовалось тупо сидеть и наблюдать, периодически появлялся какой-нибудь курьер или посетитель, и его данные нужно было записать в журнал.

Для разнообразия мы иногда менялись постами, и второй моей обязанностью стал обход территории вместе с ещё одним охранником. Скучная, нудная работа, но терпимо. Вечером вполне можно успеть на тренировку, при этом сохранив достаточно энергии.

Две недели прошли ровно, а затем ввели новый график с обязательным чередованием постов. За смену необходимо было подежурить на каждом из имеющихся, то есть два часа находишься на одном, потом переходишь на другой и так далее.

Всё бы ничего, но один из постов находился у входа в бизнес-центр, где приходилось стоять у двери, и главной обязанностью являлось держать места на парковке для «уважаемых» людей. Перед каждым парковочным местом ставилась фишка, существовал список машин, штук 15–20, номера и марки которых заставляли выучить. Когда один из этих «избранных» автомобилей подъезжал, требовалось подойти и убрать заграждающую фишку, чтобы водитель сразу мог завернуть на стоянку и его босс не терял времени. Другой же транспорт, которого не было в списке, следовало оттуда гонять и ни в коем случае не разрешать парковаться.

Уже совсем скоро подходила моя очередь заступать на этот пост. Стою и размышляю. Опять передо мной выбор.

С одной стороны не самая тяжёлая работа, которая позволяет идти к своей мечте, даёт возможность тренироваться, чтобы через несколько лет стать чемпионом мира со всеми вытекающими приятностями, по крайней мере, тогда я в это искренне и наивно верил.

С другой стороны, как через себя переступить? Некоторые, возможно, не увидят в этом ничего особенного, но для меня такое занятие унизительно.

Да, на этой работе я в любом случае временно, друзей у меня здесь нет и уже ясно, что не будет, ни с кем в будущем отношения я также не собираюсь поддерживать. Мои близкие и люди, которых я люблю и уважаю, об этом не смогут никогда узнать, а самому рассказывать можно всё что угодно. По типу работал секьюрити в крупном бизнес-центре, охранял серьёзных дядей, по некоторым меркам это даже престижно.

Если вдруг стану очень знаменитым, то сей малозначительный факт никогда и нигде не всплывёт, а даже если сильно теоретически какой-нибудь журналист вызнает и задаст неудобный вопрос, то всегда можно представить тему с нужной стороны. Мол, шёл к своей мечте, несмотря ни на какие преграды, терпел трудности и лишения, и далее в таком ключе.

Да и всем плевать, кому я вообще интересен, даже у самых великих хватает и косяков, и «скелетов в шкафу». А уж тут такая мелочь по нынешним временам. Очевидно, что только я лично сам себя накручивал и загонял по данному вопросу. Всем остальным реально пофиг на это.

Но как быть со своим нутром, его ведь никогда не проведёшь? Можно, конечно, попробовать успокоить себя тем, что это обычная гордыня, порок, от которого нужно избавиться и попытаться тем самым перехитрить душу. Более того, представить, как будто идёт духовный и личностный рост, якобы происходит избавление от заносчивости, проявив некое смирение и победив гордыню. Но по факту — всё это фальшивый самообман!

Как только появилась новость об обязательном для всех дежурстве у парковки, я пообщался с ребятами-охранниками из моей смены и обсудил с ними эту ситуацию. Для себя я всё уже решил, но хотел услышать их мнение. Большинство из них искренне не понимали, что меня смущает. Один, который был постарше, сказал: «А что делать, работа такая, бывает намного хуже».

Нашёлся шустрый паренёк, который регулярно и раньше находился на этом посту по своему желанию, когда ещё можно было выбирать. Так он вообще уверял и считал это самым лучшим местом и искренне сожалел, что теперь его придётся делить на всех. Я поинтересовался: «С чего вдруг оно тебе нравится?» Ответ оказался по-житейски прост: «Там часто дают чаевые». И начал рассказывать мне свою систему получения милостыни.

Для этого следовало быть внимательным и стараться заранее увидеть подъезжающий автомобиль. Затем очень быстро метнуться и отодвинуть фишку, чтобы машина сходу могла запарковаться. После того как из салона выйдет «уважаемый" человек, необходимо громко поздороваться, слегка наклонив голову вперёд, при этом по возможности нужно стоять от него по правую руку так, чтобы он одним движением мог дотянуться до тебя и передать чаевые. Паренёк рассказывал, что частенько давали полтинник, а несколько раз ему даже соточка перепала. От этих слов он довольно улыбнулся.

Я брезгливо отвернулся, такая рабская психология вызывает нескрываемое отвращение. У него не было нужды больше, чем у других, и главное, он получал от этого чуть ли не удовольствие и даже хвастался своими навыками получать ничтожные подачки.

Такие шныри частенько считают себя недооценёнными, и в душе ненавидят богачей, у которых заискивающе берут жалкие крохи. За маской жизнерадостности и уверенности в себе скрывается жуткая зависть, что у одних есть всё, а у него — ничего. У таких людей частенько бывают проблемы с женщинами. Им либо не дают вовсе, либо жёны гуляют. От этого они считают, что все бабы — шлюхи и стервы.

Выбор я сделал — опять в никуда, снова в неизвестность. На пост я вышел, не стал трусливо убегать с работы, но решил просто стоять у входа и, естественно, даже не прикасаться к этим фишкам. Первые 15 минут ничего не происходило, затем подъехала одна из машин, которая находилась в списке избранных. Водитель постоял секунд двадцать, увидел, что я не собираюсь подходить, сам вышел из автомобиля, отодвинул фишку и припарковался.

Пассажирская дверь открылась, и ко входу в бизнес-центр направился солидный человек в дорогом костюме, не повернув на меня даже голову, он спокойно прошёл в здание, за ним плёлся его водитель, недовольно посмотрел на меня, но ничего не сказал.

Ещё минут через пять подъехала другая машина, также из списка. Почти сразу водитель начал мне сигналить, сделал 5–7 гудков, нервно вышел, резким движением убрал фишку и заехал на парковочное место.

Его хозяин, толстый человек в очках, неспешно вышел, подходя к входу, с любопытством посмотрел на меня и спокойно сказал, что я, наверное, новенький и ещё не знаю правил. Я ответил, что всё об этом знаю. Тот улыбнулся и зашёл. Следом, красный от негодования, неся его портфель и какую-то сумку, забежал водитель.

Совсем скоро к парковке подкатил старенький, убитый «фольксваген», из него вышла девушка и стала отодвигать фишку, затем увидела меня и сказала: «Извините, пожалуйста, можно я на 10 минут оставлю машину, а то больше негде поблизости найти место?»

Я чуть улыбнулся и кивнул. Приятная вежливая девушка. И я, стою такой, в этой уродливой форме охранника, было очень неприятно и неловко за себя. Меньше чем через минуту выбежал мой начальник смены и начал взволнованно, по-заговорщически тихо, объяснять мне, что этой машины не должно здесь находиться.

Он был ещё относительно молодым парнем, на вид где-то 30–35 лет, уже лысоватый и с бегающими глазами, постоянно какой-то-дёрганный и всего опасающийся. Я ему ответил, что она через 10 минут уедет. Начальник явно психовал: «Да мне хоть 20 секунд, здесь нельзя стоять, ты это понимаешь? Тут же камеры, и если это увидят управляющие, знаешь, как нам жопы порвут?»

У меня вырвался смешок, и я ему ободряюще говорю: «Хорошо, если у тебя из-за этого возникнут проблемы, можешь всем сказать, что это я организовал такую злостную диверсию и готов понести самое суровое наказание». Тут ему что-то передали по рации, и он, ничего не сказав, убрался обратно в здание.

Буквально через пару минут подъехала чёрная «Ауди-А8». Начинает мне сигналить, я стою на месте, затем водитель-дёргано открывает дверь, выбегает и с силой пинает ногой фишку, также нервно садится обратно и паркуется. Из машины со стороны пассажира вылетает небольшого роста, плюгавый человек и гневно бросает мне: «Эй, сынок, ты чё тут стоишь и ни хрена не делаешь. Тебя где нашли вообще?» Я уже на взводе и в ответ ему: «Ты чё, старое говно, во мне халдея увидел?» Тот одновременно в бешенстве и замешательстве: «Я пошёл к твоему начальству, ты больше здесь никогда не будешь работать». Я вдогонку ему: «Да мне по хер на эту работу и лично на тебя».

Как ни странно, на этом всё закончилось. Он ушёл в бизнес-центр, его водитель начал курить неподалёку, отвернувшись в другую сторону, как будто ничего не произошло. Я постоял несколько минут и зашёл в здание. В общих чертах все охранники уже знали, что случилось. Но никто ничего мне не сказал — ни слов осуждения, ни поддержки. Даже начальник смены только спокойно отметил, что зря я погорячился, такую работу непросто найти. Я парировал, что каждому своё. Взял вещи, попрощался с некоторыми ребятами и ушёл. Думал, кинут с деньгами после такого увольнения, и уже прикидывал в голове возможные варианты мести, но в расчётный день всё до копейки перевели на мою карту. Сумма хоть и небольшая вышла, но за честность было приятно.

ГЛАВА 8

Я продолжал раздумывать над тем, чем можно зарабатывать на жизнь, при этом сохранив возможность тренироваться. Дни шли, но ничего толкового в голову не приходило, это ужасно давило и раздражало. Мне захотелось немного отвлечься, к тому же я очень соскучился по своим родителям, и поэтому на 2–3 дня решил приехать в свой родной город. В первый вечер все вместе душевно пообщались за семейным столом.

На следующий день я договорился встретиться с парнями, в своё время мы провели немало весёлых деньков, возникло желание вспомнить прошлое, пожарить мясо, попить пивка. Близких друзей там не было, просто хорошие приятельские отношения. Собрались на даче у одного из них, отлично посидели под гитару, шашлык выдался отменный, пива взяли с избытком.

Расходиться стали уже ночью. К концу застолья на ногах держалось только трое. Немного пройдя, мы попрощались на перекрёстке, и каждый пошёл к себе домой. До квартиры мне оставалось идти минут пятнадцать, вдруг вижу, навстречу двигается компания из трёх парней и двух девчонок. Что-то сказали мне, зацепились словами, я был сильно пьян и сам рвался поискать приключений.

Пацаны выглядели совсем не спортивными, на вид — обычные дрищи, но наглые и сами на рожон лезут. Ну, думаю, уработаю их сейчас по-быстрому, проучу уродов. В нормальном состоянии таких клиентов можно пачками класть. Алкоголь подстёгивает, сближаюсь с одним из них и собираюсь уже как следует врезать. В этот момент из-за его спины резко выскакивает другой и распыляет мне в глаза баллончик с каким-то газом или «перцовкой». Я машинально пячусь назад, хватаюсь за лицо и пытаюсь протереть глаза. Эти наблюдают и уже стоят на изготовке, чтобы броситься добивать. Но через пару секунд у меня всё проясняется, то ли некачественный газ был, возможно, вскользь попало, а может, моя большая доза алкоголя заблокировала симптомы. Факт в том, что я стал нормально видеть и пришёл от всего этого в полную ярость.

Мои соперники, увидев эти красные и безумные от злости глаза, резко разворачиваются и начинают убегать. Я на кураже и с огромной надеждой на быструю расправу кидаюсь за ними. Пробежали минут пять в серьёзном темпе, алкоголь не придаёт выносливости и скорости, и я это быстро ощутил. Потерял их из виду и, раздосадованный, побрёл в сторону дома. Чтобы срезать путь, пошёл дворами.

Прошло совсем немного времени, как я, совершенно неожиданно для себя, рядом с детской площадкой заметил всю эту компанию. Обрадовался и спешно направляюсь к ним, думал, сейчас опять начнут убегать, но нет. Стоят в двух-трёх метрах друг от друга, пристально смотрят в мою сторону и явно ждут, пока я подойду. Меня это не насторожило, я находился в пьяном угаре и не сомневался в своих бойцовских навыках.

И вот нас разделяет уже несколько метров, один из них делает шаг вперёд, я двигаюсь навстречу, уже весь заряженный на удар, но в последний момент тот быстро смещается в сторону. Я увлёкся и преследую его, других в этот момент потерял из виду, начинаю атаковать и тут чувствую, что не могу стоять на ногах, упал на землю как подкошенный. На адреналине резко вскакиваю и тут же опять падаю. Не могу сообразить, что происходит, понимаю только, что левая нога совершенно меня не слушается. Замечаю, как меня начинают окружать, но пока только оценивающе смотрят.

Краем глаза увидел огромную заточку у одного из них, и до меня начинает доходить, почему я не могу стоять. Доли секунд на принятие решения, сейчас меня будут рвать. Помощи ждать не от кого, а эти, почуяв кровь, не пощадят. Где-то в 10–15 метрах от себя заметил припаркованный, лифтованный УАЗ, надо успеть, всё на грани. На инстинктах подрываюсь с земли и со звериным рёвом, пока у тех секундное замешательство, на одной ноге в мгновение допрыгиваю до этого УАЗа и протискиваюсь под него. За мной бросаются. Пытаются добить заточкой, я закрываюсь и отбиваюсь, как могу.

У них нет возможности замахнуться, чтобы сильно и чётко пробить. Старший из них командует подручному: «Обойди его с другой стороны и вытащи». Чтобы до меня не могли плотно дотянуться заточкой, я лежал не по центру, а был сильно смещён на один край.

И вот один из них хватает меня за свитер и начинает вытаскивать. Я, что есть силы, впиваюсь зубами ему в руку и со всей силы рву. Во рту остаётся смесь кожи, мяса и чего-то там ещё. Он нереально завыл и, наверняка, разбудил весь спящий двор. Они быстро убегают, а я остаюсь лежать под машиной.

Минут пять я не делал никаких движений, затем выкатился из-под спасительного УАЗика и осмотрелся. Попытался встать — не получилось, тут же упал, хотел набрать телефон, но как назло, забыл его на даче. Прохожих нет, проснувшиеся от крика жильцы, наверное, опять убрались в люлю-либо не заметив меня, либо посчитав обычным бухариком.

Чувствую, сознание покидает меня. На улице глубокая ночь. Следующее, что помню, это уже больница. Как позже выяснилось, на земле я пролежал несколько часов. Несмотря на моё пьяное состояние — тут же операционный стол, всё в тумане.

На левой голени с двух сторон глубочайшие проколы, практически насквозь. Были порваны мышцы, сосуды и нерв. Хирург, дай бог ему здоровья, сшивал мне нерв при минимально возможном наркозе. В операционной меня держало пять или шесть человек, от лютой боли я нещадно их материл, даже примерно не осознавая своего истинного положения.

Потом я вырубился. Проснулся в палате, спросил у соседа по койке телефон, по памяти набрал номер папы и сообщил о случившемся. Днём пришли из милиции (тогда ещё милиции), стали брать показания. Я сказал лишь, что упал на ветку и проткнул ногу. Расписался, где нужно, и мент ушёл.

Позже я узнал, кто вызвал скорую и, по сути, спас мне жизнь. Это был парень, которого я пару лет назад отлупил на дискотеке, причём за дело. Вот так бывает в жизни. Кого не воспринимал всерьёз и не уважал, оказался настоящим человеком, сумевшим в этой ситуации отбросить былые обиды. При этом машина «скорой помощи» долго не хотела выезжать к валяющемуся пьяному, но он продолжал им названивать, добился своего и даже помог мне лечь на кушетку.

Близкими друзьями после этого случая мы не стали, но общались, и через какое-то время мне подвернулся шанс его отблагодарить. К сожалению, примерно через два года он погиб. Сам не видел, но рассказывали, что в местном баре произошла драка, его ударили, он неудачно упал назад головой, стукнулся затылком о кафельный пол и скончался…

Ногой я шевелить не мог, вставать категорически запрещалось. Анализы показали, что я потерял почти два литра крови. Увидев это, врачи изрядно удивились. Если бы вовремя не остановили кровотечение, я бы просто умер от потери крови, счёт шёл буквально на минуты. Всю мою одежду и ботинки выкинули, они были полностью пропитаны кровью.

Пульсация в ноге долго не появлялась, и хирург сказал, что ждём ещё два дня, и если она не возобновится, то — вертолёт в Питер и ампутация.

Вот тогда я впервые осознал всё случившееся. Вроде бы нога, вроде всего лишь заточкой проткнули, а какие последствия. На теле и руках было много ссадин и небольших проколов, их я заработал, пока выживал под машиной, но всё это мелочь по сравнению с возможной ампутацией.

Вообще странно, если изначально меня били заточкой в ногу, а это неудобно и нужна точность, то убивать, скорее всего, не хотели. Просто покалечить. Но зачем тогда бросились, так остервенело добивать? Наверное, вошли в раж. Впрочем, это уже не важно.

К счастью через какое-то время появилась слабая пульсация, и вопрос об ампутации оказался снят. Но я продолжал лежать, ногой невозможно было двигать. По непонятной причине мне не стали делать переливание крови. Как я позже узнал, обычно при такой потере переливание обязательно.

Продержав в хирургии около полумесяца, меня перевели в терапию. Помимо ноги возникла ещё куча других проблем. Ежедневно мне приносили горсти разных антибиотиков, делали уколы, ставили капельницы. Кушать я толком не мог, и от такого количества принимаемых таблеток в организме начался дисбактериоз. Это было адское время, я похудел на 15 килограммов.

В больнице я провёл почти месяц. Выписали меня только потому, что не могли больше держать по своим правилам, да и не имелось уже особого смысла лежать у них.

По моей ноге звучали не самые хорошие прогнозы. Я по-прежнему не мог её до конца выпрямить в коленном суставе — она просто висела, икроножная мышца была ушита и от бездействия и резкого исхудания стала размером как у худощавого подростка. Боли порой случались невыносимые, обезболивающие почти не помогали.

На прощание хирург сказал, что если я стану ходить не на костылях, а с палочкой — это уже неплохой результат. Если же приложу все усилия и буду очень стараться, то, возможно, через полгода-год мне удастся ходить без палочки, но небольшая хромота всё равно останется. Я ответил, что приду к нему на очередную перевязку без всяких костылей и палок уже через месяц. Тот только улыбнулся и пожелал мне удачи.

Оказавшись дома, я стал быстро набирать вес, ежедневно с утра до вечера занимался своим восстановлением. Терпел ужасную боль и страдания, но не сдавался. Я верил, что встану на ноги и буду полноценным. Силы давала огромная тяга жить, оставить свой след и победить обстоятельства.

Когда лежал в больнице, родители принесли в палату маленький телевизор. Состояние ужасное, боль практически постоянная, но по Первому каналу идёт сериал «Девять жизней Нестора Махно». Прекрасно помню свои ощущения при этом. Несмотря на всю физическую боль и гнетущее положение, я мечтаю о какой-нибудь революции. У меня не было определённых политических взглядов и идеологии, всё это тогда не имело значения. Просто безумно хотелось жить, делать что-то большое, бунтовать, изменять. Быть вопреки.

Внутренне я очень сильно изменился в тот период. Я всегда любил и на первое место ставил своих родителей, но находясь в больнице, я это осознал и пропустил через себя.

Знать и понимать — это абсолютно разные вещи. Когда тебе плохо и ты на грани, только родители будут с тобой до конца, несмотря ни на что. Об этом я никогда не забываю, и когда мама просит меня позвонить ей при приземлении самолёта, приезда домой с рыбалки, по прибытии на машине в какое-то далёкое-место — я это делаю, даже если очень устал и раздражён.

В душе я бунтарь и порой возникает чувство, что родители меня контролируют, на секунды даже проявляется подростковый протест. Но я тут же включаю не эмоции, а голову. И понимаю, что они просто очень волнуются за меня. Дело не в эгоистическом контроле, а в большой любви и заботе. И я отвечаю им взаимностью на сто процентов.

Находясь в больнице в таком состоянии очень многое переосмысливаешь, расставляешь совершенно другие приоритеты. На многих людей и разные ситуации начинаешь смотреть под другим углом.

Через 10 дней после возвращения домой я разогнул до конца ногу, конечно, ещё не мог стоять на ней, но это уже означало маленькую победу. Всё происходило через пронизывающую насквозь боль, слёзы катились сами собой и их никак не получалось остановить.

Я жил на четвёртом этаже и основным моим упражнением стали спуск и подъём по этажам. Держась одной рукой за перила, я, превозмогая дикие страдания, с утра до вечера совершал огромное количество походов по этажам. Я, по сути, прописался в подъезде.

Примерно через месяц после выписки из больницы я смог ходить без всяких палок и костылей, пусть медленно и сильно хромая, но главное — без посторонней помощи. Пришёл к хирургу на приём, тот был очень удивлён и от души пожал мне руку. Я его также горячо поблагодарил за проделанную работу.

Где-то через полгода я почти полностью восстановил ногу и набрал потерянную мышечную массу. Смог заново приседать со штангой весом в два раза больше своего и бегать кроссы по пересечённой местности. Нога ещё иногда побаливала, но в целом жить не мешала. Я вернул физическую форму и пересмотрел очень многое внутри себя. Расстраивало только то, что, несмотря на все старания, мне так и не удалось найти своих обидчиков.

В это время, как только у меня получилось встать и ходить, чтобы иметь хоть какие-то деньги, пришлось устроиться работать сторожем на базу пиломатериалов. Папа с мамой меня жалели, просили, чтобы я не занимался ерундой, предлагали деньги, но я так не мог. Находиться на содержании родителей было против моих принципов.

ГЛАВА 9

Я всегда очень любил читать. Зайдя в хороший, книжный магазин, мог с удовольствием больше часа по нему бродить и, потеряв счёт времени, пролистывать страницы различных книг, не зная, какую именно выбрать на этот раз. Некоторые произведения оставляли очень сильное впечатление и помогали формировать собственное мировоззрение. В подростковый период наибольшее влияние на меня оказали герои Джека Лондона.

Конечно, имелись и другие книги, но ключевым всё-таки вырисовывался образ жизни, миропонимания и поведения мужчины, которые были представлены во многих произведениях этого американского писателя. Я зачитывался историями о настоящих, суровых мужчинах, которые смело идут на риск и авантюры, способны всё поставить на карту, при этом остаются принципиальными и верными своему слово. Сказал — сделал, дружба также не пустой звук.

Наверное, в том числе и поэтому до определённого возраста во мне жило очень много наивности. Я верил людям на слово, верил в настоящую дружбу, верил в идеалы, был излишне честным и прямолинейным, проявлял благородство с теми, кто не заслуживал этого. Никогда не отступал, не искал обходных путей и не пытался договариваться. Никаких компромиссов.

К тому же во мне, как заноза, сидело утверждение, что, прежде чем достичь успеха, нужно преодолеть огромное количество препятствий и испытаний. Всё это не способствовало зарабатыванию денег.

В то время я не умел «видеть» человека и плохо чувствовал его нутро. Часто доверял людям и не мог распознать истинные цели собеседника. Но жизнь прекрасный учитель, и подобное доверие стало проходить. Главное, всегда анализировать, искать причины и делать выводы. Постепенно ко мне пришло, на первый взгляд банальное, но от этого не менее мудрое понимание, что всё в нашей жизни зависит только от самого себя!

Я читал и раньше об этом много раз, почти в каждой книге, которая посвящена достижению успеха, но просто читать и даже знать — абсолютно ничего не значит. А выстрадал я это понимание только тогда, когда многократно пропустил его через свой жизненный опыт, боль от неудач и разочарований.

До этого всегда хотелось верить в чудо, не знаю, в какое именно, просто было ощущение, что всё устроится само собой. Мне обязательно поможет какой-нибудь случай, встреча с судьбоносным человеком, стечение обстоятельств. Хотелось верить, что я не такой, как все, и именно мне обязательно выпадет уникальный шанс поймать свою удачу за хвост. Но годы шли, а ничего не менялось.

Одним из таких заблуждений стало моё знакомство с Forex. Впервые я услышал про него в тот момент, когда проходил восстановление после ранения заточкой и некоторое время не мог полноценно физически работать. Пока подрабатывал сторожем и разрабатывал ногу, у меня появилось немало времени для чтения.

Forex меня очень заинтересовал. Реклама обещала при совсем небольшом капитале возможность зарабатывать большие деньги, при этом быть свободным, ни от кого не зависеть и работать из любого уголка мира. Просто мечта! И надо заметить, работа не физическая и не слишком затратная по времени, можно спокойно заниматься спортом и совмещать ещё много чего интересного.

Безусловно, меня посещали мысли, что не всё так просто и должны быть какие-то подводные камни. Но огромное желание зажить по-человечески, а главное — предполагаемый образ жизни и свободы, затмевали все доводы разума. Хотелось верить в это. Работа своей головой, независимо от других, казалось, тут я точно смогу достичь результатов.

Я быстро изучил принцип работы, как открывать и закрывать сделки, ставить ордера, бегло пробежался по основам фундаментального и технического анализа. Поиграл несколько дней на бесплатном демо-счёте и решил, что уже готов попробовать.

Пополнил счёт на триста долларов, тогда ещё не было рублёвых депозитов, и начал играть. Именно играть, а не работать и зарабатывать. Про манименеджмент я тогда слышал очень поверхностно и не уделял ему должного внимания. На крупном лоте «пипсовал», снимал по несколько пунктов прибыли и закрывал сделку.

За три дня увеличил депозит до пятисот долларов, поверил в себя и в свою удачу. Как сакральное знание рассказал об этой теме своему товарищу, тот восхитился моим умом и тоже загорелся. Казалось, жизнь обеспечена, но на следующий день я всё спустил. Полностью.

Переживал, деньги для меня в то время были приличные, к тому же я очень не люблю проигрывать. Тогда я сделал вывод о том, что просто недостаточно оказался готов теоретически. Заключение выглядело вполне логичным, чтобы зарабатывать таким способом большие деньги, нужны глубокие знания и только профессионалы способны на это.

Я купил множество литературы по Forex и погрузился в изучение. Через несколько месяцев я уже знал о каждом индикаторе, разбирался в техническом анализе и следил за фундаментальными новостями. Теоретически я был очень хорошо подкован, завёл собственные конспекты, постоянно играл на демо-счёте для оттачивания собственной торговой системы. Оставалось найти деньги, чтобы положить на счёт. А дальше светлое будущее.

К тому времени я почти полностью восстановился после ранения, купил билет на автобус и заново отправился в СанктПетербург. Снял комнату, в этот раз вышло легко, знакомые парни по одной из предыдущих работ как раз съезжали и предложили своё место. Устроился на работу грузчиком на строительный склад. У меня имелась чёткая цель: заработать и положить на счёт 50 тысяч рублей.

Мне казалось, этого достаточно, чтобы начать зарабатывать и обеспечивать себе текущую жизнь со снимаемой ежемесячно прибыли. Учитывая оплату аренды комнаты и текущие расходы, на наёмной работе требовалось заработать примерно 80–90 тысяч рублей.

Оплата на складе была сдельная, в среднем, кто хорошо старался, получали по 25–30 тысяч рублей в месяц при графике два через два. Копить столько времени и прозябать впустую мне не хотелось, поэтому я пахал ежедневно по 12 часов. Смена длилась с 8.00 до 20.00.

За полтора месяца работы я взял только один выходной, но главное — заработал нужную сумму. Режим выглядел так. Подъём в 05.30 утра, сделать завтрак, подготовить с собой контейнер с обедом, там не было столовой. Обычно я варил кучу пельменей либо брал макароны, а к ним покупал дешёвые котлеты-полуфабрикаты.

Далее маршрутка до метро, полчаса в подземной электричке, затем ещё развозка до склада. Весь день вкалываешь, работа сдельная и совсем не отдыхаешь, один лишь обед на 30 минут. Вечером опять тот же маршрут обратно. Дома — душ, заварить бич-пакеты, чай и сон на 6 часов. С утра точно такой же порядок, и так полтора месяца. Настоящий день Сурка.

Ни о каком спорте или чтении, конечно, не могло быть и речи. Режим зомби. И я терпел, знал для чего это нужно, и, сжав зубы, шёл к своей цели.

Закончив работать и получив весь расчёт, я тут же пополнил депозит у одного из брокеров Forex на 50 000 рублей. Сразу играть не стал, взял паузу на три дня, чтобы отоспаться и восстановиться физически. К тому же это время я не следил за графиками, и мне хотелось просто понаблюдать, вникнуть в ситуацию на рынке.

И вот, встав утром в предвкушении и внутреннем напряжении, я начал играть. Даже не играть, а работать. Я относился к этому серьёзно и верил, что это станет моей профессией. Валютный трейдер. Красиво звучит.

После первого глупого раза я сделал выводы. Психологически настроился чётко следовать правилам своей торговой системы. Не делать неразумно большие ставки и не принимать спонтанных решений. Всё должно идти только по разработанному плану. После проигрышных сделок не кидаться сразу реваншироваться, а спокойно ждать следующего оптимального момента для входа в сделку.

Время шло, я держался и не поддавался эмоциям. Были выигрышные сделки, случались и проигрышные, но я чётко соблюдал риск-менеджмент. Конечно, учитывая небольшую сумму на счёте, он всё-таки оставался высоким, но, тем не менее, крах и быстрый слив депозита мне точно не грозили. Система работала. За месяц я увеличил свой счёт до 61400 руб. Это увеличение депозита больше, чем на 20%.

Если сохранить данную ежемесячную доходность, то с учётом капитализации за год счёт будет увеличиваться в несколько раз. Трейдера, обладающего таким талантом и стабильно дававшим бы схожие результаты, станут носить на руках любые банки и инвестиционные фонды. Там, конечно, нельзя работать с таким риск-менеджментом и доход в процентном соотношении был бы гораздо меньше, но даже если считать выигрыш по пунктам — я показал хороший результат.

Мне пришлось снять заработанную прибыль — 11 400 рублей, требовалось оплатить аренду комнаты. На еду тогда ещё оставались деньги, и я продолжил точно так же дисциплинированно работать. Следующий месяц прошёл почти по аналогичному сценарию, что и первый. Были разные моменты, депозит «гулял», но в целом постепенно увеличивался. К концу месяца у меня оказались практически те же самые показатели — 60 500 рублей.

Это меня очень радовало — не сумма, а стабильность выигрыша, я считал себя уже состоявшимся трейдером, хотя пока и бедным. Я верил, что своей головой нащупал уникальную систему для заработка, но как быть с текущей жизнью?

Снова возникла необходимость снять прибыль, чтобы оплатить комнату. На еду денег оставалось совсем немного, а главное, я понимал, что ждать каких-то изменений просто не откуда. Если даже мне вновь удастся увеличить в этом месяце депозит на 20–25% и я сниму деньги, то элементарно не смогу даже выжить на этот мизер.

И я решил рискнуть.

ГЛАВА 10

Выждал момент и открыл сделку с максимально крупным лотом для своего депозита. Ожидание не затянулось, и я довольно быстро проиграл. На счёте осталось меньше 10000 рублей — не повезло, я снял эти остатки и пошёл бродить по вечернему Питеру. Я не жалел, что рискнул. У меня имелся шанс что-то изменить в своей жизни, и это уже немало.

Было обидно за потерянное время. Я потратил полтора месяца, вкалывал без выходных на работе и во всём себя ограничивал. Два месяца пялился в монитор, в плане игры достиг хороших результатов, но нужно опять всё начинать сначала.

Снова из-за отсутствия денег откладываются занятия спортом, а возраст идёт и шансов добиться чего-то серьёзного становится с каждым годом всё меньше. Нет профессии и навыков, нет образования и влиятельных знакомых. Ничего нет. Ты один. И нужно решать, как быть дальше.

Никогда не сдаваться, эту мантру я повторял всегда в такие непростые моменты. Никому не плакался, всё держал в себе и только повторял: никогда не сдаваться. Всё ещё получится.

Этот проигрыш привёл меня к мысли, что я отличный трейдер и моя система круто работает. Причина только в том, что на счёте находилась слишком маленькая сумма, и мне пришлось рисковать. Вот если бы там лежал крупный капитал, то всё бы было хорошо. Ведь два месяца стабильной работы это показали.

Вдобавок к придуманной логике, я не мог признать поражение. Столько времени и усилий, потерянные деньги, очень сложно сказать себе, что всё это оказалось ошибкой.

Я начал считать, в месяц мне удавалось увеличивать депозит чуть больше, чем на 20%. Для жизни, с учётом аренды, мне хватает 25000 рублей в месяц. Чтобы получать эти деньги со снимаемой прибыли, на счёте должно быть не менее 125 000 рублей.

Но это только обеспечит выживание, чтобы не пропала мотивация работать и постепенно наращивать депозит, нужно иметь на счёте, хотя бы 200000 рублей. Тогда результат 20% в месяц — это 40000 рублей, из них 25000 — на жизнь, 15000 — остаётся сверху. Капитализация начнёт расти, и через несколько лет я смогу получать уже действительно хороший доход. Может, по возрасту получится ещё и спортом серьёзно заняться.

Остался один маленький вопрос, где взять 200000 рублей? Пробовал взять кредит, но мне не давали, а других вариантов и не было. Продать нечего, заложить нечего, занять не у кого. Думал ли я попробовать ограбить что-то или кого-то? Да, думал, и довольно часто. Но решил, что пока не стоит рисковать, ведь технология обогащения у меня в голове, нужно только найти деньги и пополнить депозит.

И я пошёл снова работать, чтобы оплачивать текучку и копить деньги. Чем я мог зарабатывать тогда? Только вкалывать физически. Официантов и прочие работы для шнырей я, конечно, не рассматривал. Прислуживать — это последнее, с этим невозможно потом жить.

Ещё вариант — менеджер по продажам. Вакансий таких много, часто берут молодых, без опыта и образования. Вроде неплохо звучит, но что за этим стоит? Я ходил на собеседования и пару раз даже устраивался в подобные конторы, но не смог проработать там ни одного полноценного дня.

Название должности и обязанности везде подавались под разным соусом, но суть оставалась одинаковой — подхалимская манера разговора с клиентом, работа с возражениями и впаривание всякой херни. Тебя откровенно послали, а ты обещаешь перезвонить через несколько дней, пустой стёб с коллегами над тупыми людьми, которых удалось развести, и так далее. В основной своей массе там сидят мерзкие типы.

Внутри офиса — корпоративная культура и прочая фальшивка. Разговоры про лохов и быдло, которые работают на производствах своими руками. И что особенно характерно для многих менеджеров — чувство собственной важности, которое зашкаливает даже у самого последнего ничтожества.

И всё только от того, что он в белой рубашке сидит за своим столом, работает в тепле офиса и решает вопросы по телефону. Типа своей головой зарабатывает. А одноклассник Вася кладёт кирпич в грязной спецовке, поэтому он лох. Никчёмные люди этот офисный планктон.

Однажды по неопытности я устроился в подобную фирму. В первый же день с утра начальник отдела продаж провёл со мной инструктаж, рассказал и показал, как устроена их система. Дал разные бумаги с образцами и шаблонами разговоров, правилами общения с клиентом, ответами на неудобные вопросы и так далее. Открыл на компьютере базу клиентов и нудно стал объяснять, что и куда вписывать и как она ведётся.

Затем он приступил к моей мотивации, мол, если у меня получится круто продавать, то в их фирме можно зарабатывать деньги, которые мне и не снились. И не в тему добавляет: «Как видишь, офис у нас недалеко от метро, коллектив молодой, условия очень комфортные, в отличие от потных и вечно грязных работяг, которые…» И дальше жёстко нецензурно.

Конечно, он не знал моего отношения к этому вопросу и что мне самому пришлось пройти через такие работы, но это не спасло его от нокаута. Небольшого роста, пузатый, очкастый джедай продаж так удачно стоял под левый хук, что я не удержался и зарядил ему от души. Вся его нагловатость и крутость быстро испарились; лёжа на полу и не понимая, что произошло, наверное, не сильно думаешь — кто рабочее быдло, а кто офисное говно? Коллектив был обескуражен, я не стал их отягощать своим присутствием и ушёл, не дожидаясь дальнейших событий.

Хотел пойти работать в порт, там хоть и невыносимо тяжело, но зато можно гораздо быстрее заработать нужную сумму. Но в тот момент в порту начались проблемы и случались большие простои в работе. В итоге я устроился на склад грузчиком - комплектовщиком, работа сутки через трое. Всё на ногах. Чтобы быстрее накопить необходимый капитал, я почти постоянно брал подработки и выходил на смену сутки через сутки.

Ночью на работе не имелось никакой возможности поспать, даже полежать и просто отдохнуть удавалось крайне редко. За бесконечные 24 часа — только три перерыва на еду по 25–30 минут. Ладно, хоть имелась хорошая столовая и не надо было еду из дома тащить. Помимо приёма пищи выделялось несколько перекуров по 5 минут.

Остальное время — постоянная беготня, народа мало, текучка большая, утром вечно еле успеваем отгрузить машины. Одно желание — поскорее добраться до дома и лечь спать, а на следующий день снова на сутки. От дикого переутомления порой ночью даже кровь из носа текла. Один-два раза в месяц я не брал подработку и просто отсыпался.

Это, конечно, была не жизнь. Держала меня только вера, что всё это временно, нужно собраться и потерпеть. Заниматься спортом и самообразованием не оставалось ни сил, ни времени. Вот так бездарно проходило время, только надежда на светлое будущее заставляла меня терпеть это истязание над собой.

За счёт большого количества постоянных подработок мне удавалось зарабатывать по 55–65 тысяч рублей в месяц. Из них примерно 30–40 тысяч я откладывал, остальное уходило на аренду комнаты и текущие расходы. В итоге за семь с небольшим месяцев я сумел накопить вожделенные 200 тысяч рублей, как я тогда считал — на свою «путёвку в жизнь». И сделал небольшой запас, чтобы первые месяцы не дёргать депозит.

На первый взгляд, можно задуматься, зачем так гробить своё здоровье, это ведь была не жизнь, а существование. Можно же просто работать в обычном режиме и зарабатывать как все. Да, на достижение цели уйдёт в два раза больше времени, но зато будет относительно нормальная жизнь, а не каторга. Весь секрет в простейшей математике для обеспечения своего ежемесячного проживания.

Зарабатывая 30 000 рублей в месяц и тратя на текущую жизнь 25000, откладывать получится только 5000 в месяц. Чтобы накопить 200 000, нужно 40 месяцев! Больше трёх лет.

А если доход будет 60000 в месяц, мне также нужно тратить на текущую жизнь 25 000, но откладывать уже можно 35 000, а это всего полгода до заветной суммы. Вот поэтому и приходилось себя истязать. Цель была превыше всего.

Когда на работе становилось совсем тяжко, обычно, это наступало после трёх ночи, я поддерживал себя тем, что мысленно читал одно из самых любимых своих стихотворений. Это шедевр Р. Киплинга «Заповедь», очень сильный смысл заложен в нём. Я его повторял как свой девиз и это действительно придавало сил. Лучше всяких книг и семинаров по мотивации.

Я совсем не понимаю человека, которого нужно специально мотивировать. Тех, кто преподаёт мотивацию и заряжает на успех, я как раз-таки отлично понимаю — это обычный бизнес на глупых и неуверенных в себе людях. Такие «недомотивированные» вроде бы чего-то хотят, но в то же время — как-то и не очень. Все ждут некий «волшебный пендель», но это не поможет, даже если прописать его со всей дури армейским ботинком в их ленивую жопу.

Если вдуматься в суть — человек платит деньги и приходит посмотреть на дядю только для того, чтобы услышать, что он якобы чего-то может достичь. Смысл всех тренингов — встань с дивана и начни делать. Зачем? Если ты без дяди не встал и не стал делать, значит тебе это на хрен не нужно. Может было бы неплохо, но по факту не нужно!

Сэкономь лучше деньги, признай себя таким, какой есть. И не пытайся перекроить свою сущность в надежде казаться большим, чем ты являешься на самом деле.

Необоснованно завышенные цели и их заведомое невыполнение приведут тебя только к депрессухе. Начнёшь бухать, отыгрываться на близких или тех, кто слабее тебя. В душе будешь чувствовать себя полным говном, но всячески скрывать это от окружающих.

А если действительно хочешь чего-то больше, то платная заказная мотивация тебе не поможет. Это должно жить внутри — твой стержень, если он есть, обязан постоянно гореть и быть одержимым целью, независимо от обстоятельств и, тем более, мотивирующего дяденьки.

Я накопил нужную сумму и небольшой запас на жизнь к самому концу года. В двадцатых числах декабря уже не велась активная торговля на валютном рынке. Католическое Рождество, различные распродажи по всему миру, движения на графиках очень небольшие и начинать не имело смысла. К тому же хотелось стартовать, как-то символично, Новый год — Новая жизнь.

ГЛАВА 11

Как и планировал, работать на Forex я начал сразу после окончания январских праздников, а до этого устроил себе новогодние каникулы и приехал в свой родной город. Отдыхал, проводил время вместе с родными и близкими, очень давно их не видел. Пребывал в хорошем расположении духа и в предвкушении другой, человеческой жизни.
Праздники прошли замечательно, а накануне моего отъезда обратно в Питер произошло очень важное и значительное событие в моей жизни. Я встретил свою будущую жену. На тот момент я около трёх лет ни с кем не встречался. Были редкие, разовые, случайные связи, но ничего даже близко к серьёзным отношениям. Хотел ли я любви? Конечно, как и любой человек, я хотел и нуждался в любви.

Особенно задумываешься о таких вещах, когда не можешь уснуть и ворочаешься в одиночестве. И мечтаешь о том, как бы здорово было сейчас обнять любимого человека, я даже не говорю про физиологию, просто обнять и поговорить, пусть даже не о чём, пусть о пустом. Но главное, находиться рядом, чувствовать его тепло и единение.

Почему у меня никого не было столько времени? Ответ очевиден и жесток. Я был нищеброд и пока им оставался. Как же это тяжело ощущать себя бедным! И дело не в том, что все девушки — меркантильные сучки и не хотели иметь дело с «пустыми карманами». Суть в том, что лично я не мог себе морально позволить заводить серьёзные отношения.

Я питаюсь дешёвыми продуктами, снимаю убогую комнату, на всём экономлю, как я должен себя чувствовать рядом с девушкой? Тем более, если это любимая девушка. И я избегал, старался не замечать, мне было стыдно общаться с противоположным полом.

В подростковом возрасте, до моего отъезда в Петербург, я регулярно ходил на дискотеки и вёл во многом обычный для своих сверстников образ жизни. В 15–18 лет на доходы особо не смотрят, по крайней мере, в провинции, и сам я не так сильно заморачивался насчёт их отсутствия. Никто у нас резко не выделялся, все находились примерно на одном уровне.

Вот тогда у меня имелось немало девушек. Это и было смыслом жизни на тот момент, из-за этого и происходили многочисленные драки. Хотелось нравиться, одерживать победы, во многом поэтому занимался боксом и качал мышцы в тренажёрном зале.

Каждую дискотеку «медляки», проводы до дома, пьяные тусовки на квартирах. Доступных было много, как ровесниц, так и постарше. Чего только не насмотрелся и не наслушался. Сильно разочаровался тогда в женском поле, но всё равно в каждой пытался увидеть свою единственную.

Девушкам я нравился, помимо внешности, они любят решительных и немного безбашенных. В школе на День Святого Валентина мне приходило больше всего «валентинок» и признаний. Может, не скромно так о себе писать, но это чистая правда. К чёрту скромность. Несмотря на большой выбор, всё было мимолётно, по-настоящему не влюблялся.

Случалось, я обращал внимание на симпатичную девушку — уже загорался, но основательно приглядевшись и разузнав, затем наступало разочарование.

Небольшой город, обо всех «подвигах» и похождениях становится быстро известно. Мне же хотелось быть первым и единственным, а главное, уверенным, что я могу доверять этой девушке. Вот тогда я готов всех оставить и посвятить себя только одной. Иногда встречались непорочные, но они были страшные. Реально страшные. А соответствовали они моим критериям только потому, что из-за их внешности на них никто не запрыгнул. Неутешительные расклады.

Правда, нашлось в то время одно исключение. Я увидел её, и она сразу запала мне в душу. Небольшого роста, с длинными чёрными волосами, с очень красивым лицом и невероятными глазами. Они прожигали насквозь. Это была очень гордая и дерзкая девушка. Многие хотели с ней замутить, но она всем отказывала. Звали её Таней.

Невероятная девушка, когда я проходил мимо неё, то чувствовал, что моя походка меняется, и я уже не могу идти так уверенно. Ничего похожего со мной никогда больше не происходило, в какой бы ситуации я ни находился.

Когда мы встречались глазами, всё у меня внутри переворачивалось. Это было очень необычно — раскалённая, горящая струя пронизывала всё тело. Однажды она пришла на нашу дискотеку. Я ходил туда каждую субботу, Таня же очень редко.

Начались медленные танцы, набравшись смелости, я подошёл и пригласил её. Боялся, что откажет, до этого я ни разу не видел, чтобы она с кем-то танцевала. Со мной согласилась. Я чувствовал себя неловко, стеснялся, спросил что-то банальное, потом предложил проводить до дома. Она сказала, что с подругой и провожать не нужно.

В этот вечер я был счастлив, ведь я коснулся её, поговорил с ней. Я был готов на всё. Скоро разузнал, когда она родилась и где живёт. Оказалось, что день её рождения уже совсем близко.

В этот красный день календаря я купил самый лучший букет цветов, который смог найти. Подошёл к её дому, сам немного смущался, поэтому нашёл местных пацанов во дворе по 12–14 лет и предложил им заработать. Самый боевой из них, конечно, согласился. Поднялся к ней на этаж, но дома никого не оказалось. Я стал ждать. Три часа просидел, спрятавшись в ракете на детской площадке. Потом увидел её, она шла с мамой. Через 10 минут, как Танюша зашла в подъезд, я подозвал парня, выдал ему букет и напутствовал. Сам же остался ждать за углом дома.

Он вернулся довольно быстро. Я отдал ему обещанный полтинник и спросил, как Таня к этому отнеслась. Тот сказал, что ей очень понравилось, и она настойчиво пыталась выведать от кого данный сюрприз. Очень удовлетворённый, я ушёл домой.

В течение двух следующих месяцев я несколько раз встречал её в городе, и наши взгляды пересекались. Мы немного улыбались, но проходили мимо. Думаю, она понимала, от кого были эти цветы. Настало время решать, как быть дальше, долго так продолжаться не могло.

У меня нет ничего за душой и предложить такой девушке мне просто нечего. Я элементарно не могу сводить её даже в кафе, чтобы не смотреть на цены и не считать расходы. А запросы у неё серьёзные, она знала себе цену. И на самом деле заслуживала всего лучшего.

Я всегда придерживался принципа в жизни, что лучше что-то сделать и пожалеть, чем не сделать и жалеть всю жизнь. И я решил расставить всё по своим местам. Как будет, так и будет.

Однажды увидел, как она идёт с подругой из института, попросил её отойти в сторону и говорю: «Ты мне нравишься, очень сильно». Таня в ответ: «Я знаю» и улыбается. Я продолжаю: «Я очень хочу, чтобы мы были вместе». И тут она говорит, что у неё есть парень.

Кто такой? Почему я не знаю? Эти мысли меня захлёстывают, но я, переступив через себя, спрашиваю: «Ты любишь его?» Она ничего не отвечает, явно мнётся. Я настаиваю: «Скажи как есть, я не навязываюсь. Если нет, значит, нет».

Она, чуть выждав: «Ты не очень обидишься, если я скажу, нет?» Я внешне спокойно говорю: «Но ты же мне ничего не обещала. Ладно, будь счастлива». С этими словами развернулся и ушёл. Таня что-то сказала вдогонку, но я уже не слышал.

Вот так закончился мой дебют, когда я в первый раз сам подошёл к девушке. До этого я привык, что инициатива всегда исходила от них и на меня регулярно вешались. Тут же впервые сам по-настоящему влюбился и такое фиаско. В этот день как раз была дискотека, я пережрал дешёвого пойла, и всё закончилось проведённой ночью в ментовке. Под песню группы «Ария» «Я свободен» меня конкретно перекрыло. На танцполе устроил побоище, потом залез в кабину ди-джея и заставил его играть то, что просила моя душа. А после этого ещё устроил драку с охраной. В итоге вызвали наряд и меня забрали. На следующее утро отпустили, за примирением сторон всё решилось без последствий.

Около года до моего отъезда в Петербург было полное ощущение, что мне нечего терять. Чего я только не вытворял в это время и сейчас удивительно, как вообще остался жив и на свободе.

Через два дня я уже знал, кого она имела в виду, говоря о том, что у неё есть парень. Ничего особенного он из себя не представлял, правда, у него имелась машина, 99-я «Лада» — в провинции у молодёжи очень круто считалось в то время. Жил он примерно в тридцати километрах от нашего города, видимо, поэтому я ничего о нём не слышал. Узнав адрес, я сразу собрался, чтобы поехать и нащёлкать ему. Прибыл на место, дома его не оказалось, дверь открыл отец и сказал, что он уехал по делам на несколько дней. Я вернулся к себе и стал ждать его приезда.

Примерно через неделю вижу такую картину. Татьяна выходит из института и садится в его машину, а вид у неё счастливый и она широко улыбается. И вот тут я потух, мне очень хотелось подойти и избить своего соперника, но я боялся сделать больно той, которую очень любил. Поганое ощущение внутри. В тот день я опять накуролесил, устроил погром в баре и меня снова забрали в отделение.

Я задавал себе вопрос: почему так? Почему куча разных девушек вешаются мне на шею, но все они не нужны. Но как только я сам влюбился и со всей душой пытаюсь быть рядом со своей избранницей — мне отказали. А этот счастливчик, который оказался на моём месте, он ведь самый обычный, ничего такого в нём нет. Почему не ты, почему он?..

Это тяжело было пережить. Сколько же глупостей я тогда натворил, сколько раз ходил по лезвию ножа — часто везло, что-то свыше уберегло меня.

На что я рассчитывал, когда подходил к ней? Было очевидно, что я ей интересен, возможно, Тане просто льстило моё внимание, но повод так думать она точно давала. Я очень надеялся, что она прочитает в моих глазах всю искренность и любовь. Если бы Татьяна сказала тогда «да», я уже на следующий день поехал бы на автобусе в Питер за деньгами. Скорее всего, стал бы грабить, отнимать, добывать любым способом, но она бы ни в чём не нуждалась.

Ради любви я пошёл бы на всё, на любые риски. Любимая рядом со мной никогда не станет ни в чём нуждаться. Моя женщина заслуживает всего самого лучшего. Всё так и произошло, но через много лет и уже с моей любимой женой.

Почему я тогда не стал по-настоящему бороться за ту, которую безумно любил? Гордость или гордыня. Мне сказали — нет, отказали, и я не смог это вынести. Я её очень любил, но не смог принять, что меня променяли на кого-то другого.

Первые месяцы очень страдал, мучился, надеялся, вдруг она однажды подойдёт и скажет, что ошиблась. Не знаю, как бы я поступил тогда. Наверное, несмотря на свою гордость, молча обнял бы и сказал, что больше никому и никогда её не отдам. Но она не подошла.

Вот так всё и закончилось — огромная любовь к девушке, с которой я всего лишь раз танцевал. Позже, уже живя в Питере, я скачал с интернета её фотографию и распечатал. В трудные минуты, когда нужно было принимать сложное решение, я иногда доставал это фото и представлял, что Танюша смотрит на меня. Её глаза придавали мне решимости, и я в любых ситуациях поступал как мужчина.

Мы не виделись очень много лет. Недавно узнал, что у неё есть сын, которого растит одна. Мужа нет. Так очень часто бывает с красивыми и гордыми девушками. Невозможно угадать, как бы сложилась моя жизнь, если бы она сказала тогда «да», но это точно была бы другая жизнь.

ГЛАВА 12

Через несколько лет после описанных событий я встретил свою будущую жену, совершенно случайно, когда совсем этого не ожидал и не планировал никаких отношений. Как оказалось, детство у нас прошло в одном городе, но учились мы в разных школах. Про неё не ходило каких-то обсуждаемых историй, поэтому я раньше ничего о ней не слышал. У нас были абсолютно разные интересы, она не ходила в бары и на дискотеки, поэтому мы нигде не могли пересечься.

Скромная девочка с красивым именем Карина. Так часто бывает, ищешь где-то за тридевять земель, а то, что тебе нужно, находится совсем рядом. Видимо, всё должно приходить в определённое время. Далеко не факт, что вышло бы нечто хорошее, если бы мы встретились школьниками или подростками. Совсем другой жизненный опыт, другие установки.

Она закончила в Санкт-Петербурге медицинский вуз и приехала обратно в родительский дом. Хорошо обеспеченная семья, надёжная, предсказуемая жизнь и карьера. Но любви у неё также не было, даже несмотря на годы учёбы в Питере, так никого и не встретила. Не хотела размениваться по мелочам, как она говорит, все ей виделись какими-то ненастоящими, фальшивыми. На меня тоже изначально не обратила особого внимания.

Не знаю, чем именно, но она зацепила меня, и это не поддаётся логике или какому-то анализу. На следующий день, только приехав в Петербург после январских каникул, я зашёл в ВКонтакте, нашёл её страницу и написал. Она, конечно, даже не поняла, кто я такой и с чего ей вдруг пишу. В первые дни я всегда сам начинал переписку, и в скором времени мне удалось её заинтересовать. Мы общались ежедневно по несколько часов, я никогда до этого не сидел столько в социальных сетях.

Разговаривали обо всём подряд. Я выяснил то, что мне было важно, и уже через неделю после знакомства написал, что она станет моей женой. В ответ пришли только смайлики, думаю, Карина не восприняла это сообщение всерьёз, но это меня не интересовало. Для себя я уже всё решил.

Очередной раз отметил, что никогда не стоит зарекаться. Я был уверен, и у меня имелся чёткий план, что женюсь только, когда стану полностью финансово независимым. Планировал это дело примерно к тридцати годам. Почему же я вдруг решил круто изменить свои планы на жизнь? А потому что понял — мне выпал шанс и надо его использовать. Если сейчас упущу, то больше могу не встретить такой.

Я много повидал и ещё больше наслышан об отношениях полов, и в определённые моменты казалось, что я вообще не смогу никого найти. Было ощущение, что той, которую я ищу, просто нет в природе. Нравственных девушек, при этом красивых душой и телом, встретить крайне сложно. А если и появляется такая в хорошем смысле «белая ворона», то разбирают их моментально.

И я не стал упускать свой шанс, хотя с прагматичной точки зрения всё это происходило очень не вовремя.

Через две недели я нашёл возможность приехать к себе домой только для того, чтобы увидеться вживую. Карине о своём приезде ничего не сказал и решил сделать сюрприз. Купил цветы и подкараулил её. От неожиданности у неё чуть не подкосились ноги, но через несколько минут мы уже спокойно шли и болтали. Вернее болтал я, она немного смущалась, да я и сам чувствовал неловкость, но разговор надо было как-то поддерживать.

Первое, что я сразу сделал, — посмотрел Карине в глаза и после этого понял, что нисколько не ошибся в своём выборе. Затем аккуратно, незаметно начал рассматривать её лицо и фигуру. Всё оказалось даже лучше, чем на фотографиях. Думаю, у неё тоже отлегло, и я убедил и подтвердил ей всю серьёзность своих намерений, а мой напор и откровенность поставили окончательную точку.

Когда я уезжал, мы уже оба понимали, что нас ждёт общее совместное будущее, так часто бывает, когда встречаются два сердца — очень схожих и близких, при этом абсолютно непохожих на других людей. В таких случаях жизнь не оставляет выбора.

Теперь у меня появилась ещё большая мотивация зарабатывать. Приехав после зимних каникул в Петербург, я начал свою игру на Forex. На счёте имелось 200000 рублей и, по моим расчётам, я должен был ежемесячно делать около 40000 рублей прибыли.

Знакомство с Кариной, конечно, изменило мою жизнь и немного затуманило разум, но в работе я оставался внимательным и не поддавался эмоциям. Пока что данные отношения не сильно обременяли меня финансово, мы проживали в разных городах, и это играло мне на руку. Требовалось выиграть немного времени.

Первый месяц торговли на Forex не принёс ожидаемых результатов, и я закончил его лишь в символическом плюсе. Это стало первым разочарованием и отрезвляющим звонком. Второй месяц я также финишировал с минимальной прибылью. В итоге за два месяца работы на моём депозите было лишь 207000 рублей.

За это время я только раз приехал к себе в город повидать родителей и, конечно, погулять и пообщаться с Кариной. Мог бы ездить намного чаще, работать можно из любой точки мира, в том числе, живя у родителей дома. Единственное, что нужно, — это интернет. Но основная причина заключалась в расходах. Находясь рядом с любимым человеком, хочется много тратить и быть щедрым, делать непредсказуемые вещи и удивлять.

Я никогда не был жадным, скорее наоборот, и зачастую готов всё отдать, но когда элементарно, физически нет денег — это ужасно. Чувствуешь себя неполноценным. Цветы, конечно, дарились регулярно, в любой ситуации — и по поводу и без повода. Ещё мягкая игрушка, и на этом всё. Больше не потянуть.

Приходилось сливаться и придумывать разные отмазки, вроде того что в Питере у меня большие дела и я должен там находиться, но всё это временно и скоро мы сможем видеться намного чаще.

Третий месяц работы на Forex предсказуемо оказался более нервным, я стал-дёргаться и открывать глупые сделки, часто поступал импульсивно и совершал необдуманные поступки. Давило то, что время идёт, запасы наличности подходят к концу, а прибыли нет. И жить скоро будет просто не на что. Результатом такой игры стал убыток, и на депозите осталось 182 000 рублей.

Я промучился ещё три недели, депозит гулял туда-сюда и, по факту, практически не изменился. Умом я понимал, что мой план уже вряд ли удастся, либо только в долгосрочной перспективе. Но в любом случае рассчитывать на стабильную прибыль в 20% в месяц оказалось нереальным, и это изначально было глупо.

Здесь требовалось признать своё поражение и всю наивность задумки, снять эти деньги и начать двигаться в другом направлении. Благо, сумма неплохая и её спокойно хватило бы на несколько месяцев комфортного проживания. Такое решение давало время спокойно придумать и начать реализовывать новый план.

Но как принять то, что в сумме около полутора лет ты занимался ерундой и бездарно потратил столько времени и денег? Нещадно гробил себя и подрывал организм, зарабатывая стартовый капитал, и жил только придуманным образом прекрасного будущего. И сейчас эти мечты и надежды испаряются.

Опять не будет денег и возможности заниматься спортом, опять нужно искать изматывающую физическую работу, опять… теперь есть любимая девушка…

Надо честно посмотреть на себя в зеркало и сказать — ты идиот. Всё кончилось, снимай деньги и иди дальше. Но когда ты в душе игрок, авантюрист и по своей психологии победитель — признать поражение и собственную глупость почти невозможно.

И я решил-либо да, либо нет. Сыграю по-крупному и закончу с этой темой. Идеей было на очень крупном лоте попробовать поймать тренд после выхода важных новостей или заявлений высокопоставленных руководителей финансовых систем США и ЕЦБ. Такие сообщения частенько лихорадят рынок, движения валют становятся очень резкие и непредсказуемые. В общем, ожидать можно чего угодно.

Если при этом образовывался серьёзный тренд и начиналось длительное движение в одну сторону, то при правильно угаданном направлении и при большом лоте можно во много раз увеличить текущий депозит.

Я изучил ближайшие даты и анонсы новостей, намечались очень интересные и непредсказуемые события. Все так называемые аналитики только и твердили о важности и судьбоносности предстоящих решений для мировой экономики. В общем, как обычно нагоняли ужас и панику, оправдывая тем самым свою нужность и высокие зарплаты.

По поводу реакции рынка разные эксперты делали противоположные, аргументированные прогнозы. А по сути — это была настоящая «угадайка». Если очень упрощённо, то валюта пойдёт либо вверх, либо вниз, и нужно выбрать. Шансы 50 на 50.

Я выбрал, что валюта пойдёт вверх — это была пара евро/доллар, и очень рассчитывал, что евро станет дорожать. Примерно за 30 минут до выхода новостей я открыл сделку очень крупным для своего счёта лотом.

Наступил момент ожидания, каждая минута тянулась невыносимо долго. На моей странице в ВКонтакте висело непрочитанное сообщение от Карины, я открыл его. Она писала, что ужасно соскучилась, ей очень хочется со мной увидеться, и она готова сама приехать ко мне в Питер. В душе защемило, я ответил: «Да, конечно, по-любому скоро увидимся, я сейчас очень занят, чуть позже напишу и всё обсудим».

У меня был поставлен стоп-лосс (ограничитель убытков) в сделке таким образом, что она автоматически закрывалась, если депозит уменьшался до двадцати тысяч рублей. В случае поражения я рассчитывал снять хотя бы эти остатки на первое время. В победную сторону я не ставил ордер на закрытие сделки, решил смотреть по ситуации и планировал фиксировать прибыль вручную.

Оставалось уже менее 10 минут и всё решится. Я наматывал круги по комнате и бил по воображаемому сопернику, в голове беспорядочно крутились разные мысли, эмоции захлёстывали.

И вот стали известны первые итоги и результаты, вначале валюта обычно дёргается и её скачки не показательны. В мою сторону возникло хорошее движение — за пару минут почти 40 пунктов, внутри всё сжалось, я, кажется, совсем не дышу, прибыль за счёт очень крупно поставленного лота уже — 120000 рублей. Можно прямо сейчас нажать и зафиксировать этот выигрыш. Но я жду настоящий тренд, огромную волну в сотни и сотни пунктов.

Часовая свеча на мониторе ещё немного выросла, а с ней увеличился и депозит. И тут вдруг случился резкий разворот в противоположную сторону. Моя пока что виртуальная прибыль так же стремительно начинает сгорать у меня на глазах. Что-делать? Закрыть принудительно сделку или выжидать и верить в чудо?

Вот уже заходит в минус и катится дальше — мой счёт тает вместе с моими надеждами. Ещё 7–10 томительных минут и всё. Сработал стоп-лосс. На депозите осталось — 20 000 рублей.

После этого ещё несколько дней продолжалось падение, очень затяжное движение вниз с небольшими, кратковременными отскоками. Тренд действительно удался.

Если бы я угадал тогда направление и затем потерпел какое-то время, можно было заработать около двух миллионов рублей. Конечно, я бы вряд ли смог поймать точный момент и закрыться на пике прибыли, но 1–1,5 миллиона заработал бы почти наверняка. А так в итоге на счёте сохранился лишь жалкий остаток. Всё казалось близко, не сложилось.

Невыносимой болью и сожалением проносились фрагменты моей жизни за последнее время. Это и жизнью-то нельзя было назвать. И тут такая жирная точка. Все надежды и мечты рухнули. Надо ещё Кариночке ответить, она ждёт, что сказать? Начать отмазываться и искать предлоги, что не могу встретиться? Нет, хватит. Я же мужчина, справлюсь, придумаю что-нибудь. Никогда не сдамся.

Это был конец. Конец игры на Forex. Конец глупой жизни, полной наивности и ошибок. Конец пустых мечтаний и надежд.

Это было начало. Я стал другим.

ГЛАВА 13

Я отрезал себе все пути к отступлению, ещё находясь в родном городе на январских праздниках, до начала работы на Forex и последовавшем затем крушении надежд. На тот момент было совершенно непонятно, как пойдёт игра, более того я искренне верил, что мой план удастся, и, тем не менее, в то время я принял окончательное решение по поводу своего будущего.

Суть его пугающе проста — я больше никогда не вернусь на наёмные работы, как бы ни складывались обстоятельства.

Чтобы в будущем не было возможности «соскочить» с этого обещания, я написал сам себе заявление следующего содержания.

Заявление

Я, ФИО, находясь в абсолютно адекватном состоянии, обещаю себе, что больше никогда не вернусь на работы: грузчиком, комплектовщиком, разнорабочим и т. д.

Нужда заставила меня терпеть этот изматывающий, унизительный труд. Но, тем не менее, за всё время таких работ я ни разу не поступился своими принципами и никому не позволил относиться к себе неуважительно. И сейчас я убиваю в себе «последнюю каплю раба». Только я «Хозяин себе», и только я определяю, что мне делать. Отныне никакая нужда не заставит меня вернуться в этот путь «в никуда». Это была хорошая школа жизни и познания себя.

Подпись, дата

Оригинал этого заявления до сих пор бережно хранится в моих бумагах, я не стал здесь изменять ни одного слова. Как есть, так и есть. Хотя сейчас бы я по-другому составил этот текст, гораздо менее пафосно. Но главное не написанные буквы, а соблюдение и выполнение взятого обязательства.

Составляя тогда заявление, я искренне верил и рассчитывал, что у меня получится стать профессиональным трейдером, и эта бумажка, как памятный архив, будет просто красивым дополнением, на которое интересно взглянуть через много лет. Когда же всё сорвалось, и я потерял деньги, первые логичные мысли отправляли меня снова искать работу. Вот тут и пригодилось это обещание, данное самому себе.

Конечно, меня сильно тревожили полная неизвестность и непонимание что делать дальше. Я никому тогда не показывал это заявление, уж очень личное оно было, и в принципе мне ничего не мешало выкинуть его и забыть про собственную категоричность. Но сделав это, я бы расписался в собственной несостоятельности и признал, что я и моё слово ничего не значат.

На следующий день после проигрыша на Forex ко мне на пару дней приехала Карина, мы отлично провели время — гуляли, развлекались, ходили в разные кафешки. Я легко тратил и никаким образом не показал, что у меня проблемы, и я не знаю, как жить дальше и чем зарабатывать. Я говорил до этого вкратце, что работаю сам на себя — трейдер на международном валютном рынке.

Звучит неплохо, симпатичный набор слов. Ничего конкретно не объяснял, поддерживал определённую таинственность. Наверное, она меня даже умным считала.

Родителям также ничего не сказал, всё держал внутри. Нечего плакаться и вызывать к себе жалость. Это унижает. О поражениях и пережитых разочарованиях можно говорить только тогда, когда у жизни взят реванш и всё хорошо. Но до этого было ещё далеко, а сейчас после пары дней прогулок и развлечений со своей будущей женой в кармане у меня осталось только 3000 рублей.

Она уехала, а я стал думать, где же взять денег? Эта мысль меня не покидала.

И вот, проводив Карину, я бреду задумчиво по набережной, полностью погружённый в свои мысли и ничего вокруг не замечаю. Вдруг слышу, кто-то меня окрикнул. Оборачиваюсь, через дорогу стоит мой бывший одноклассник и весело машет мне рукой. Не скажу, что я был очень рад нашей встрече, но проигнорировать и пройти мимо как-то тоже неправильно.

Я перешёл дорогу, он предложил тут же присесть на уличной террасе одного из кафе. Сидим, разговариваем, он заказал себе покушать, я предсказуемо оказался не голоден, хотя и ел только утром.

В школе мы мало общались, после выпускного и вовсе не виделись. Его звали Женей, он был неплохим парнем — обычный, ничего особенного, таких много. Сначала, конечно, обсудили бывших одноклассников, я никогда не интересовался, чем они занимаются, и слышал про них очень мало, отношения почти ни с кем не поддерживал.

Жека же знал, наверное, про каждого и рассказывал не умолкая. Многие как раз заканчивали вузы, кто-то успел уже жениться, некоторые работали.

Про себя он рассказал, что сейчас ему осталось защитить диплом, дальше планирует съездить отдохнуть на море и искать работу по специальности. Я чувствовал, что всё до этого было прелюдией, и ему не терпится рассказать мне нечто более важное. Это всегда заметно, когда человеку тяжело держать в себе что-то очень значимое по его мнению.

Через несколько минут он всё-таки нашёл момент красиво выйти на волнующую его тему. Предлогом стал вопрос, слышал ли я про то, что нашей однокласснице Наташке её возрастной богатый хахаль подарил новенькую «Ауди ТТ»?

Я немного слышал, но без подробностей. У Наташи в школе была кличка — «сосущая голова», и я не удивился, что из всего класса она устроилась в жизни быстрее и лучше всех.

Мы посмеялись над тем, как прикольно было бы посмотреть на реакцию её спонсора, узнай он о её прошлом. Тут уже Женя больше не мог сдерживаться и, как бы невзначай, показывает рукой на припаркованный рядом серебристый «Форд Фокус». И говорит: «Вот, тоже месяц назад взял себе, конечно, не „Ауди“, как у Наташки, но на трассе рвёт. Хочешь посидеть внутри?» И внимательно следит за моей реакцией.

Ждёт, наверное, моего удивления и восхищения, может даже зависти. Я улыбнулся и отказался, мне действительно было всё равно. Он же продолжал безудержно рассказывать все её характеристики. Чтобы не обидеть, я молча слушал и не перебивал, потом он спросил, есть ли у меня машина? Я ответил, что пока нет.

Он несколько разочарованно: «Зря, возьми что-нибудь, пусть для начала будет попроще, чем у меня, но машина реально удобно и тёлки на это ведутся. Вот увидишь, сразу начнут набрасываться» — и хохочет.

В школе Женя был серой биомассой и никого не интересовал, не удивительно, что ему никто тогда не давал. Заполучив автомобиль, дело в этом плане, видимо, сдвинулось.

Я спросил, на какие деньги он купил машину? Предсказуемый ответ: «Родители подарили на день рождения, заодно приурочили к окончанию универа, чтобы не тратиться два раза» — и снова смеётся от собственного сарказма. А отдыхать на что собираешься? Он понимает, к чему я клоню, и уже очень неохотно также говорит про родителей.

Раздражение одолевает, сдерживаться не хочется — обычный чухан решил похвастаться, ставит себя выше и пытается учить меня жизни. В итоге, не пытаясь сглаживать углы, я продолжаю: «Тебе 23 года, ты до сих пор лично не заработал ни одной копейки, но очень гордишься этой тачкой, как будто сам смог её купить. Тебя до сих пор кормят родители. Ты прямо сейчас кушаешь за их счёт — они горбатятся на работе, а ты сидишь и жрёшь в недешёвом кафе. Они оплачивают твою жизнь, обучение, ты даже поишь своих тёлок за их счёт. Ну и чем ты отличаешься от нашей Наташки? Она, по крайней мере, развела какого-то старого богача, а ты — взрослый пацан, по полной имеешь собственных родителей и считаешь это нормальным».

Жека хорошо знал по школе, что следующим этапом станет драка без особых шансов для него. Будучи человеком практичным, он предпочёл молча жевать. Я встал из-за стола, посоветовал сильно не гонять и пошёл.

Через несколько лет я встретил его в нашем родном городе. Родители Жени держали в конце 90-х и начале 2000-х небольшой продуктовый магазинчик и по тем временам хорошо зарабатывали. Затем, как и во все города, в нашу провинцию пришли «Пятёрочки», «Магниты», «Дикси» и другие сети. Большинство мелких магазинов закрылись, в том числе это вынуждены были сделать и его родители. Женя не смог закрепиться в Питере и вернулся жить домой в одной квартире с мамой и папой. Устроился на завод, вскоре женился и ведёт обычный образ жизни. Вместо «Форда» ездит он теперь на нашей подержанной «семёрке», подробностей не знаю, да и ни к чему.

Увиделись мы случайно, я приехал с семьёй навестить родителей и парковался у магазина, а он уже выходил из него с покупками. Женя быстро оценивающе посмотрел на БМВ, потом на меня и сразу отвёл глаза. Наверное, ещё обижается, а может, наоборот, осознал те слова. Не важно, не сомневаюсь, что на разных «кухнях» тогда поливал меня грязью и высмеивал за глаза моё глупое упрямство и бедность.

Пусть теперь завидует, помимо того, что видно глазами, до него, наверняка, долетает разная информация обо мне. Вдобавок к реальности, люди очень любят выдумывать и приписывать каждому множество мифов. Ну и пусть. Что делать, если собственная жизнь сера и обыденна.

Но тогда мне было не до этого, пусть они и скучно разменивают года, но зато на полный желудок, предсказуемо и понятно, а тренд моей жизни в то время объективно смотрел вниз, и мои перспективы оказались надёжно окутаны непроглядным туманом.

ГЛАВА 14

Я оказался в полном тупике, прежде всего внутри себя, требовалось в срочном порядке искать выход из сложившегося положения. Как вариант, можно оставить этот негостеприимный Питер и уехать домой в тихую гавань.

Там хорошо, любящие родители и девушка. Замечательная природа, простые люди, по выходным рыбалка и шашлыки. Безусловно, я вернусь обратно полным неудачником. Совсем без денег и образования, каких-то серьёзных знаний и навыков тоже нет. Даже ни одной рабочей профессии не освоил. На завод возьмут только подсобным рабочим, на электрика или сварщика ещё нужно выучиться.

Без работы, конечно, не останусь, у мамы хорошая должность и неплохие связи в городе. Попрошу её, и она обязательно куда - нибудь пристроит своего балбеса. Хотя даже просить не надо, она сама это предложит и организует. Её наивный мальчик, который рванул покорять коварный Петербург, — вернулся, готов взяться за ум и жить, как большинство. Все только обрадуются моему приезду, тому, что я, наконец, успокоился и решил жить без лишних амбиций.

Вернувшись в родительский дом, я буду сыт желудком, но голоден до настоящей жизни. Тело окажется в тепле, но внутри начнёт дрожать и коченеть от собственной никчёмности. На меня продолжат смотреть любящие глаза, но в ответ они увидят потухший взгляд, полный стыда за самого себя.

У меня родится ребёнок и станет любить за просто так, только потому, что я его папа. В ответ его будет безумно любить сломленный человек, у которого не останется морального права прививать нужные качества, воспитывать и рассказывать о жизни. Какое право я имею вести разговоры о жизни, если она сломала меня, растоптала все мечты, заставила признать поражение?

Лучше сдохнуть. Я не вернусь проигравшим! Только до конца, до самого конца. Пока можешь биться — дерись; если тебя бьют, оказался на земле, и нет шансов выиграть — лежи, терпи, но никогда не сдавайся. Если не убьют — они уйдут, а ты сможешь встать и позже отомстить. Долги всегда надо возвращать.

В этот момент я начинаю чётко разделять весь мир на две категории. Первая — это мои родные люди, с ними у меня одна кровь и их не выбирают. Сюда же отношу людей, которые мне очень дороги и кем я безумно дорожу. Это любимая, мои друзья, все те, кого я по-настоящему уважаю и чьё мнение для меня важно.

За этих людей я готов на всё, на любые жертвы, на любые поступки. С ними я добр и сентиментален, для них я сделаю всё, что угодно. Здесь нет и не может быть каких-то финансовых отношений, глупых ссор и скандалов, здесь нет амбиции и нет нужды тянуть одеяло на себя.

Вторая группа — это весь остальной мир. Они нужны только для выполнения собственных целей, мир жесток и плевать на их интересы. Я перестал пропускать через себя проблемы чужих людей и размышлять об утопически возможном идеальном обществе, где бы всем жилось хорошо и справедливо. Целиком и полностью сосредоточил свои силы исключительно на том, чтобы мои любимые были счастливы и ни в чём не нуждались. Все остальные — это всего лишь ресурсы.

Я больше не стремился казаться классным парнем, и мне стало всё равно на дешёвую лесть и лживые признания. Использовать меня в своих целях, изображая дружбу, вряд ли у кого-то теперь получится. Я не стал зверем и не отношусь к людям, как к пище и жертвам, но изначально я воспринимаю незнакомого человека как своего противника.

Конечно, у «чужого» есть шанс попасть в первую категорию, но это нужно доказать настоящими делами, проверкой в экстремальных ситуациях. Причём в такой обстановке, где у человека имеется возможность выбора. Если альтернативы нет — легко быть героем.

Гораздо проще бежать в атаку на явного врага и, если повезёт, выжить и получить медаль «За отвагу», когда за тобой стоят пулемёты, и выбора, по сути, нет. Только вперёд, повезло — герой, не повезло — погиб, но выбор один — бежать вперёд. Не в обиду дедам-ветеранам, я очень уважаю их подвиг, тогда было много тех, кто и без заградительных отрядов кидался на амбразуру.

Подходит очередной период платить за комнату, пробую взять кредит — не дали, всё очевидно, ведь работы нет, официального стажа и трудовой книжки тоже. Хочу хотя бы микрозайм оформить — тоже не получилось. Я очень на него рассчитывал, вроде даже бомжам и бухарикам дают, а тут отказали без объяснения причин. Может, мои административные правонарушения сказались.

Я бы мог позвонить собственнику комнаты, договориться и на несколько дней оттянуть платёж. Но что изменится за это время? Ничего. Нужно действовать.

Долго размышлять о способах бессмысленно, всё и так ясно, остаётся только украсть или у кого-то отнять. Думаю, как лучше сделать, чтобы и денег взять и на душе было нормально. Понятно, что стариков, детей и женщин даже не рассматриваю, хотя это самые лёгкие жертвы. Но жить после такого, ощущая себя ничтожным ублюдком, будет просто невыносимо.

Можно попробовать подкараулить в темноте одинокого мужика — один на один, всё относительно честно. Но кто это будет? Скорее всего, какой-нибудь обычный работяга. Вспоминаю, как сам пахал, эти деньги очень тяжело достаются, у большинства ещё и семьи. А я подойду такой чёткий, нащёлкаю ему и вдобавок деньги заберу. Тот придёт домой побитый, семью кормить надо, дети плачут… Нет, это мерзко, не могу через себя переступить.

В идеале хотелось бы, конечно, бизнесмена с чемоданом денег хлопнуть, но такие люди по ночам в глухих местах не ходят. На таких клиентов должна быть наводка, но где же её взять.

Лежу в комнате на диване и прикидываю, кого бы мне было не жалко, перед глазами проплывают разные персонажи, всплывают какие-то детские обиды, подростковые конфликты и тому подобный визуальный ряд. Понятно, что это всё отпадает. Где их искать? К тому же меня знают в лицо, точно не подойдёт. Думаю дальше.

В плеере заиграла легендарная песня «Show must go on» группы Queen. Крутая музыка, настраивает на действие и борьбу. Я как-то читал биографию Фредди Меркьюри, и у меня в голове отложилось, что он, помимо женщин, был не прочь и с мужиками перепихнуться. Вот тут меня и осенило. Вот у кого не жалко будет забрать деньги и, если понадобится, разбить лицо. Это гомосеки. Точно, нормальная тема.

В целом я не испытывал к ним огромной вражды, скорее презрение и не более. Понятно, если не повезло в жизни, и таким родился — нет смысла себя ломать, природу и гены всё равно не обманешь. Пусть приспосабливаются и живут, как хотят, главное, чтобы не показывали на людях своих отношений и не вызывали отвращения прилюдными обнимашками и поцелуйчиками.

Выбор в данный момент пал на них методом исключения — мне морально было проще отнять деньги у «дырявого», чем у нормального. Осталось придумать, где их найти?

Это оказалось не сложно и вполне очевидно. Клубы для геев. Набираю в Яндексе «клубы для геев Петербург» — выпал внушительный список. Да уж, в Питере есть, где развлечься гомосятине. Выбираю те, что подальше от многолюдных улиц, лучше небольшие — не очень популярные клубы, где-нибудь во дворах. Отобрал несколько штук, сегодня как раз пятница, не стоит откладывать.

Ближе к закрытию метро выдвигаюсь, надеваю тёмную одежду, кепку, беру с собой пневматический пистолет. Полный аналог «Макарова», подарок родителей на 18 лет, знали бы они, для чего он мне пригодится. Пульки давно закончились, купить уже было поздно, поэтому обойму даже не брал. Решаю, что хватит и этого, на понт их возьму, и те с испугу сразу всё отдадут.

Дальше полчаса на метро, нахожу клуб, который выбрал для первого раза. Близко не приближаюсь, у входа охрана, но стоят внутри заведения, значит обзор у них маленький.

Осматриваю разные подходы к клубу, нахожу интересный путь, где ходят не часто, как раз то, что нужно. Дорога идёт через небольшой сквер, фонари вдалеке, есть деревья, в общем, место очень удобное. Голубки понемногу подтягиваются в клуб, я определился с местом для укрытия и начинаю выжидать.

Вскоре заметил интересную парочку, секунд через двадцать поравняются со мной, я весь на взводе, адреналин играет. Уже почти подошли, готовлюсь выскочить, но вдалеке кто-то появился. Отбой, продолжаю наблюдать. Жду момент, народу немного, а если проходят, то большими компаниями.

Прошло ещё примерно около часа, вижу — идёт молодая «мужская» пара, что-то пьют из банок, громко шутят, играются, один как бы случайно целует другого, отвращение после увиденного накатывает ещё сильнее.

Через несколько секунд они поравнялись со мной, я резко выхожу с пистолетом и не громко говорю: «Доставайте деньги, телефоны или завалю прямо здесь». Один из них моментально метнулся в сторону клуба, там метров сто оставалось, второй застыл и тут же получил от меня левый боковой в челюсть. Быстрый шмон, забрал трубку, нашёл в джинсах 5700 рублей, пнул его напоследок, чтобы не рыпался, и бегом оттуда.

Пробежал минут десять, затем остановился. Эмоции ещё играют, умом понимаю, что вряд ли за мной станет бежать охрана. Они, конечно, выскочили, когда до них добрался вырвавшийся дружок, и, скорее всего, ментов они вызовут. Экипаж на машине проедет по близлежащим улицам и на этом всё закончится. Но, тем не менее, лучше подстраховаться и я довольно оперативно ловлю тачку. Достаточно проехав, прошу водителя высадить меня на одной из улиц. Метро уже закрыто, поэтому ловлю вторую машину и теперь уже едем почти до дома, чтобы не рисковать, на всякий случай, выхожу в 10–15 минутах ходьбы до квартиры.

Зашёл к себе в комнату, включил телевизор для фона и начал анализировать. Думал, конечно, выйдет заметно проще, и муляж пистолета создаст гораздо более сильный эффект. Хотя один раз не показатель, может, другие будут спокойно и без шума всё отдавать.

Для первого раза сойдёт — 5700 рублей взял, трубка оказалась дешёвой, завтра схожу в скупку. Симку я выкинул ещё до того, как стал ловить машину, аккумулятор вытащил и положил отдельно в карман.

На оплату аренды пока не хватало, но ещё оставалось два дня до расчёта. Завтра суббота, клубы опять работают, поеду по другому адресу, надеюсь, там получится взять больше денег. Подогрел макароны, выпил чай с печеньем и лёг спать.

ГЛАВА 15

Уснул быстро, спал хорошо, кошмары не снились, совесть не мучила. Днём сходил в скупку, сдал телефон голубка — получил 1600 рублей. Погулял по городу, зашёл в «Дом книги», провёл там два часа, понравилось несколько книг; как заработаю, обязательно приду и куплю их. О предстоящем вечере стараюсь не думать, чтобы не перегореть раньше времени.

Это опыт из спорта, когда перед соревнованиями нужно стараться не накручивать себя и по возможности отвлечься, зато незадолго до поединка начать настраиваться и входить в боевое состояние. Здесь же проблема состояла в том, что точное время действия неизвестно, требуется сидеть в засаде и выжидать, больше на разведку похоже.

Одно время, ещё подростком, возникали мысли пойти в разведку, работать на благо Родины — большой риск, настоящее мужское дело. Всегда с удовольствием смотрел фильмы про разведчиков, не важно, художественные или документальные, — всё это было очень интересно. Больше всего привлекало самое романтичное направление, разведчик-нелегал в чужом государстве. Ну, или контрразведка на доверенном участке в своей стране, хотелось ловить иностранных шпионов. Именно иностранных агентов, а не инакомыслящих собственных граждан.

Аналитика, хладнокровие, игра умов, риск, решимость — всё это безумно нравилось и влекло. Останавливало только то, что это система, а ты небольшой элемент. Даже если удалось показать выдающиеся результаты — ты просто винтик, который в данный момент принёс пользу.

В случае же твоей или агентурной ошибки Родина, которой ты посвятил всю свою жизнь, в лице государства просто предаст и откажется от тебя. Так было при любом строе. В лучшем случае, если повезёт, через несколько лет на кого-нибудь обменяют, но и это далеко не факт.

А если работаешь внутри страны в контрразведке, то личной свободы вообще нет, каждый твой шаг, любая поездка с семьёй на отдых за границу — всё сразу на карандаш, всё по разрешению. Вместо реальной работы по ловле шпионов нужно крышевать и обеспечивать безопасность подконтрольному государству бизнесу. Обычная система, такая же, как армия, полиция или какая - нибудь пожарная служба, только отбор жёстче и ума требуется больше.

Поздно вечером, незадолго до закрытия метро, как и накануне, я выдвинулся из дома. Адрес был выбран максимально далеко от моего пятничного визита. Приехал, обстановка не очень, оказалось достаточно людно, вблизи клуба негде надёжно укрыться и мониторить. Но решил без денег не возвращаться и дождаться своего варианта.

Стою на углу близлежащего дома и наблюдаю. Прошло около часа, но возможности никакой нет, всё на виду. Хочется спать, долго стоять на одном месте тяжело, есть огромное желание всё бросить и ехать домой. Но что дальше? Надо терпеть, вспоминаю своих близких, пока есть время, перечитываю смс от Карины, настраиваю себя на долгое ожидание, пока не будет результата.

Примерно ещё минут через сорок народ почти совсем перестал ходить, видимо, те, кто хотел, уже пришли. Что делать? Ждать закрытия и ловить момент, когда все пойдут домой, но к тому времени денег у них, скорее всего, останется немного. Хотя ладно, это лучше, чем ничего. По крайней мере, трубки я точно возьму, а может, повезёт и богатенький гомосек попадётся.

Ноги стали уставать, я пошарился в округе и подобрал старый обрезок доски, на нём и сижу в ожидании. Глаза уже слипаются, но тут замечаю, как выходит парочка из клуба, встали у входа — курят и листают свои телефоны, изредка обмениваясь фразами. Сначала я не придал этому значения, был уверен, что вскоре опять уйдут в клуб. Лениво зевая, поглядываю за ними. Но, докурив, они не вернулись обратно, а пошли в мою сторону.

Я привстал и стараюсь оставаться незаметным, рядом высокий густой кустарник, который, как мне кажется, тщательно скрывает мои намерения от посторонних глаз.

Мне пока ещё не известно, чего они хотят, метро в другой стороне, парковок с машинами поблизости не видно. Немного пройдя, голубки остановились, огляделись вокруг и тут же нырнули в кусты. Им, видимо, стало совсем уж невтерпёж, и они решили прямо там кайфануть. Всё стало ясно.

Такой момент нельзя было упускать — сами пришли ко мне в руки, удачнее не придумаешь. Пытаясь не шуметь, тихонько подкрадываюсь к ним, один уже сидит на корточках и расстёгивает ширинку товарища, оба так увлечены, что не замечают меня. Пистолет и понт в этот раз решил не использовать.

Подобравшись на удобную дистанцию, я стремительно врываюсь в эти кусты и тому, кто сидел на корточках, плотно бью ботинком в лицо. Высота была очень удобной для удара ногой — прилетело как надо, и он свалился в глухом нокауте. Второй взвизгнул от неожиданности, я тут же срубил его правым прямым. Попал вскользь, он больше от страха упал и сразу свернулся калачиком, ожидая дальнейшего избиения.

Грубо говорю ему: «Деньги, телефоны. Быстро!» Он явно в шоке и впал в ступор, партнёр его вырублен, приходится самому шмонать. Обыскиваю их, но тщетно, парочка вышла без верхней одежды и сумок, наверняка, там остались нормальные деньги. Забираю только два телефона и несколько сотен рублей.

Уходил так же, как в прошлый раз. Пробежка, ловлю машину, через некоторое время останавливаемся, ловлю вторую и недалеко от дома высаживаюсь.

Денег почти не взял, но телефоны оказались приличные. На следующий день в скупке они в сумме потянули на 6000 рублей. На комнату я собрал, но в кармане осталось чуть меньше тысячи. До следующей пятницы, полноценной работы клубов, ещё почти неделя, а кушать хочется и на проезд надо иметь.

Основная статья расходов сейчас — это еда. Начинаю воровать в магазинах. Прихожу в «Пятёрочку», «Дикси» или в любой другой сетевой магазин с сумкой для ноутбука. Неспешно хожу вдоль витрин, осматриваюсь и, выбрав момент, загружаюсь продуктами: сыр, колбаса, мясная нарезка, йогурты, шоколадные сырки и так далее.

Я не стеснялся и брал как следует. На кассе расплачивался только за молоко и хлеб, после этого с непроницаемым лицом проходил пищащие рамки.

Если видел, что при выходе охранник смотрит на меня, отвечал ему колючим взглядом в глаза, максимально злым и с явным пренебрежением. Смысл в том, чтобы ему не захотелось связываться лишний раз с проверкой сумки, и это работало. Я не брал дорогих продуктов, у которых пищат магнитные ленты. Обычные штрих-коды никак не программируются и не сигнализируют, это я знал точно, поэтому не боялся выносить.

Оплачивая на кассе меньше ста рублей, я набирал на сумму, во много раз превышающую официальный чек. Честно говоря, никакого чувства стыда при этом не испытывал, и постепенно даже втянулся в бесплатную халяву. Питание у меня стало достаточно вкусное и калорийное.

Не красть у своих и нуждающихся — для меня это как заповедь и я её никогда не нарушу. А воровать в магазинах в тот момент было просто необходимо.

За всё время только два раза срабатывали рамки — подходил охранник, но оба раза получилось разрулить на месте и без последствий. Я делал наглый, уверенный взгляд, тряс перед его лицом чеком, но не показывал и не давал ему в руки. «У меня в сумке ноут, ты лично отвечаешь за него, если я его оставлю в камере хранения? Ты вообще попутал, ты во мне вора увидел, пошли на улицу, я тебе покажу и обосную свои покупки. Ремонтируй свою пищащую херню и не гони не по делу». И так далее. В таком ключе удавалось не доводить до обысков и серьёзных последствий. Типа по понятиям расходились. Всё это, конечно, было неприятно.

Помню свои ощущения, когда через несколько лет, уже имея хорошие доходы, я приходил в крупные магазины, такие как «Лента» или «Ашан», и, покупая там продуктов на 10–20 тысяч рублей, при проходе сквозь рамки подсознательно испытывал дискомфорт. Опасался, что она запиликает. Вроде ничего не украл, всё честно, денег в кармане полно, а всё равно напрягаешься. Это продолжалось пару месяцев, затем прошло.

ГЛАВА 16

Я прекрасно понимал, что гоп-стопы и воровство в магазинах долго продолжаться не могут, но ничего нового придумать не получалось. Начиная с 16 лет, я прочитал большое количество книг по бизнесу, предпринимательству, личным финансам и всяким техникам достижения успеха. Будучи молодым и наивным, цеплялся за броские заголовки про миллионы и свободу, которые обещал очередной писатель — «гуру бизнеса», как иностранный, так и российский.

Изучал, как зарегистрировать ИП или ООО и в чём разница между ними, постигал основы бухгалтерии и налогообложения. Выискивал в интернете разные уникальные идеи. Бесчисленное количество раз вводил в поисковую строку: «бизнес с нуля», «как начать своё дело» и так далее. В общем, довольно рано я освоил весь стандартный набор знаний виртуального «успешного молодого миллионера».

Осталось самое малое, как-то воплотить эту информацию в деньги. Очевидно, что нужно создать бизнес, начать зарабатывать, доходы вкладывать в активы и с этого получать пассивный доход. Всё классно и просто. Этой мудрой мысли посвящены почти все книги «великих» учителей. Прочитав тысячи страниц, я под разным углом встречал данную мысль, вокруг неё ходили, разжёвывали, выплёвывали, потом опять пихали в рот и продолжали жевать.

Мысль действительно правильная, жаль только потраченного времени на чтение пустого трёпа. Когда ещё нет жизненного опыта, тяжело быстро понять, какая книга стоит внимания, а на которую и пять минут не нужно тратить.

В детстве я всегда стремился заработать, но не так, как пишут о многих великих предпринимателях. По типу маленький Лёва покупал в ларьке жвачки, «Сникерсы» и тому подобное, а потом впаривал с наценкой своим одноклассникам или выменивал на что-то более ценное. И многие люди восхищаются подобными историями, надо же, такой небольшой мальчик, а уже придумал, как самостоятельно добывать деньги. Вот молодец, точно будущий Рокфеллер. Этот маленький говнюк наживался на своих товарищах, а люди ставят его в пример. В классе могут быть разные отношения, кого-то обижают, порой и драки случаются, но, как ни крути, — это небольшое братство. Да, после школы у каждого своя жизнь и всё забывается, но в детстве, проводя столько времени вместе, несмотря на ссоры и обиды, одноклассники — это особенное сообщество.

Если происходили городские соревнования или олимпиады между школами, ты всё равно болеешь за своего, даже если отношения с ним не очень и он тебя бесит, но это твой одноклассник, а значит вы в одной «банде» и этим всё сказано. Если бы я увидел, что у меня в классе кто-то занимается перепродажей сладостей, сигарет или другого товара, то после вразумительной беседы ему, наверняка бы, захотелось бесплатно со всеми поделиться.

Я зарабатывал, садясь на велосипед, и ехал собирать малину, грибы и так далее, потом отвозил это добро на заготовительную базу, там товар взвешивали и выплачивали деньги. Ловил раков и после сдавал их в местный ресторан. Зимой, когда ничего не растёт и водоёмы замерзают, ходил в поисках алюминия и меди. Тогда их по хорошим ценам принимали. Находил и срезал старые кабели, в частном секторе с заборов снимал проволоку.

Больших денег, конечно, не выходило, но в 10–14 лет на карманные расходы всегда было. Очень приятно сделать сюрприз родителям и младшей сестрёнке, когда неожиданно и без повода приносишь им по мороженому.

До секции бокса я несколько лет ходил на футбол, примерно до 13 лет. С командой мы регулярно ездили на соревнования, нам выдавали суточные — деньги небольшие, но в этом возрасте хорошо ощущаются. Старался их не тратить, а привезти домой и отдать маме.

Почти все пацаны сразу покупали себе лимонад, чипсы, орешки всякие, мне тоже этого хотелось, но для меня бóльшим наслаждением было ощутить, что я могу помогать своей семье, почувствовать себя мужчиной — добытчиком.

Находясь уже в Питере, даже в то время, когда работал грузчиком и играл на Forex, я не переставал думать о бизнесе. Всё пытался какую-то идею отыскать, да так, чтобы без вложений и сразу много прибыли. Ну, или пусть немного, но зато стабильно. Хотел одно время обувной магазин открыть. Бродил по торговым центрам, узнавал, сколько стоит аренда. Сходил на оптовые базы, там мне посчитали минимальные расклады, с которыми можно открыться.

Наблюдал за магазинами, отслеживал проходимость в час, считал, сколько у них пар обуви выставлено и проводил прочую статистику. Можно было бы открыться до 100–200 тысяч рублей, я бы это сделал. А так всё выливалось в гораздо более крупные суммы, при этом с совершенно неясными перспективами.

Конечно, если бы я мечтал и горел данной идей, то уже давно бы целенаправленно шёл к этому. А так, скукотища изо дня в день, большие вложения и далеко не факт, что окупятся. Дорогая рутина без особых перспектив. И так почти про каждый стандартный магазин, не важно, продукты это, одежда, автомобильные запчасти или любой другой товар.

В ситуации, в которой я оказался, даже бессмысленно было думать о чём-то подобном. Товар под реализацию не дадут, за аренду попросят сразу, а вложить хотя бы 1–2 миллиона рублей для старта в то время, по понятным причинам, не имелось никаких вариантов.

Думал о консалтинге, вроде относительно небольшие вложения. Они, конечно, тоже понадобятся, но это уже реальные цифры. Однако проблема в том, что я по большому счёту ничего не умею, у меня нет профессии и глубоких знаний ни в одной из областей. Более того, у меня даже нет каких-то серьёзных навыков.

В детстве я ходил в художественную школу, занимался резьбой по дереву, но всё средненько. Правда, уже в 11 лет с отличием закончил местную музыкальную школу по классу «народное отделение». Петь совсем не научился, только играть на баяне и немного на фортепиано. Можно было бы в переходе метро подработать, но к тому возрасту я уже многое забыл. Это, конечно, шутка — самолюбие никогда бы не позволило просить подаяние.

Не знаю, для чего я отходил пять лет в «музыкалку», наверное, тогда меня не спрашивали, хочу ли я этого. В итоге, как закончил в 11 лет, так и не брал инструмент в руки, хотя в то время подавал надежды. Директор музыкальной школы предлагал продолжить обучение в консерватории, обещал содействовать. Но душа у меня к этому совсем не лежала, я тогда грезил только футболом.

Сейчас же мне хотелось не голы забивать, а как-то наладить свою жизнь. Конечно, она неудачно складывалась не только из-за отсутствия капитала — это вторично. Много было факторов и причин, что больше, что меньше влияло — я до сих пор не знаю, да и нет смысла копаться. Основной причиной отсутствия денег разные психологи, гуру бизнеса и тренеры личностного роста называют образ мышления. Мол, измени его, и тебе сразу попрёт. Не всё так просто, но в целом согласен — это важный момент. Приведу банальный пример про образ мыслей, как только не любят его пересказывать, но суть одна.

Огромная разница в мышлении учёного, который решает задачи по высшей математике или ядерной физике, по сравнению с мышлением человека, который умеет зарабатывать деньги, торгуя китайским ширпотребом. Поэтому так много бедных учёных с выдающимися умственными способностями и достаточно много обеспеченных людей, не слишком одарённых интеллектом. Разные категории мышления, их трудно сравнивать. Абстрактный ум, житейский ум.

Что-то в этом есть, но это точно не панацея от безденежья. Я бы не стал забывать про такие черты характера, как порядочность, изворотливость, подхалимство и так далее — на мой взгляд, они не менее сильно влияют на наличие денег в кармане.

Как бы то ни было, мой тогдашний ум оказался способен лишь на то, чтобы дождаться пятницы и опять отправиться на поиски денежных знаков к местам, где тусят «голубки».

Всё делал по отработанной за прошлый уикенд схеме. Подъехал на место, долго выжидал, высматривал, но момента так и не нашлось. Несколько раз намечались близкие ситуации, чтобы начать действовать, но полноценной возможности так и не появилось. Уже под утро, весь разбитый и раздосадованный, я добрался до дома и завалился спать. Завтра обязательно возьму реванш.

Следующим вечером я находился в очень боевом настроении, если сегодня не получится взять хоть что-то, до следующих выходных будет тяжело дотянуть, обязательно нужен результат. Без денег я решил не возвращаться.

ГЛАВА 17

Долго не мог выбрать адрес клуба, было несколько вариантов со своими плюсами и минусами. В этот раз ещё более волнительно, очень давит необходимость результата. Гораздо проще что-то делать в относительно расслабленном состоянии, имея в наличии денежный запас и различные варианты. Голова от этого разгружена — ты можешь делать, можешь не делать. Совсем другая ситуация, когда ты не оставляешь себе выбора.

Я определился с местом — почти самый центр города, долго размышлял, но решил, что здесь, по крайней мере, публика будет богаче и посещаемость выше. Необходимость взять любой ценой стала ключевым и определяющим фактором. Вышел из метро «Гостиный двор» — самое сердце Питера. До клуба было не очень далеко идти, и вскоре я уже осматривал обстановку.

Прошёлся вокруг, проверил, есть ли тупиковые дворы, прикинул, где лучше сделать засаду, куда отходить. Через некоторое время пожалел о своём выборе — слишком светло, очень много случайных прохожих, в центре города куча камер, но отступать уже было поздно.

В течение 20 минут я обследовал всю близлежащую территорию и вскоре определился с планом действий. Выбрал достаточно укромное место, если всё сделать быстро и тихо, то вполне сойдёт. Моросил мелкий противный дождь, я надел капюшон, наклонил голову чуть вперёд и стал терпеливо ждать удобного момента.

Разные мысли непрерывно лезли в мою голову и их никак не получалось отогнать. Всё пытался понять, где же я оступился и свернул не туда, как же так получилось, что сейчас я занимаюсь вот этим? По всем параметрам в данный момент я полный неудачник. У меня ничего нет и, главное, не видно никаких перспектив. Более того, я могу попасться и загреметь за решётку из-за каких-то копеек.

Как же так получилось, парень, которому всё давалось очень легко в школе и в учёбе, и в спорте, да почти любое занятие, к мнению которого прислушивались даже учителя. Как я докатился до такого?

Я знал, что многие мои одноклассники уже заканчивают вузы, некоторые из них начали работать. У большинства специальность, однозначность выбора, поддержка со стороны. Они ещё ничего толком сами не заработали, но живут гораздо лучше меня. У них есть всё необходимое и очевидное будущее. Самое главное, что у меня могло быть как минимум не хуже.

Мои родители, пусть не богачи, но достойно зарабатывают, и они в состоянии были выучить меня, дать специальность и направить по стандартному пути. К тому же, они этого очень хотели.

Но я сам не захотел жить за чужой счёт, не смог брать денег с тех, кого очень люблю. Мысль о том, что родители из-за меня должны были себя или младшую сестрёнку в чём-то ограничивать, не оставляла выбора. И даже если бы они оказались миллионерами, я всё равно не смог бы пойти на это. Мне нужно всего достичь самому, с самого нуля, только это принесёт удовлетворение. Почему я такой? Меня никто так не воспитывал. Откуда взялись эти понятия? Сам не могу разобраться. Какое-то гипертрофированное чувство собственного достоинства. Копаюсь в своём детстве, ничего особенного не припоминаю.

И вот сейчас я стою и жду своих клиентов, прошло уже около полутора часов. Ожидание на одном месте в постоянном нервном напряжении очень выматывает. Мысль одна: поскорее бы всё прошло и бегом домой в теплую кровать.

Народ понемногу подтягивается в клуб, но реальных шансов исполнить задуманное пока не представилось. Бывало, уже настроишься, но в последний момент кто-то появляется на горизонте, рядом начинает парковаться машина и тому подобное, всё очень на грани, и планы приходится откладывать.

Прошло ещё примерно 15 минут, идёт мужчина лет сорока пяти — явно пьян, сильно шатается, одет обычно, с рабочей сумкой на плече, на поясе дополнительно пристёгнута сумка-кейс. В 90-е годы такие модно было носить, сейчас их редко у кого увидишь. На календаре 10-е число, на многих предприятиях время зарплаты или аванса.

У меня внутри сразу вспыхнул азарт, наверняка, после зарплаты идёт, вот — готовенький, толкнул его и всё, забрал сумку и нормально. Ушёл чисто — и концы в воду. Такой сильно пьяный не окажет сопротивления и быстро не сообразит, что делать в экстремальной ситуации, наутро вообще может ничего не вспомнить. Если полезет драться — не опасно, придётся чуть побить его, но тут совершенно без риска для меня.

На вид, скорее всего, это рабочий с какого-нибудь производства или стройки. Он, с высокой долей вероятности, не гомосек, а обычный прохожий, но по всем другим параметрам — это отличный клиент. Я уже изрядно промок, устал и хочется спать. Желание одно — как можно быстрее сделать и закрыть на сегодня эту тему. Всё сходится — вокруг тишина и никого нет, идеальнее ситуации и соперника сложно придумать.

Я весь наизготове, несколько секунд и всё. Но что-то меня держит, не могу решиться. Вспоминаю своего папу, как маленький ждал его у окна, когда он задерживался на работе или в гараже. Мама отправляла спать — завтра в школу, но как уснуть, когда папы нет дома. И я притворялся, а потом незаметно всё равно пробирался к окну и ждал его. Мама, увидев это несколько раз, через некоторое время смирялась, и мы уже вместе сидели у окна.

В то время мобильники — огромная редкость, доступная единицам избранных, и как-то созвониться и связаться не было никакой возможности. Просто сидишь и ждёшь. Включаем телевизор для фона, чтобы отвлечься, начинаем о чём-то беседовать. Но все мысли там, на улице, когда же он придёт, хоть бы с ним ничего не случилось.

Когда папа приходил, наступала неописуемая радость, и не возникало даже желания спрашивать, где был, почему так долго, мы тут все переволновались… Папуля дома, жив и здоров, вся семья на месте, можно спокойно ложиться. Счастливый, я убегал в свою комнату и тут же засыпал.

И сейчас я, находясь в центре Питера, в ожидании этой приближающейся идеальной жертвы, представляю, что такой же сынишка или дочка дома ждут своего папу — этого простого мужика, решившего сегодня расслабиться. У него в руках пакет, возможно, он им несёт какие-то подарки со своей получки. В любом случае ситуация как на ладони: обычный мужик, работяга, получил деньги, выпил с коллегами и пробирается домой к своей семье.

Логика и рациональный ум говорят, что надо быстро подойти, не сильно щёлкнуть ему, забрать сумку на поясе и всё. Никого вокруг нет, очень хочется спать, всё надоело и при этом ужасно нужны деньги. Прекрасный вариант, чтобы сделать и решить на время свои проблемы. Лучшего не найдёшь.

Инстинкты гонят меня вперёд, но что-то останавливает. Да — я ворую еду в магазинах, да — я отнимаю деньги у гомосеков и бью их при этом, да — скорее всего никто никогда не узнает, если я сейчас хлопну этого мужика, да — я очень разочаровался в жизни, устал и зол на весь мир. И я готов уже почти на всё.

За последнее время я озлобился, стал волком и отношусь к людям как к овцам, но никогда не стану шакалом. Я грешен, но никогда не нарушу собственные принципы. Звучит пафосно, но я не смог подойти и поднять руку на этого пьяного работягу. Он прошёл мимо, даже не заметив меня. А я остался ждать свою клиентуру. Без денег всё равно не уйду, это решено.

ГЛАВА 18

Продолжаю стоять в укрытии из нескольких кустов, чуть в стороне от дороги. Это место мало просматривается, и увидеть меня в темноте тяжело, поэтому спокойно выжидаю, не опасаясь быть замеченным. Вдруг неожиданно из близлежащего двора выходит бабулька лет под семьдесят с собакой на поводке и идёт в мою сторону.

Я замер и на несколько шагов отошёл ещё дальше в темноту. Не могу понять, зачем она вышла выгуливать собаку в два часа ночи, что-то здесь не так.

Бабулька, не снижая скорости, двигается по направлению ко мне. Когда нас стало отделять только 5–7 метров, она начала громко говорить: «Эй, ты чего там сидишь в кустах, я тебя ещё два часа назад в окно заметила. Небось, колешься там или поджидаешь кого-то? Нечего здесь тереться, убирайся отсюда, а то собаку сейчас спущу, а потом милицию вызову!» Собака её, немецкая овчарка, тянет вперёд, держит поводок в натяг, злобно рычит и скалится.

Странно, как бабуля спалила меня в окно, где я ошибся. Наверное, когда сворачивал с дороги в кусты. Я тогда огляделся по сторонам, кинул взгляд на окна ближайшего дома, но всё внимательно осмотреть не мог.

Ничего не оставалось делать, я молча прошёл несколько метров в сторону и вышел на дорогу. Вдогонку слышал: «И чтобы я тебя здесь больше никогда не видела!» Боевая бабуля попалась, повезло ещё, что ментов сразу не вызвала. Было ясно, что отсюда надо уходить, и мои планы с этим клубом на длительное время несовместимы.

Метро уже закрыто, поймать машину — жалко денег, оставались совсем крохи. Решаю бродить по городу, пока не откроется метро, может, заодно подвернётся какой-нибудь удачный момент заработать.

К четырём утра сон начинает одолевать, ноги устали, очень хочется есть. Прохожу мимо закрытого «Макдональдса», с каким бы удовольствием я сейчас съел любой из их бургеров, а после, утолив острый голод, взял бы наггетсы с кисло-сладким соусом и уже неспешно, делая небольшие паузы, стал их уплетать, запивая всё это дело вкусным кофе. Непроизвольно выделилась слюна, в желудке заныло, пришлось быстро переключить внимание на другую тему.

Многие жители больших городов считают, что в «Макдональдсах», «БургерКингах», KFC или других фастфудах питаются только бедные студенты или малооплачиваемые специалисты. Они совсем не знают, как живут люди в провинции. Прийти и покушать на 300 рублей с человека для обычной семьи возможно только в особенные дни, и это будет восприниматься как маленький праздник и развлечение.

На улице полная тишина, прохожие почти не встречаются. Сворачиваю во двор по малой нужде. Сквозь темноту вижу неподалёку магазин 24 часа, такие обычно держат азербайджанцы. Только мысли у меня возникли не купить там что-то покушать, а забрать их выручку. Наблюдаю за входом минут пять, никто не выходит, значит посетителей, скорее всего, нет.

Несколько секунд раздумий. Решаюсь. Ладно — была, не была. Достаю свой пневматический пистолет без обоймы и стремительно направлюсь к входу. Чувствую, как разгоняется внутри меня адреналин, начинают стучать в висках, тело становится как пружина.

Захожу в магазин и, пугая стволом, быстро двигаюсь к кассе. Испуганная нерусская продавщица взвизгивает и собирается убежать в подсобку. Я кричу ей: «Стой, завалю, быстро деньги из кассы!»

Неизвестно откуда выскакивает заспанный парень с густой щетиной и, разведя чуть в стороны руки, с акцентом взволнованно говорит мне: «Постой, друг, слышишь, сейчас достану, не стреляй».

Открывает кассу, выгребает оттуда деньги, кладёт их на прилавок и чуть отдаляется назад. Я подхожу, не переставая направлять на них пистолет, и левой рукой убираю купюры в карман штанов. Далее, двигаясь спиной к выходу, продолжаю контролировать их, как бы держа на мушке. Распахиваю дверь и начинаю бежать, что есть сил.

Всё получилось спонтанно, не было никакого плана, обдумывания, исследования окружающей обстановки. Я даже точно не знал, где нахожусь, поэтому, как только очутился на улице, я просто побежал от этого магазина как можно дальше. Понимаю, что сейчас они вызовут ментов, поднимут всех своих родственников и друзей. Начнут шерстить весь район и ещё неизвестно, к кому страшнее попасть. Это не у гомосеков деньги забрать, здесь станут серьёзно рыть. Времени, чтобы затеряться, не так много, и я бегу изо всех сил, дыхание сбивается, но терплю, останавливаться пока рано и очень опасно. Не могу сориентироваться и определить своё местоположение — какие-то дворы, старые дома, совсем ничего знакомого.

Пробежав ещё немного, наконец, выскочил на широкую дорогу. Машин в начале пятого утра почти нет. Стоять на дороге и голосовать — рискованно, совсем скоро тут будут всё прочёсывать. Эх, поймать бы, конечно, сразу такси или частника, но неизвестно, сколько их ждать, поэтому двигаюсь дальше.

Перебегаю на другую сторону улицы и опять через дворы, главное вперёд. По пути прочитал название улицы — не знаю такой, район совсем незнакомый. Вспоминаю фильм «Форрест Гамп» и известную фразу: «Беги, Форрест, беги». И я бежал, уже не так быстро, как первые сотни метров, но всё равно в темпе и без остановок. Решив, что отбежал уже достаточно далеко, я вынул телефон и взглянул на время. Четыре часа сорок пять минут, метро открывается где-то полшестого, уже совсем скоро. Хотя нет, на метро опасно, возможно на всех ближайших станциях уже ждут. Может, не менты, но друзья и родственники торгашей будут там наверняка. Ясно, что им не так важны деньги, которые я забрал, здесь больше дело принципа и уважения. Утром мне точно нельзя на метро.

Я перехожу на шаг и восстанавливаю дыхание. Достаю из кармана мятые купюры, раскладываю их одна к одной и считаю — 12 300 рублей, не густо для магазина, но пока хватит.

Сложно сказать, насколько именно я удалился от того места, но нас точно разделяло уже несколько километров. Я продолжаю уходить, но уже не бегу, чтобы не вызывать лишних подозрений, а двигаюсь тихо и осторожно, постоянно оглядываясь и озираясь.

Почти 6 часов утра, город понемногу просыпается и начинает оживать, появляются люди, заметно чаще проезжают машины. Я увидел автобусную остановку, встал неподалёку и принялся наблюдать. Через пять минут к остановке подошёл мужичок средних лет и, закурив, стал ожидать транспорт. Хороший знак, значит скоро автобус. В течение десяти минут подтянулся ещё народ, а уже через пару минут подъехал и сам автобус. Я быстро подошёл, кинул взгляд на его маршрут и последним сел в салон. Одна из остановок в маршруте автобуса была примерно в получасе ходьбы до моего жилья. Отлично, как раз то, что надо. Дома я оказался полвосьмого. Тяжёлая и рискованная выдалась ночка.

Я вытащил деньги и положил их перед собой. Стоили они потраченных нервов и возможных последствий? Нет, конечно. Работая грузчиком, я в месяц зарабатывал намного больше. Да и в целом, на любой постоянной работе можно получать гораздо более интересные цифры, при этом стабильно и ничем не рискуя. Но нужно посмотреть на данную ситуацию под другим углом. Что стоит за такими работами?

Заниматься нелюбимым делом, проводить на работе треть своей жизни, а то и больше, уставать, терпеть начальство, ощущать, что жизнь проходит мимо, перспектив никаких, потерянное здоровье, нищая пенсия. Безысходность. Не жизнь, а существование.

Лучше быстро сгореть, чем медленно тлеть. Выбор я уже в любом случае сделал, написав себе несколько месяцев назад заявление о том, что больше никогда не вернусь на подобные работы.

Игра продолжается. Я живой, и меня не поймали. Необходимо лишь сейчас выиграть немного времени, и я обязательно скоро придумаю, как зарабатывать много и без лишнего риска. С этой обнадёживающей и успокаивающей мыслью я завалился спать.

ГЛАВА 19

Мне очень хотелось изобрести что-то новое, если уж так рисковать, то хотя бы на кону должны стоять серьёзные деньги. На гоп-стопах крупно можно взять только по наводке, теперь это стало очевидно. Мало кто с собой таскает большие суммы — несколько тысяч рублей и телефон. Вот и всё, на это получится недолго перекантоваться, но не более. Чтобы выживать таким способом, нужно ходить на дело чуть ли ни ежедневно, как на работу, так долго продолжаться не может.

Грабить магазины, заправки, ломбарды, салоны сотовой связи — риск большой, а потенциальный куш также не впечатляет. В лучшем случае, если повезёт, реально взять на несколько месяцев обычного проживания, а дальше всё заново. Искать за такое станут сильно, и если пробовать подряд лепить эпизоды, то шансов оставаться не пойманным крайне мало.

И самое главное, это никак не изменит жизнь. Заработал нормально при удачном налёте — живёшь какое-то время, но вскоре деньги кончаются, и нужда вновь заставляет браться за старое. Квартиру на эти деньги не купить, бизнес не начать — замкнутый круг, который рано или поздно разорвётся и приобретёт вид реального срока заключения.

Я не переставал думать о действительно серьёзной теме, пусть это будет сложно, опасно, но зато, если фартанёт, — позволит завязать с криминалом и в корне поменять свою жизнь. Взять реально крупную сумму и постараться грамотно её вложить. Часть использовать для создания бизнеса, на другую купить недвижимость, чтобы сдавать в аренду и иметь гарантированный доход. Денег, конечно, требовалось очень много.

Первое, что приходит на ум — это банк или инкассаторы. Понимаю, данный калибр пока не по зубам — нет оружия, транспорта, одному провернуть такое дело тяжело, обычно нужна команда. Да и решиться пойти на банк — это особое состояние души азартного игрока, или полное отчаяние, или безграничная вера в себя и светлое будущее. У каждого своё. Я чувствовал, что брожу где-то рядом с этими ощущениями, но психологически ещё не созрел.

Находясь в постоянных раздумьях о своём будущем, в один такой скучный, однообразный день мне позвонил Серёга. Мы с ним вместе трудились одно время грузчиками на складе. Я мало с кем поддерживал связь по старым работам, да и, в целом, знакомых, с которыми я хотя бы изредка созванивался, было очень немного. Но с Сергеем у нас сложились хорошие приятельские отношения, мне он показался порядочным, а это самое важное.

Нас сблизила ситуация, когда на работе завелась одна крыса и регулярно стучала на пацанов. Мы вместе смогли вычислить это ничтожество и показательно наказали физически и морально.

Серёга был на несколько лет старше меня — русский, но родился и вырос на Кавказе. Отслужил в армии, сдал на Краповый берет, серьёзно думал о карьере военного. Но произошёл конфликт с офицером — ввалил ему табуреткой, пришлось отсидеть год в дисбате. Об армии больше не помышлял, решил податься в большой город, выбрал Питер. Здесь он познакомился с девушкой, у той уже имелся ребёнок, вскоре сделали ещё и совместного малыша. Своего жилья нет, снимают комнату в коммуналке, до сих пор официально не расписались. Гражданская жена сидит с двумя маленькими детьми, а он перебивается заработками грузчика или разнорабочего. До армии получил высшее образование, но найти нормальную работу не может.

Поговорили о том о сём — решили на днях пересечься вечерком после его смены, взять пива и посидеть пару часов.

Встретились, общаемся, он рассказывает про свою жизнь, работу, как его всё достало. Спрашивает обо мне — я говорю как есть, но без конкретики, чем живу и занимаюсь в последнее время. Серёга заметно приободряется и воинственно произносит, что такие мысли у него также постоянно крутятся в голове.

Затем начинает увлечённо мне рассказывать про веру наших предков — Перун, Сварог, про древние веды славянской Руси, славяно-арийские корни, тут же о масонах и теориях заговора, евреях, мусульманах и далее в таком же ключе. Кто-то дал почитать ему литературу, и он всё это воспринял очень сильно и конкретно.

Серёга говорил убеждённо, похоже, он по-настоящему уверовал в это. В то же время в его голове творилась дикая каша, смесь взаимоисключающих вещей. Я начал возражать и логически объяснять нестыковки, а местами и полную чушь. У него не имелось аргументов в ответ, он только твердил, что я пока глубоко не понимаю, и предлагал мне дать почитать книги, мол, после этого я точно прозрею.

Переубедить его было сложно, да я особо и не стремился. Несмотря на происходивший в его мозгах хаос, несколько твёрдых выводов там очень прочно засели. Я бы сказал, они настолько проникли в его голову, что, безусловно, стали неотделимым целым с ним — его мировоззрением.

Основной тезис, который он мне пытался донести, — во всём виноваты жиды и чурки. Евреи захватили власть, идёт мировой заговор против русских, геноцид русского народа. Чурки-гастарбайтеры мешают зарабатывать, приехали, уронили зарплаты, русскому не найти достойную работу, устраивают здесь свои порядки и так далее.

После пары литров пива Серёга предлагает мне совместно валить евреев и чурок. Говорит, надо вычислить богатого жида, хлопнуть его на хате и забрать все ценности. Купить на эти деньги взрывчатку, оружие и начать отстрел чурок, можно сразу взрывать их общежития.

Он стал исключительно идейным и ни разу не обмолвился, чтобы достойно обеспечивать свою семью. Ему было всё равно, что с ними станет, его абсолютно не терзало, в какой нищете они сейчас живут. Серёга нашёл себе врагов и хотел воевать. Он увидел причину своей неудачно складывающейся жизни в них и решил мстить.

Конечно, отчасти что-то было в его словах, но на тот момент я уже прекрасно понимал — всё дело в нас самих и только в нас. Никакие евреи и чурки не могут помешать, только ты сам удостоен чести испортить реализацию своей жизни, исполнение своих мечтаний и желаний. И, наоборот, только ты сможешь изменить её в лучшую сторону. Всё зависит от нас самих, и это справедливо.

Разница у нас в мировоззрении была колоссальная. Он хотел воевать и убивать просто из ненависти. Я хотел на тот момент только зарабатывать и обеспечивать себя и близких.

Хотя, конечно, я всегда думал о своей миссии, о большом деле, для чего я рождён и живу. Мне хотелось перемен и оставить свой след в истории. Революционное движение, смена власти — всё это очень привлекало, во мне жила искренняя потребность принести пользу своей Родине. Но тогда в моей голове не имелось какой-то великой идеи, образа будущего, я не определился с тем, кем хочу быть и какой хочу видеть свою страну.

В то время меня больше волновала проблема, что покушать завтра, и для начала требовалось разобраться с этой задачей, а потом уже спасать Россию.

Среди евреев, конечно, очень раздражают религиозные ортодоксы с их дурацким прикидом и мерзкими бородками, которые считают себя богоизбранным народом. Ну и хитрые, изворотливые лавочники — не просто же так во всём мире существуют образы о скупых и алчных жидах.

К обычным людям еврейского происхождения, которые живут у нас в России, я отношусь спокойно. Мне встречались отличные врачи и профессора с отменным чувством юмора и самоиронии. Думаю, умение шутить — главное качество этого народа, недаром среди них столько известных артистов и деятелей культуры. И, как правило, все здравомыслящие евреи — атеисты или очень умеренно и трезво смотрящие на религиозные вопросы.

Религиозный фанатизм, особенно в иудаизме и мусульманстве, всегда только разжигает ненависть, делает людей неадекватными, от этого на ровном месте происходят непримиримые конфликты. Евреи сами виноваты, что в мире столько антисемитизма, их религиозные книги о своём превосходстве и безумцы, которые это отстаивают, озлобили очень многих.

В мировые еврейские заговоры я не верю, мне кажется, их гораздо больше интересует собственное личное благополучие, нежели управление миром и главенство своего народа.

Поэтому я однозначно считал и считаю необразованных мигрантов намного большей опасностью для нашей страны. Вот их я по-настоящему не любил, но просто пойти без разбора завалить несколько человек, как предлагал Серёга, и надолго сесть — такая перспектива меня не прельщала. Ситуацию в государстве и обществе это нисколько не изменит, а свою жизнь полностью сломаешь.

Мне довелось повидать много гастарбайтеров из Средней Азии, в основном таджики и узбеки. Когда я работал грузчиком, они почти везде мне встречались, было лишь одно исключение — порт, тогда в нашей бригаде только русские трудились. Первое время я даже сочувствовал их доле, тому, как они живут в убитой квартире по 20 человек и спят по очереди на полу. Кто-то уже перевёз сюда свои семьи, и я представлял, в каких условиях живут их дети.

Большинство же из них отправляют все заработанные деньги к себе домой, а сами загибаются здесь от тяжёлого труда, дешёвой еды и отсутствия нормальных условий для жизни. Мне было жаль, что их часто кидают на деньги и многие работодатели относятся к ним, как к животным. Такое создалось первое впечатление, я относился к ним по-человечески и с чувством жалости.

По наивности я тогда ещё не понимал, что все их улыбки и дружеские жесты — это обычная фальшивка. Пока им выгодно — они тебе улыбаются, но как только смогут окрепнуть и им представится шанс — улыбка тут же сменится на оскал. Они сразу выживут русских и подтянут только своих.

Нации с рабской психологией. Мигранты Средней Азии готовы заискивающе смотреть хозяину в рот, прогибаться как угодно, вытирать плевки с пола и терпеть любые унижения. Но если у них появляется хотя бы минимальная власть или влияние, как только их становится много — тотчас всё кардинально меняется.

Они ненавидят русских и ненавидят Россию, которая их кормит. И мечтают, что однажды придёт их время и русских можно будет начать резать, а женщин насиловать. Пока всё тихо, они ведут себя как преданные псы, но ни в коем случае нельзя давать слабину. Как только они почувствуют свою силу — преданный пёсик, ещё пять минут назад весело виляющий хвостом, тут же бросится и перегрызёт шею своему хозяину.

Я это хорошо понимал, но думал, что сейчас не время. Сначала нужно решить свои финансовые проблемы, а потом уже размышлять над тем, как помочь своему народу.

Разговаривая с Серёгой, я призадумался. А может попробовать объединить наши интересы? Первая цель, конечно, деньги, и тут нечего было лицемерить, но может, как-то получится зарабатывать необходимые суммы и при этом помогать русским, борясь с мигрантами. Убивать я их не собирался, цель заключалась в том, чтобы они убирались обратно к себе.

Услышав мои рассуждения, Серёга обрадовался тому, что встретил союзника и уже совсем скоро сможет выплеснуть весь накопившийся гнев. Его лишь расстраивало обстоятельство, что я категорически отказался убивать — этого делать мы точно не будем.

Тут и логика, и карма. Убив мигранта, нас станут хорошо искать менты, и есть огромная вероятность, что поймают и посадят. А делу это не поможет. Наоборот, только вызовет очередной резонанс, все начнут их жалеть и сочувствовать. Да он и не сделал пока ничего плохого лично мне и моей стране. Пусть просто уезжает и живёт у себя на Родине, а не пытается здесь устраивать свои порядки.

Карму тоже не стоит портить, совесть может заесть и жизнь не в радость будет, даже если не найдут. Убийство без веской причины недопустимо. Конечно, если убили или надругались над твоими родными, здесь всё однозначно — только смерть! Отомстить во что бы то ни стало, и неважно, какие последствия затем настанут. А убивать из-за денег, религии, разницы во взглядах — это неправильно.

С Серёгой договорились, что каждый обдумает какие-то варианты, на днях созвонимся и решим с чего можно начать. Первое, что приходило на ум, просто бить их и отнимать деньги, но кто из них носит с собой хоть сколько-то значимые суммы? Совершая обычные нападения на чурок, ничего не заработать, это очевидно.

ГЛАВА 20

Через три дня мы встретились, кое-что в голове уже имелось, оставалось определиться с деталями. Всё это время я размышлял, за что мигранты готовы платить приличные деньги.

Вспоминая свои прошлые места работ, где мне приходилось с ними пересекаться, и слыша там их беседы, я пришёл к выводу, что самым ценным и значимым для большинства из них является получение гражданства РФ.

Обсуждения на данную тему возникали постоянно. О любви к России не было ни слова. Мотивацией служило только то, что корочка с двуглавым орлом сулит серьёзные выгоды. У меня тогда в голове крутились совсем другие мысли, и я не задумывался над этими отрывками разговоров. Теперь же я совсем по-другому стал оценивать происходящее.

Я начал вникать в суть — мигранты, которые в душе ненавидят русских, пытаются получить российское гражданство, а вместе с ним равные и одинаковые права с коренным населением. При этом они не готовы любить наш язык и культуру, уважать наши традиции и обычаи. Они будут продолжать жить своими устоями и соблюдать только их. Терпеливо ждать, когда Россия ослабнет и им выпадет шанс отомстить за все унижения.

Наличие на руках российского паспорта даёт им право устраиваться на любые работы. Зная, как они могут подлизываться и изображать до поры до времени преданную покорность, мигранты станут внедряться в различные структуры и успешно продвигаться по службе. Тупые, но исполнительные — они будут пользоваться спросом у начальства и не вызывать подозрений.

Если один из них получит хоть какую-то минимальную власть, он тут же подтянет к себе, взамен русских, ещё 10 соплеменников. Начнётся тихое, незаметное на первый взгляд замещение, и когда грянет гром, всё станет очевидно, но уже будет слишком тяжело этому противостоять. Полная аналогия с вирусом, который сидит внутри организма, постепенно подтачивая силы и медленно приближая неизбежный конец.

Я предложил Серёге снять офис и под видом юридической фирмы, которая работает на правах официального представителя государства, «как бы» упрощённо организовывать весь процесс оформления и выдачи мигрантам паспортов РФ. Суть проста. Берём предоплату, далее «динамим» как можно дольше под разными предлогами, это вполне можно растянуть на многие месяцы.

Мой товарищ призадумался, идея в целом ему понравилась, но как-то всё звучало сложно и пока непонятно. Для меня самого было очень много не ясного, до этого никакого подобного опыта даже близко не случалось.

В любом деле главное начать и при должном упорстве результат обязательно придёт. К тому же я видел много рекламы на столбах — «поможем с гражданством, временной регистрацией" и далее в таком стиле. Это означало только то, что данная услуга пользуется спросом.

Серёга сидел молча и сосредоточенно кубатурил моё предложение. Было видно, что ему не всё нравится в этой идее. Я спросил: «Чего загрузился? Говори как есть». Он ответил, что рассчитывал, помимо денег, ещё и физически их давить. Я ему сказал, что этим тоже придётся заняться.

На открытие офиса, рекламу и организацию процесса нужны вложения. Так что нам в любом случае не избежать тем с жёстким отъёмом денег. От этих слов мой напарник сразу приободрился и начал нахваливать задумку с получением гражданства.

Оставалось решить вопрос, каким образом заработать стартовый капитал, где вылавливать мигрантов и как заранее просчитать, чтобы у них на руках гарантированно оказались нормальные цифры. Идея с гомосеками Серёге тоже нравилась, для него они были такими же врагами, но я уже по опыту понимал, что денег там много не заработать.

Учитывая, что вдобавок необходимо поддерживать текущую жизнь, нам придётся огромное количество раз выходить на охоту. Поймают нас гораздо быстрее, а если и нет, то ждать столько времени тоже не вариант.

Чурки, конечно, также не носят с собой крупные суммы, и брать их на гоп-стоп — дело, мягко говоря, не самое эффективное. Мы это понимали, но «заднюю» включать не хотелось, поэтому стали размышлять над схемой.

Самое очевидное, что пришло в голову — это вылавливать их сразу после получения зарплаты. Здесь возникли две серьёзные проблемы. Первая, как получить информацию о выдаче денег. Вторым препятствием была их кучность.

Как правило, на любой стройке или производстве действовала развозка. В определённый час к месту работы подъезжал автобус, и мигранты всей гурьбой загружались в него. Далее, в основном у ближайшего метро, их всех высаживали и они уже меньшими группами отправлялись по своим общежитиям и квартирам.

Бывало, если объект находился в черте города и недалеко от метро, то развозка не требовалась. Но они в любом случае всегда передвигались многочисленным составом и меньше чем по пять человек не ходили.

Скудные денежные запасы подходили к концу. Мы довольно быстро поняли, что эта схема не рабочая, необходимо срочно менять тактику и придумывать новый план. Стали прикидывать, за что ещё мигранты могут платить хорошие деньги? Это, конечно, жильё. Чурки ищут его постоянно, если не для себя, то для родственников и знакомых. Я был хорошо наслышан, как они снимают квартиры. На просмотр приходит на первый взгляд приличная семейная пара, вежливо разговаривают и улыбаются, выглядят достаточно воспитанными и скромными. Обещают, даже клянутся, что жить станут только вдвоём. Но буквально через несколько дней в данной квартире могут проживать уже 20–25 человек, и это не преувеличение.

Они быстро организуют собственный распорядок и правила проживания, с графиком уборки, сна и готовки. Уже меньше чем через месяц квартиру будет просто не узнать, так сильно она станет загажена.

Однокомнатные квартиры их почти не интересуют, минимум «двушки». А так, чем больше комнат и людей в них может вместиться, тем лучше. Многие собственники жилья знают об этих «особенностях» и мало кто из них горит желанием сдавать свою квартиру мигрантам, поэтому для таджиков, узбеков, киргизов и прочих — это вечная проблема. И на этом можно сыграть.

Так и решили. Выбирали дом, как правило, 137-й серии, в их подъездах имеются два лифта и отдельная лестница. Основное преимущество таких домов — это наличие на каждом этаже лоджии, которая связывала между собой лифтовую площадку и подъездную лестницу.

Определившись с домом, мы размещали привлекательное объявление на Авито о том, что сдаётся трёхкомнатная квартира, давали описание, ценник ставили заметно ниже рыночного. Главным примечанием было то, что квартира сдаётся гражданам Средней Азии.

Покупали отдельный, самый дешёвый телефон, «левую» симку без паспорта и принимали звонки. Периодически, несмотря на уточнение про Среднюю Азию, звонили русские. Приходилось им говорить, что просмотр возможен только через неделю или квартира уже сдана.

Когда звонили наши «клиенты», для серьёзности узнавали — откуда они, где работают, кто собирается снимать и как дела с регистрацией. Далее договаривались о времени показа и сразу по телефону давали понять, что конкуренция большая, поэтому, если нас с вами всё устроит, сразу будем заключать договор, так что при себе необходимо иметь документы и нужную сумму.

Мы приходили на 15–20 минут раньше, поднимались на шестой или седьмой этаж и с подъездной лоджии аккуратно наблюдали за ситуацией во дворе.

Номер подъезда они заранее не знали и должны были, как подойдут к дому, позвонить нам. После поступления звонка, я сообщал им, куда и как идти. Предупреждал, что домофон сломан, поэтому пусть заходят в подъезд, когда кто-то из жильцов станет выходить. Лоджия была крайне нужна для того, чтобы заранее знать, какой состав и сколько человек подъехали.

Настал первый раз опробовать схему. Накануне мы разместили объявление на сайте Авито, получили несколько потенциально неплохих звонков, договорились с одним узбеком на завтрашний день. Заранее подъехали на место, поднялись на нужный этаж и стали ждать.

Через некоторое время нам позвонил клиент, с подъездной лоджии он пока не виден, называю ему координаты и говорю, что встречу его на этаже.

Серёга уже надел медицинскую маску и с битой в руках ждал немного в стороне, чтобы не маячить вдвоём в пролёте. Он был чуть выше среднего роста, на вид выглядел слегка худощаво, но это не играло никакой роли в бою. Пусть больших мышц и нет, зато он был очень резкий, жилистый, выносливый и с хлёстким ударом. Для хорошего бойца это одни из самых важных качеств.

Не прошло и полминуты, как к подъезду подошёл наш клиент, но в окружении ещё троих узбеков. Конечно, не факт, что все станут подниматься на этаж, кто-то внизу может остаться. Так или иначе, риск очень большой, а результат не очевиден.

Наступило очередное разочарование. С четырьмя устраивать войну в подъезде глупо. В любом случае быстро их победить не получится. Много шума и времени. Пришлось отказаться в этот раз и по-тихому уйти.

ГЛАВА 21

В этот же вечер мы дали новое объявление, конечно, уже с другим адресом и характеристиками. Обработали звонки, выбрали одного клиента, договорились на завтрашний день. Встречи всегда назначали днём и на буднях, чтобы в подъезде оказалось как можно меньше жильцов.

Мы вновь заранее приехали к дому, поднялись на нужный этаж и стали ждать. На этот раз в оговоренное время мигрант пришёл с женой и ещё с одним парнем. Опять отбой, бить женщину, не важно, кто она по национальности, это не наша тема.

Следующие два дня Серёга работал, затем наступили выходные, многие жильцы дома и осуществить задуманное рискованно. В эти дни я планировал приехать к себе домой, давно не был и очень соскучился по своим родным и Карине. Но денег не заработал, поэтому поездку пришлось отменить, с пустыми руками и без гроша в кармане как-то стыдно появляться.

В середине следующей недели необходимо платить за аренду комнаты и требовалось во чтобы то ни стало найти нужную сумму. После случившихся срывов мы сделали выводы и решили немного изменить тактику разговора по телефону. Теперь выделяли два важных момента. Помимо обязательного условия сразу иметь при себе деньги для оплаты, так как конкуренция большая и у меня типа мало времени, дополнительно стали делать акцент на то, чтобы приходило как можно меньше сопровождения. Говорить об этом надо было аккуратно, чтобы не насторожить и не отпугнуть. Я пытался выглядеть простым и своим для них, намекал, что в курсе, как они снимают жильё, и догадываюсь, сколько людей потом станет проживать в моей квартире. Давал им понять, что в принципе я не против этого, вот только не нужно приходить всем аулом и устраивать в подъезде базар. Пусть старший из вас подходит, смотрит, если всё устраивает — пишем договор и рассчитываемся.

Тем не менее на следующий день всё равно пришло трое. В этот раз оказались таджики, старшему из них на вид было 30–35 лет, двум другим примерно по 20–25. Мы переглянулись, обоим нужны деньги, я говорю Серёге: «Давай пробовать». Тот одобрительно кивнул в ответ. Я называю нашим клиентам подъезд, этаж и начинаю смотреть, сколько же человек в итоге зайдёт.

Через пару минут из подъезда вышел один из жильцов и старший таджик оказался внутри. Двое других за ним не пошли, и остались ждать его возвращения на крыльце. Видимо, всё-таки вчерашний телефонный разговор подействовал.

Я сказал Серёге про только одного гостя, и мы улыбнулись. Надели медицинские маски, достали биты и расположились на лифтовой площадке в ожидании. Чтобы удобно работать в узком и замкнутом пространстве, биты у нас были короткие и лёгкие. Большого ущерба они не наносили, их задача неожиданно потрясти, сбить с толку, психологически подавить.

Вскоре лифт загудел и стал подниматься. Внутри всё напряглось, во рту пересохло, тело на взводе и готово броситься в бой. Несколько секунд ожидания, звук затих, створки лифта раскрылись, и оттуда вышел ничего не подозревающий клиент.

Пока не успел сообразить и понять, куда он попал, тут же получает от меня хлёсткий удар битой в челюсть. Таджик заметно потрясён, но не упал. Следующим точным левым хуком роняю его на пол. Серёга бьёт пару раз ногой в лицо и живот. Говорит ему лежать тихо и не орать, да он и так сломлен и не пытается сопротивляться.

Быстро его обыскиваем, забираем деньги, телефон и документы. Напоследок отвешиваем ещё несколько крепких подач и бегом по лестнице вниз, на ходу снимая маски.

На лифте было нельзя, можно потерять много времени и засветиться. Перед выходом, чуть сбавляем темп, стараемся успокоить дыхание. Открываем подъездную дверь, торопливо проходим мимо двух других таджиков, стараясь прятать лицо и смотреть в другую сторону.

Они не обратили на нас особого внимания, мы без лишней суеты вышли со двора, далее ускорились до проезжающей мимо маршрутки и уехали. Несколько пересадок, и уже через полчаса мы чувствуем себя в полной безопасности. Добычей стали чуть более тридцати тысяч рублей, тут же поровну их поделили, а документы сожгли.

Восстановление документов в чужой стране, где ты находишься нелегально, — задача крайне непростая. Помимо того, чтобы отнять деньги и избить, у нас была идея максимально усложнить им жизнь в России. Поэтому мы и в будущем всегда забирали все документы и сжигали.

Очередной раз наметили уже через два дня. Всё по той же схеме — объявление, новый район, приём звонков. В этот раз особенно выделялся один клиент. Это был азербайджанец, он представился, рассказал немного о себе — снимать собирался вдвоём с братом. Объяснил, что уже очень давно живёт в Питере, работает больше десяти лет на одном из рынков и имеет там несколько точек.

Чтобы выбрали именно его, предложил сразу заплатить за три месяца вперёд. По разговору чувствовалось, что это — очень прожжённый, наглый и уверенный в себе человек. Троекратную сумму он предлагал с некоторой снисходительностью, привык, что всегда выходит, как он захочет.

В планах у нас было и в объявлении мы указывали только про Среднюю Азию, но я не смог отказать этому барыге. Договорились с ним встретиться на следующий день в 14.00. Всё шло как обычно. Мы пораньше приехали и наблюдали с лоджии за территорией двора.

Эльчин, так звали азера, позвонил, что они уже на месте, запарковались и сейчас сидят в машине. Я объяснил ему, как надо идти, и начал разглядывать машины во дворе. Действительно, как только мы закончили разговор, из чёрного «фольксваген-пассата» вышли два крупных человека со всеми признаками азербайджанской нации на лице. По взглядам и жестам они очень сильно отличались от нашей предыдущей клиентуры.

Оба рослые. Один был довольно толстый и шёл в развалку, немного переваливаясь с ноги на ногу. Второй выглядел не просто крупным, телосложением он больше походил на борца супертяжёлого веса. К тому же оказался одет в спортивный костюм, что отчасти подтверждало его отношение к спорту. Вот этот казался реально опасным и непредсказуемым.

Я даже позвал Серёгу взглянуть, чтобы совместно принять решение. В сумме они весили как минимум в полтора раза больше нас. У меня средний рост и вес около 85 кг, Серёга повыше, более сухой и весил примерно 75 кг. Эти же были сильно за «сотку». Толстяк вообще выглядел за 130, спортсмен кажется очень крепко сбит, никаких отвисших подбородков и не менее 110 кг «рабочей" мышечной массы.

Азербайджанцы подошли к подъезду и стали ждать, пока ктонибудь из жильцов откроет дверь. Крупные, уверенные в себе, громко говорят на своём языке, о чём-то хохмят, наглые, холёные, чувствуют себя настоящими хозяевами жизни.

У нас есть выбор — делать или спокойно уйти. Такой жёсткой нужды в деньгах, как в прошлый раз, сейчас нет. Здесь же действительно серьёзная опасность, помимо ментов, можно просто проиграть сражение, а эти будут бить до последнего. Сделают инвалидами, как нечего делать, ещё и в лес вывезут. Настоящее зверьё. Риск большой, но уйти как-то стрёмно.

Вроде два на два, на нашей стороне ещё неожиданность и лёгкие биты. Видя, какие они самоуверенные и развязные, — вопрос становится не только в деньгах. Появляется настоящая злость, это превращается в дело принципа. Мы встретились с Серёгой глазами и без лишних слов поняли друг друга. Жмём руки, я говорю: «До конца». Серёга в ответ: «По-любому».

Вскоре азеры зашли в подъезд. Мы наизготове, лифт зашумел и поднимается. Как ни странно, волнения почти нет, твёрдая уверенность биться, какая-то бесконечная ярость подкатывает. Либо ты, либо тебя, и драться придётся до конца. На кону собственное здоровье и будущее.

Двери лифта открываются, вперёд выходит толстяк и тут же получает битой удар в голову, шатаясь и закрывая свой чан, он плывёт немного в сторону. Я кидаюсь его добивать. Спортсмен стоял за ним, всё увидел и, моментально сообразив, бросился на Серёгу, совершил проход в ноги и легко завалил его на пол. В одно мгновение он обрушил на моего друга град тяжеленных ударов, что-то ушло в блок, но многое попало.

Я заканчиваю с толстяком, бью его битой в колено — небольшой хруст, он завыл от боли и склонился над полом. Спортсмен вскакивает и бросается на меня, я не успеваю замахнуться битой, завязывается клинч.

Он намного больше весит и сильнее меня физически. Я пытаюсь отклеиться от него, на секунду это получилось, чуть оттянулся назад и зарядил ему. Попал в нос — разбил его, возможно даже сломал, но тем не менее он тут же вновь сблизился со мной и начал валить.

Не в силах устоять, мы падаем, и эта туша оказывается сверху, из его разбитого носа на меня капает кровь. Озверевшее, безумное и искажённое от ярости небритое лицо начинает меня душить. Чувствую — силы покидают, всё становится как в тумане, дышать почти невозможно, я на грани потери сознания. Огромные пальцы и ладони безнадёжно обхватили мою шею, никакая воля здесь не поможет, перед глазами пролетели образы любимых и мысли о таком глупом исходе.

Но в какой-то момент понимаю, что его захват начинает слабеть, и я могу хватать воздух. Потом он и вовсе сползает с меня на пол. Я приподнимаюсь и вижу, как из его башки течёт кровь, над ним стоит Серёга с битой в руках и дикими глазами. Всё лицо моего напарника рассечено и в крови.

Я встаю, ещё пошатываюсь, но скоро прихожу в норму. В углу, закрыв руками лицо, сидит и стонет толстяк. Он сам отдаёт нам портмоне с деньгами. Мы быстро обыскиваем обоих, забираем телефоны, документы и на всякий случай прихватываем ключи от машины. Толстяк находился в явном шоке, до конца не осознавая произошедшего, только стонал и выл. Спортсмен стал подавать признаки жизни и приходить в себя, на всякий случай Серёга ввалил ему ботинком в челюсть, и он снова притих.

Нашумели мы изрядно и очень опасались, что соседи вызвали ментов. Главное было успеть выбежать со двора, к счастью, это удалось. Хотели искать маршрутку, но сообразили, что оба в крови и в таком виде нельзя в общественный транспорт. Район знакомый, поэтому рванули в сторону лесопарковой зоны, минут десять в быстром темпе, вскоре наткнулись на небольшой пруд, смыли кровь и выбежали на дорогу.

Довольно быстро поймали маршрутку и стали стремительно удаляться. Ключи от машины, документы и прочие улики оставили в пруду. Обычно мы сразу вытаскивали аккумуляторы и уничтожали симки, тут же просто не было времени. Решили это сделать незаметно в маршрутке. Перед тем как выключить трубки, Серёга не удержался и стал листать крутой телефон толстяка.

Увидев фотки и некоторые видео, на нас одновременно вновь напала ненависть и в то же время волна удовлетворения. Всё потому, что на карте памяти его телефона имелась огромная коллекция фотографий с голыми, совсем молоденькими русскими девчонками.

Также мы нашли видео, где это толстое волосатое чмо находится в окружении трёх девушек, нагло унижает их, а те продажные сучки лишь подхихикивают. Затем на фоне флага Азербайджана, с разложенными на столе пачками денег, заставляет беспрекословно выполнять его приказы.

Мерзко и обидно за этих русских прошмандовок, которые позорят нацию, унижаясь перед этой мразью. Но хорошо на душе от того, что этот урод сидит сейчас в подъезде, весь в соплях и со сломанным коленом.

В тот день Серёга остался ночевать у меня, мы набрали домой много алкоголя и закуски. После такой бойни безумно захотелось расслабиться и в спокойной обстановке обмозговать произошедшие события. В сумме, с учётом продажи телефонов, мы взяли порядка 95 тысяч рублей. Это было уже неплохо, но повторять такое никому из нас больше не хотелось.

ГЛАВА 22

На следующий день, очухавшись после пьянки только в обед, Серёга поехал к семье, а я пошёл бродить по магазинам, чтобы выбрать своим любимым подарки.

И вскоре на вечернем автобусе уже мчал к себе домой. До чего же приятно дарить цветы маме и своей девушке, как же это здорово — радовать внезапными сюрпризами свою семью, тех, ради кого, по сути, живёшь, борешься и цепляешься в этой суете.

Дома пробыл неделю, затем снова уехал, необходимость зарабатывать не оставляла выбора. На тему с офисом и паспортами денег по-прежнему не хватало, поэтому взялись за старое. В течение полутора месяцев мы регулярно выходили на дело.

Было несколько случаев, когда приходилось отменять из-за того, что приходило большое количество людей, либо обстановка в подъезде настораживала, либо кто-то из жильцов выходил курить на подъездную лоджию. Один раз, когда всё шло хорошо и уже настроились на работу, — подъехала машина с мебелью и грузчиками, разумеется, после этого пришлось дать отбой.

В основном приходили узбеки, реже таджики. Серьёзных денег взять не удавалось, не больше 20–30 тысяч рублей. Пару раз случалось, что брали только телефон, деньги клиент оставлял у сопровождения внизу или в машине. В другой раз деньги у мигранта оказались на карте, пин-код он, конечно, назвал неверный.

Дела шли с переменным успехом, мы ходили регулярно, практически как на работу, в среднем два-три раза в неделю. На жизнь хватало, копить тоже получалось, но не так быстро, как хотелось, — слишком много сбоев было. На стартовый капитал до сих пор не собрали. Мы прекрасно понимали, что эта тема становится заезженной, накопилось приличное количество эпизодов, уже сложно выбирать районы и нужные дома, где бы мы ещё не работали.

Решаем сделать ещё 2–3 раза и завязать с этим способом. В очередной раз выбрали дом, с вечера дали объявление, нашли клиента. Как обычно, заранее приехали на место, всё протекало по стандартному плану.

Узбек позвонил, что он у дома, я обвёл взглядом двор, но никого похожего не увидел. Несмотря на это, я сказал ему подъезд и этаж. Мы так и раньше делали, большой опасности в этом не чувствовали. Была уверенность, что всё зависит только от нас и дело в любой момент можно отменить.

Стою на лоджии, аккуратно выглядываю, продолжаю наблюдать, и тут к подъезду подходит толпа узбеков. Я насчитал 12 человек. У некоторых в руках дубины и арматура, настрой явно решительный и боевой.

Нас просчитали, мы доигрались, слишком зачастили. Они поняли нашу схему, и мы попались на их уловку. По телефону было невозможно распознать подвох и то, что нас разводят. Теперь мы оказались в ловушке. Ментов они не вызвали, по крайней мере, на данный момент. Хотят мести и нашей крови, это очевидно и объяснимо.

Пока они стоят у подъезда и ждут, чтобы им открыли дверь, мы уезжаем на лифте на последний этаж, в надежде уйти по крыше. Но чердак закрыт на замок. В голове прокручивается множество мыслей, надо срочно придумать план спасения. Может, самим вызвать ментов, типа нелегалы собрались во дворе и что-то замышляют. Но как нам потом уйти? Узбеки сразу скажут им, почему и из-за кого они здесь стоят. Да и не успеют менты приехать. Тогда, может, резко выбежать и на прорыв, но шансы здесь объективно мизерные.

Проскочить незаметно никак, обязательно за что-нибудь ухватят и зацепят, начнётся замес, и на то, чтобы двенадцати обозлённым людям искалечить двоих, хватит буквально пары минут. Помощи ждать не от кого, все побоятся впрягаться.

Драться в подъезде с такой ордой, которая вооружена и целенаправленно идёт за нами, можно сказать — вообще без вариантов. Если прижмут, то биться будем до последнего, но надо всё сделать, чтобы этого избежать.

Жаль, что мы не умеем летать, такой бред в критической, тупиковой ситуации неожиданно пришёл в голову. Я слышу, как заработал лифт вниз, сейчас один из жильцов спустится на первый этаж, откроет дверь и запустит эту саранчу.

Мы находимся на последнем этаже, я аккуратно выглядываю с лоджии и наблюдаю за тем, сколько же человек зайдёт, — в итоге вся гурьба завалилась внутрь. В доме пятнадцать этажей, скорее всего, разделятся — первая группа снизу вверх начнёт подниматься и заглядывать в каждый угол. Оставшиеся, будут ждать на первом этаже, блокируя выход. При обнаружении нас — они моментально соединятся и объединятся.

Возможно, первая группа сразу на лифте поднимется на последний этаж. И уже сверху вниз начнёт прочёсывать подъезд. В голове с огромной скоростью пролетают различные сценарии. Счёт уже идёт на десятки секунд. Лифт заработал буквально на несколько мгновений, вероятно, проехали с первого на второй этаж и вышли, чтобы попасть на лестницу. С первого этажа можно только на лифте уехать, а им нужна именно отдельная лестница.

Значит, решили действовать наверняка, и пошли снизу вверх пешком, прочёсывая каждый сантиметр и не оставляя нам шансов скрыться. Сколько им нужно времени, чтобы пройти от первого до пятнадцатого этажа? Минуты две-три, вряд ли больше.

Мы не знаем, сколько людей осталось внизу блокировать выход. Как вариант, решаем вызвать лифт и держать его, подпустить основную группу как можно ближе, заскочить в него в последний момент и вниз на прорыв. Пока они бегут обратно по лестнице или ждут заново лифт, у нас будет немного времени, чтобы доехать до первого этажа, броситься в кавалерийскую атаку и попытаться выскочить.

Пробуем вызвать лифт, но ничего не выходит, ни грузовой, ни пассажирский — стоят внизу и не идут вверх. Наверное, узбеки сообразили о нашем варианте и стали их принудительно держать. Теперь нам точно никак не разминуться с основной группой.

Серёга начинает звонить по квартирам. Первые две безрезультатно, никто не открыл. Уже отдалённо слышим разговоры и звуки поднимающихся людей. Я подключаюсь, и мы вместе звоним подряд во все квартиры на этаже — тишина, все на работе или боятся открывать.

Достаём биты, настраиваемся на главное сражение в жизни, ничего другого не остаётся. Сдаваться и просить пощады точно не станем, хотя понимаем, что шансов выиграть практически никаких. Вдруг за одной из дверей послышалось какое-то шарканье и вопрос: «Кто там?» Я подхожу и говорю: «Откройте, пожалуйста, это очень важно». В ответ старый хрипловатый голос: «А кто вы такие?» Я не выдерживаю: «Дед, дело очень срочное, пусти нас, в беду попали — выручи, будь человеком».

Несколько секунд и вдруг щёлкнул замок, дверь приоткрывается, но держится пока на цепочке. В образовавшуюся прорезь выглядывает изумлённое старческое лицо. «Ребята, вам чего, что случилось?» Уже отчётливо становятся слышны топанье и разговоры. Я с нетерпением, но стараясь не кричать: «За нами поднимается куча чурок, пусти, дед, всё расскажем. Посмотри, мы обычные русские парни, просто попали в засаду и сейчас нас будут резать».

И он открыл нам. Мы зашли и тут же прильнули к глазку. Деду пальцем показали, что надо тихо стоять. Не прошло и двадцати секунд, как по этажу бродили узбеки. Они что-то громко выясняли на своём языке, видимо, не могли понять, куда мы делись и как они нас упустили. Тот, с кем я договаривался, набирает меня, я успеваю перевести на беззвучный режим и пока не беру трубку. Узбеки покрутились ещё около минуты и пошли вниз.

Я спросил у деда листок бумаги, ручку и переписал номер этого несостоявшегося «клиента» — в будущем пригодится для мести. Выждав совсем немного времени, я набрал его и говорю: «Ну, ты где?» Он в ответ: «Брат, я поднялся на этаж, который ты сказал, но тебя нет, вот стою и жду».

Я с презрением и ненавистью: «Жди дальше, ослоёб. Нас уже давно нет в этом районе. Мы палили вас из тачки со стороны и в курсе за всё стадо черножопых, что ты привёл. Мы продолжим вас давить, а тебя лично я по-любому найду».

После этого, не дождавшись ответа, выключаю телефон и ломаю симку. Этот блеф нужен был для того, чтобы у них не возникло желания остаться ждать или вызывать сюда ментов.

Дед поразил своим спокойствием. Он как ни в чём не бывало спросил: «Ну как, нормально всё? Может, чая теперь?» Мы, конечно, находились в таком состоянии, что хотелось как можно быстрее уйти из этого дома, но отказать старику было неудобно, да и требовалось выждать время.

Пьём чай, рассказали деду, как получилась эта ситуация, он внимательно выслушал и сказал: «Святое дело, ребята, но конец всему есть, а чертей этих вы таким способом не выгоните из страны». С этим трудно оказалось спорить. Старик начал говорить о себе.

В Великую Отечественную войну он был совсем маленьким, помнит немного, только голод отложился в памяти. Затем решил стать военным, службу закончил майором. Рассказывал много чего — про подавление восстания в Чехословакии, разные спецоперации, но в основном говорил, как воевал много лет в Афганистане. Жена у него умерла не так давно, единственный сын погиб в Чечне ещё 15 лет назад.

Живёт один, есть родная сестра, но она со всей роднёй находится на его родине в Иркутске. Приезжают только раз в год летом на недельку. Они зовут его к себе, но он всё не решается, старенький уже, не хочет там обузой стать.

Мы просидели у него примерно три часа, дед говорил не умолкая, явно угадывалось, что он одинок и ему не хватает общения. Он интересно рассказывал, и было очень познавательно слушать. Жизнь его оказалась яркой, особенно, что касается военных операций. Настоящий русский мужик — офицер, который прошёл горячие точки.

В квартире было бедненько, но всё чисто и прибрано, порядок во всём. Сам ухожен и весь отутюжен, командовать нами и учить жизни не пытался. Посетовал лишь, что всю свою жизнь верно служил во имя Родины, а сейчас не может даже достойный памятник жене поставить. Он не ныл, не жаловался, не ругал депутатов, но обида и некоторое сожаление чувствовались.

Я спросил: «А сколько стоит памятник?» Он ответил, что у него выходит откладывать с каждой пенсии по 4 тысячи, ещё пять месяцев и выйдет нужная сумма. Мы ещё посидели немного, поблагодарили за чай, за то, что впустил нас к себе, и после этого ушли. На прощание дед звал в гости в любое время.

Выйдя из подъезда, я сказал Серёге: «Давай деду на памятник по десятке скинемся». «Я сам хотел предложить», — ответил он. Была бы у нас с собой эта сумма, там бы и отдали без разговоров и церемоний, а так решили завтра днём заехать.

На следующий день собрались, зашли в супермаркет, купили старику три пакета разнообразной еды и коньяка. Позвонили в домофон и представились вчерашними знакомыми. Выйдя из лифта, увидели, как дед уже встречает нас с улыбкой у открытой двери. Он заметил пакеты, заохал, нам захотелось просто от души отдать всё и от неловкости уйти. Но старый вояка не отпустил, и через пять минут мы уже втроём пили коньяк под хорошую закуску.

Выпили две принесённые бутылки, Василий Михайлович, так звали деда, полез за заначкой, мы стали вежливо отказываться. Я достаю из кармана 20000 рублей и кладу на край стола: «Василий Михайлович, возьмите, пожалуйста, это на памятник». Он в отказ: «Нет, ребята, вы молодые, вам нужнее будет. А я накоплю потихоньку».

Нам всё же удалось настоять на своём, он обнял нас, искренне поблагодарил, даже пустил еле заметную слезу, но быстро смахнул, стараясь не выдать эмоции. Трогательный момент, у нас самих подкатывал комок к горлу.

Примерно через два с половиной месяца мы решили его навестить, но дверь открыла женщина средних лет. На вопрос, где Василий Михайлович, она ответила, что совсем недавно купила эту квартиру, а деда вроде забрали к себе родственники в Иркутск.

ГЛАВА 23

После этого случая с ловушкой данную тему, конечно же, пришлось закрыть. Думаю, наши бывшие клиенты ещё долго отслеживали сайты с объявлениями и пытались на нас выйти. Шанса мы им больше не дали, однако, хотелось поставить красивую точку.

Я не зря записал номер узбека, был уверен, что это его реальный номер, а пробив цифры мобильника, можно многое узнать. В интернете попытался поискать самостоятельно, но никаких зацепок не обнаружил. Решили оставить этот вопрос на будущее, когда появятся серьёзные деньги и ресурсы нанять профессионалов.

Начать воплощать основную задумку с липовым гражданством не хватало средств, и вновь встал вопрос, где же дособирать на стартовый капитал? Вроде нужно в целом не так много и тем не менее их требовалось как-то заработать.

Ум говорил о том, что надо было аккуратнее и экономнее обращаться с полученными доходами на прошлой схеме, и тогда бы уже сейчас вполне могли реализовывать идею. Но мы столько времени жили совсем впритык, поэтому, когда появилась денежка, стали позволять себе чуть больше необходимого, веря в то, что эти заработки продлятся дольше.

У Серёги возникла мысль обратиться к националистическим и патриотическим организациям, рассказать о нашей деятельности, планах и попробовать взять у них в долг. Я наотрез отказался, потому что не испытывал к ним доверия. Категорически не хотелось иметь никаких отношений с этими конторами, а уж тем более что-то рассказывать. Лично я не сомневался, что там хватает доносчиков, слить нас и подставить было для них проще простого.

Как и прежде, пришлось искать деньги своими силами, на жизнь пока хватало, поэтому договорились прикинуть варианты и в ближайшее время их обсудить.

Прошла неделя, но интересных мыслей в голове так и не возникло. Стали даже вспоминать о прошлой теме с подъездами и думать, как её можно усовершенствовать, чтобы максимально исключить риски. Приходилось заставлять разум отгонять от себя эту глупость, не зря есть выражение: «Лошадь сдохла — слезь». Ничего хорошего данный возврат бы не принёс. Нам и так в последний раз невероятно повезло, поэтому нечего гневить фортуну.

Ещё через несколько дней мне позвонил Серёга и предложил встретиться. Он рассказал, что накануне виделся со своим знакомым, тот сейчас занимается необычной работой по продаже обуви и одежды — это так называемые ярмарки и распродажи по заниженным ценам.

Такой рекламой завешан весь Питер. Почти с каждого столба нам сообщают об уникальных условиях и призывают не упустить свой шанс. Распродажа таможенного конфиската — только один день! Обувь со склада по оптовым ценам; скидки по 70%, и далее в таком же ключе. Легенды разные, но суть и люди, стоящие за этим, одни.

Серёга поведал мне всю информацию, что узнал. Его знакомый легко устроился в такую фирму, никаких требований, по большому счёту, не предъявляли. Работает уже пару месяцев, знает почти все расклады. Приходится тяжело, но платят хорошо. Меня это не сильно интересовало, работать я не собирался, привлекали ежедневные объёмы выручки.

А успех и высокие доходы этого бизнеса заключались исключительно в технологии продаж и бешеном дисконте между закупкой и реализацией товара. Обувь была самая дешёвая, конечно же, из Китая. Она упаковывалась в коробки российских, немецких, финских и итальянских производителей и продавалась по 1500–5000 рублей.

Причём на ценнике висело, допустим, 8000 рублей — эта цифра перечёркивалась и тут же ярко-красным: скидка — 70% и новая цена — 2400 руб. Это магически влияло на наивных людей и вызывало настоящий ажиотаж.

На вид обувь выглядела относительно неплохо, разбирающийся человек, конечно, сразу поймёт, что перед ним, но разве много таких среди нас.

Ассортимент не был рассчитан на молодёжь, организаторы — явно не дураки и прекрасно понимали свою целевую аудиторию. Основной контингент — это люди от сорока лет и, конечно же, пенсионеры. Без их доверчивости не обходится ни один лохотрон.

В Питере таким бизнесом занималась всего лишь одна крупная контора. И им удавалось уверенно держать свой монопольный интерес. Новеньких игроков, насколько я понял, они сразу душили — для этого имелись необходимые ресурсы.

Распродажи проходили три раза в неделю: пятница, суббота, воскресенье. В понедельник каждая бригада должна была найти три разные точки для торговли на этой неделе и договориться об аренде места. Собственникам помещения или крупного торгового отдела предлагались очень хорошие деньги, и на сутки они соглашались хоть чёрта к себе запустить.

Каждый раз команда старалась находить новую точку продаж, места практически не повторялись.

Далее заказывалась огромная партия рекламы. Во вторник бригада полностью оклеивала и всячески рекламировала район, где находился адрес распродажи на пятницу. В среду занимались аналогичным продвижением на субботу, в четверг — на воскресенье.

Реклама была везде и очень привлекала внимание, висела три дня и все люди из близлежащих кварталов так или иначе знали об этой «уникальной" распродаже.

В фирме происходила огромная текучка кадров. Мало кто выдерживал такой жёсткий режим без выходных и праздников, да и сама работа требовала определённых моральных качеств или, точнее, отсутствия таковых. Для простой «пехоты», которая и зарабатывала все деньги, структура была простой. Одновременно имелось около 15 бригад по три человека в каждой. И ты либо продавец, либо бригадир — вот и весь карьерный рост.

Контора набирала только парней, слишком тяжёлые физические нагрузки. Работа без выходных, оплата сдельная — бригадир получал в месяц примерно 100–120 тысяч рублей, помощники по 60–80 тысяч. Но это, конечно же, сущие копейки по сравнению с заработками организаторов и управляющих.

Технология продаж была отрепетирована безукоризненно, некоторые люди покупали по 3–4 пары обуви за раз. Парни умело вешали лапшу на уши, без стеснения льстили, где надо — грамотно додавливали клиента. Девиз — никто не должен уйти без покупки. Ежедневная выручка доходила порой до 200 тысяч рублей и больше с одной точки, меньше 70–80 тысяч считалось провалом.

Каждый вечер после очередной распродажи — обязательное общее собрание. Независимо от того, во сколько закончили дела, ждали всех, до последнего. Главный среди них, жёсткий парень примерно тридцати лет, подводил итоги. Хвалил того, кто много продал в этот день; тех же, кто провалил, — прилюдно унижал и опускал.

Знакомый Серёги рассказывал, как взрослые пацаны реально сидели и ревели, но в ответ ничего не могли сказать. Их руководитель был прирождённым лидером с огромной харизмой и умением управлять коллективом. Периодически он разыгрывал по 20–30 тысяч рублей просто так — кто вытащит счастливую бумажку. И кнут, и пряник, чем-то это напоминало секту.

Информация у нас появилась весьма занятная, оставалось придумать, как её можно использовать. Первая мысль — ограбить их в конце распродажи, но проблема в том, что торговля происходила в очень людных местах.

Вторая идея была внедриться как бы на работу, а потом «потеряться» с деньгами. Но смысл это не меняло, а только прибавляло больше собственного палева и запоминаемости. В любом случае бригадира с выручкой и второго продавца нужно жёстко гасить при большом количестве свидетелей. К тому же тошно будет целый день впаривать пенсионерам это фуфло.

Хотелось чего-то более оригинального. Я расспросил Серёгу подробнее про его знакомого, кто такой и что из себя представляет. Возможно ли его привлечь и как-то вместе с ним эту тему провернуть. Серёга ответил, что парень вроде нормальный и косяков за ним не замечено. Родился он в Петербурге, скоро собирается жениться и сейчас зарабатывает на свадьбу. Вряд ли он готов на это подписаться, хотя сложно точно сказать, нужно встречаться и общаться. Так и сделали.

У парня не было выходных, поэтому договорились обсудить всё, когда он станет ходить и клеить рекламу. В ближайший вторник пересеклись, его звали Лёхой. Сразу бросился в глаза его замученный вид хронически невысыпающегося и очень уставшего человека. Я начал издалека, якобы мы просто интересуемся данной работой, хотелось прощупать и попробовать его понять.

Лёха оказался весьма открытым и спокойно пересказал всё то же самое, что я уже знал от Серёги. Я спросил для вида, тяжело ли в таком режиме и сколько он ещё планирует работать? Тот ответил, что через пару недель будет сдавать экзамен на бригадира, постарается 2–3 месяца потерпеть и закончит с этим.

Рассказал, что скоро женится и после свадьбы собирается уехать со своей избранницей на постоянку в Тайланд. Серёга тут же вклинился: «А на что жить там будешь?» — «Бабушка квартиру мне здесь оставила, начну сдавать в аренду, этого там хватит», — ответил он. Затем добавил, что будущая жена у него фрилансер и он тоже обязательно научится работать удалённо. Единственно, ему очень хочется сыграть свадьбу именно в родном городе — арендовать теплоход, позвать всех родных и друзей, чтобы запомнилось на всю жизнь. Такая вот у них мечта с невестой, поэтому он и вкалывает здесь.

Я, как есть, говорю Лёхе о наших намерениях, и предлагаю совместно подмутить в этой теме.

В идеале, конечно, попробовать взять крупный куш, когда вечером будет общий сбор выручки со всех точек. Но он сразу остудил и объяснил, что собиранием денег занимаются специально обученные люди, как правило, их трое и все с оружием. После того, как ближе к закрытию распродаж они посетят все точки, машина сразу направляется в банк. По сути, та же инкассация, как и в банках.

Жаль, конечно, но, помимо этого, имелись варианты и попроще, например, устроить инсценировку ограбления на точке, когда Лёха станет бригадиром, или попробовать увести большую партию товара по его наводке. Это выглядело хоть и рискованно, но вполне реалистично. Придумать можно много чего, сейчас оставалось слово за Лёхой.

Он остановился и стал обдумывать предложение — вероятно, прикидывал, какую сумму при удачном раскладе удастся взять, оценивал риски и последствия. Видя его раздумья, Серёга добавил: «Сейчас важна твоя позиция, готов ты в целом с нами работать или нет. Если — да, то будем всё кубатурить и прорабатывать схему».

Через пару минут Лёха сказал, что не против попробовать, но нужно обязательно решить, как ему не подставиться. Мы договорились увидеться завтра.

ГЛАВА 24

Весь вечер с Серёгой просчитывали различные варианты, и у нас появилась одна интересная идея по обеспечению алиби для Лёхи. Она не выглядела безупречной и требовала большой точности, но в целом — это был очень интересный и рабочий вариант.

На следующий день, как и договаривались, мы встретились втроём и рассказали Алексею о нашей задумке. Он слушал без особого энтузиазма, видимо, для себя всё уже решил накануне. Когда я закончил, Лёха лишь сказал, что вчера вечером как следует взвесил все «за» и «против», и в итоге он отказывается в этом участвовать. Так и объяснил, что боится рисковать, лучше он спокойно будет вкалывать без выходных и продавать это барахло. Убеждать его было бессмысленно, да и сомневающийся человек опасен в таком деле.

Понять его, конечно, можно — он имеет абсолютно чёткий проект совместного будущего с любимой девушкой, а тут совсем не понятно, как сложится, и Лёха испугался потерять то, что имеет. Он явно чувствовал свою вину, вроде сначала согласился, а теперь сливается. Мы не стали на него давить, типа «это не по-пацански», и подключать прочие быдло-мотиваторы.

Говорю ему: «Ладно, как решил — так решил. Поможешь нам ещё с информацией?" Он тут же приободрился, как будто с его плеч упал тяжеленный груз, и выразил полную готовность.

Мы расспросили его, как именно происходят все этапы — доставка товара на точку, во сколько и на чём привозят, кто принимает и весь дальнейший порядок действий. Затем узнали про приём на работу, о тонкостях собеседования, какие данные спрашивают, как проходит первый день стажёра.

Лёха всё в подробностях рассказал, мы попрощались, пожелали ему весёлой запоминающейся свадьбы, он ещё раз извинился за срыв и пожелал нам удачи. На всякий случай напомнили ему, что этих разговоров не было, но он не глупый и сам всё понимал.

Этим вечером мы с Серёгой прикинули, что реалистичнее всего попробовать забрать товар с одной точки, ещё до начала распродажи и накидали приблизительный план без силового решения. Из него вытекало, что кому-то из нас необходимо внедриться в эту контору, по-другому никак.

Нам было известно от Алексея, что текучка в этой фирме очень большая, идёт постоянный набор — 2–3 раза в неделю, берут почти всех, кто пришёл на собеседование. Их пристраивают стажёрами к тем бригадирам, у кого уволились люди, а это происходило постоянно. Большинство новичков уходило сразу в первый день, даже не доработав до вечера. Деньги выплачивали еженедельно, за один трудовой день нельзя получить, платили только, если отработал хотя бы неделю, т. е. три распродажи. Некоторые терпели до этого момента и потом увольнялись. По словам Лёхи, больше недели держались только единицы.

Из-за того что имелась такая постоянная текучка и шёл вечный свежий набор — собеседование больше походило на формальность. Всем пришедшим для вида давали заполнить анкету, далее минутный разговор с одним из замов управляющего — и всё. На следующее утро уже выход на работу.

Если человек доработал до конца дня, то на общем собрании его торжественно посвящали в братство и знакомили со всеми. От Алексея мы также узнали, что после этого организаторы негласно возвращались к анкете, проверяли паспортные данные и другие контакты, начиная с телефона и заканчивая пропиской.

Вывод для нас был очевиден — внедриться желательно накануне первой за неделю пятничной распродажи, а провернуть всё нужно в первый же день, пока ещё статус — стажёр и оставленная информация не проверена. Вдвоём нам устраиваться не имело смысла, так как в любом случае, наверняка, попали бы к разным бригадирам.

Загадали с Серёгой, кому идти, — выпало мне. В ближайший четверг я пришёл на собеседование. Вместе со мной там оказалось ещё восемь человек, я заполнил анкету, указав ненастоящие инициалы, адрес проживания и, конечно, паспортные данные. Также написал «левый" номер мобильного, который накануне купил в переходе метро. Собеседование действительно оказалось формальностью, мне быстро объяснили вопросы по зарплате и карьерному росту, спросили, готов ли я завтра выйти? И после утвердительного ответа записали к одному из бригадиров, дали его номер и сообщили, куда и во сколько завтра подъехать.

Торговля начиналась обычно с девяти утра. Мне сказали подъехать на место ровно к восьми. Как объяснил Лёха, утром несколько микроавтобусов развозили по всем точкам товар со склада, вечером таким же образом забирали остатки. Ответственным за приём товара назначался бригадир.

Было ясно, что всё нужно делать прямо утром, ещё до того, как народ активно пойдёт на нашу распродажу. Основная задача сейчас — решить, как на время увести с точки бригадира и второго продавца. Бить их и бежать по городу с баулами обуви не вариант, необходимо придумать, как можно отвлечь обоих, чтобы товар на некоторое время остался без присмотра.

Мы с вечера позвонили в транспортную компанию и заказали на завтрашний день к 8.40 «Газель» в соседний от места торговли двор. Купили в аптеке пурген и утром растворили огромную дозу в бутылке с «Кока-Колой». Я подъехал на точку чуть раньше восьми, ещё никого не было. В начале девятого подошёл бригадир и почти сразу за ним явился второй продавец.

Бригадир открыл помещение, где должна была происходить распродажа, мы зашли внутрь и стали ждать машину с товаром. Немного поговорили, он спросил меня, как зовут и где до этого работал. Я ответил по выдуманной легенде, достал бутылку с «Колой" и сделал вид, что выпил несколько глотков. Затем протянул её бригадиру и предложил угоститься. Это был один из ключевых моментов, если бы он отказался, скорее всего, пришлось бы сворачивать весь план. Но он отпил и довольно прилично. Я предложил «Колу» второму продавцу, но тот сказал, что не хочет. Лучше бы он, конечно, тоже выпил — это бы заметно упростило дело, но на его счёт имелся запасной план; главное, что бригадир хорошенько отхлебнул.

Примерно в 8.15 подъехал микроавтобус. Мы начали его разгружать, помимо четырёх больших челночных сумок с обувью, вытащили ещё кучу столов — на них должна была выставляться обувь, достали зеркала для примерки, какой-то транспарант, громкоговоритель и ещё пару небольших сумок с различной бумагой, листовками и прочей рекламой.

Мне сказали расставлять столы, бригадир пошёл вешать транспарант, а второй продавец принялся расклеивать по стенам внутри и снаружи различные информационные и рекламные листы.

Я ждал, когда же начнёт действовать пурген, нужно было успеть до прихода людей и желательно до расстановки товара. Время тянулось медленно, я старался не показывать внутреннего напряжения и как ни в чём не бывало вскоре закончил порученное мне дело.

Главный и второй продавец тоже выполнили свою работу. Вся наша команда собралась в центре помещения, бригадир стал объяснять, какая категория товара куда ставится, и распределил между нами обязанности.

Каждый открыл по сумке, и мы без лишней суеты принялись вытаскивать и расставлять обувь. Я уже начал расстраиваться, как вдруг бригадир сообщает, что ему нужно отойти на 10 минут и чтобы мы продолжали работу в его отсутствие.

Второй продавец работал две недели, выглядел молчаливым, спокойным и послушным. Я не был уверен, но мне казалось, что я смогу убедительно разыграть спектакль и подействовать на него в нужный момент.

Как только главный вышел в поисках места для облегчения, я незаметно для второго продавца дал прозвон на телефон Серёги — это был условный знак. Через минуту у меня громко зазвонил мобильник, я не брал несколько секунд, а затем демонстративно громко и эмоционально стал разговаривать.

«Алло. Да, слушаю. Чего? И что нам сейчас делать? Блин, это точно, да? Сколько у нас времени? Всё понял, убегаем, давай». Кричу второму продавцу, что звонил управляющий, наш бригадир нас сдал, а сам слинял. Сюда едет ОМОН, надо срочно сваливать, обувь палёная, на неё нет никаких документов, а нас хотят сделать козлами отпущения. Шеф сказал, как можно быстрее срываться отсюда. Всё это говорю очень громко с выпученными глазами, хватаю бутылку с «Колой" и кидаюсь к выходу. Второй продавец бросается за мной, и мы вместе бежим. Оказавшись на улице, я на ходу даю второй прозвон Серёге, это означает, что всё чисто и можно действовать.

Он и так всё это время наблюдал за нами со стороны, подождал, пока мы немного удалимся, и мигом залетел в помещение. К счастью, пурген на бригадира подействовал весьма оперативно, и на столах красовалось всего несколько десятков пар. Серёга за минуту собрал уже выложенный товар, кинул его в сумки, кое - как схватил эти четыре баула — по два в каждую руку, и еле-еле начал тащить эту неудобную тяжесть в близлежащий двор, благо идти требовалось не более пяти минут. Там уже ожидала заказанная накануне «Газель».

План мог сорваться, если бы бригадир пошёл справлять нужду именно в этот двор. Серёга следил на расстоянии за всеми нами и, конечно бы, заметил это. Вероятнее всего, после этого пришлось бы всё отменить. Наш расчёт основывался на том, что до метро было всего несколько минут пешком, и наверняка бригадир поспешит к платным туалетам, которые обычно имеются у каждой станции. Видимо, так оно и случилось.

Пробежав несколько минут со вторым продавцом, мы остановились, и я говорю ему о том, как нам повезло, типа мне сразу казалось, что это мутная контора. Хорошо, что всё-таки успели вовремя слинять, быстро прощаюсь с ним и ухожу. Он весь взбудоражен и пытается до конца осмыслить, что же в итоге произошло. Пока тот мешкает в нерешительности, я уже теряюсь во дворах. Совсем скоро ему начнут звонить бригадир и управляющий, поэтому медлить было нельзя. Примерно через 7–10 минут, как я покинул этого недотёпу, позвонил Серёга, сказал, что всё в порядке, и он уже едет с товаром в «Газели». Я ответил: «Отлично, встречаемся, где и планировали». После этого ловлю такси, и еду на «Апрашку» — рынок «Апраксин двор» в самом центре Питера. Спустя пять минут на мой мобильный пошёл звонок от бригадира. Я коротко сообщил, что сейчас не могу говорить, скоро перезвоню и отключился. Вытащил симку и аккумулятор.

С Серёгой у нас, естественно, был отдельный номер и другая трубка. Думаю, бригадир пришёл, не увидел ни нас двоих, ни товара и стал узнавать, что же произошло. Первым делом он, наверняка, набрал второго продавца, тот, скорее всего, кратко рассказал разыгранную легенду и обвинил его в предательстве.

Они оба ничего не могут понять, и бригадир звонит мне, из разговора со мной также не всё очевидно. Вскоре он набирается мужества и сам звонит управляющему. В этот момент всё вскрывается, и сразу же начинают предприниматься меры по поиску. Сначала станут пробивать меня и второго продавца, как возможного соучастника, потом исключительно мою персону. По указанным в анкете «левым» данным они меня, конечно, никак не вычислят. Расслабляться не стоило, но я оставался спокоен.

Бригадир весь день будет страдать от поноса, и это очень веселило. Надо же так обосраться, и в прямом, и в переносном смысле. А с утра был весь такой циничный и, доставая очередную коробку «итальянской" обуви, смеялся со вторым продавцом над лохами.

Минут через двадцать таксист по моей просьбе остановил машину недалеко от рынка, я расплатился и стал ждать Серёгу. А пока, чтобы не терять время, набрал номер одного торговца. Это был китаец, он занимался небольшим оптом на «Апрашке» и держал ещё пару розничных точек.

Как только мы определились с окончательным планом, сразу встал вопрос о сбыте. Проще всего оперативно скинуть товар без документов можно только на этом рынке.

Ещё за пару дней до моего внедрения в фирму мы приехали на «Апрашку», стали присматриваться и разговаривать с разными людьми. Вышли на этого китайца, обсудили в общих чертах примерный объём, объяснили, что сдаём весь товар за раз. Он заинтересовался и уверил, что обязательно возьмёт его, после чего дал свой мобильный и сказал звонить в любое время.

И вот этот момент настал. Китаец довольно быстро взял трубку, я напомнил о себе и сообщил, что подъехал. Вскоре мы уже стояли у его ячейки на складе и ждали «Газель». Серёга подтянулся спустя три минуты, все вместе выгрузили баулы, зашли в помещение и открыли сумки.

Китаец стал по одной вытаскивать коробки, открывать их и что-то помечать у себя в тетрадке. Потом позвал своего молодого помощника, они действовали резво, но объём оказался внушительным. Полчаса томительного ожидания, и вскоре сияющий торговец на ломаном русском объявил, что закончил. Тут же последовал вопрос, сколько мы за всё это добро хотим?

Ни я, ни Серёга даже примерно не представляли, какова реальная стоимость товара, поэтому предложили китайцу самому назвать цену. Он слегка помялся и назвал 80 тысяч рублей, это уже являлось ориентиром. Теперь можно было спокойно улыбнуться, сказать, что это, конечно, несерьёзно, и назвать 150 тысяч рублей.

Торговец сделал недовольное лицо, очевидно, он играл — даже эти деньги оставались для него очень приемлемыми, и старый барыга отлично понимал, что останется в хорошем плюсе. Начался обычный торг, китаец стал говорить, что сейчас опасно вот так брать товар без документов, у него честный бизнес и ему это невыгодно.

Секунд на пятнадцать повисло неловкое молчание, затем он сказал, что раз мы приехали и товар уже на складе, так и быть — за 100 тысяч возьмёт. Я говорю, что это очень мало, давай 120 и по рукам. Торгаш чуть задумался и уже с широкой улыбкой тянет мне руку, предлагая 110 тысяч. Я тоже улыбаюсь, отвечаю: «Нет, давай 120», и в этот момент крепко сжимаю его маленькую кисть.

Китаец хохочет, соглашается и объясняет своему помощнику что-то на родном языке. Он, конечно, заключил выгодную сделку и был этому крайне рад. Мы тоже остались довольны — теперь у нас имелось всё, чтобы начать основную тему с липовым гражданством для мигрантов. Когда привлекали Лёху, конечно, рассчитывали на гораздо более крупный куш — хорошо для всех, что он отказался.

Через пару минут появился помощник торговца с пачкой денег. Китаец лично ещё раз всё пересчитал и протянул нам аккуратные купюры. Мы тоже быстро посчитали, попрощались с ним и пошли. Вдогонку он крикнул: «Ребята, забыл спросить, а откуда товар-то?» Я с усмешкой ответил, что нашли во дворе. Тот иронично подмигнул и помахал нам рукой.

Немного отойдя, я спросил у Серёги, как он относится к тому, что нашим партнёром в этой теме оказался китаец, не сильно ли пострадали его патриотические чувства? Мой друг чуть задумался и красиво ответил, что ничего не имеет против буддистов.

ГЛАВА 25

Перед тем как приступить к реализации главной идеи, мы решили немного отдохнуть. Я уехал повидаться с близкими, где наконец-то удалось немного расслабиться и разгрузить голову. Несколько дней в любви и спокойствии прошли чудесно, я зарядился энергией и вскоре с отличным настроем вернулся в Петербург.

Началась подготовка. В первую очередь требовалось собрать максимум полезной информации. Мы находили рекламу в газетах, в интернете, на уличных столбах и под разным предлогом приходили в фирмы, которые рекламировали похожие услуги.

Придумывали подходящую легенду, общались, задавали менеджерам вопросы, просили показать образцы различных документов, которые могли нам в будущем понадобиться: договора, расписки, соглашения о задатке. С собой их брать не разрешали — только читать на месте, мы не спорили и просто фотографировали всё, что нам нужно. Иногда это вызывало недовольство, но до серьёзных конфликтов не доходило.

Дома в интернете изучали действующее миграционное законодательство, процедуры и условия получения гражданства, сроки, нормы и так далее. Вся информация анализировалась, и примерно через две недели у нас уже имелся не абстрактный общий план, а чёткая, конкретная схема действий.

До старта следовало решить ещё несколько задач. Нужно было определиться, где и какой офис снимать и как юридически оформить деятельность, а то без этого не заключить договор аренды помещения. Также оставался не ясен вопрос с лицом компании — кто станет непосредственно сидеть в офисе, консультировать клиентов и брать деньги. Ни мне, ни Серёге крайне хотелось себя светить. Мы распределили обязанности. Я больше сконцентрировался на аренде офиса и юридических вопросах, а Серёга на поиске подходящей кандидатуры — круг общения у него был заметно больше моего.

Регистрировать юридическое лицо официально — долго, палевно и незачем. Гораздо проще купить готовую фирму с номинальным директором, расчётным счётом, интернет-банком, печатями и факсимиле. Но нам ни к чему столько лишних функций и не хотелось за это переплачивать. Мы не собирались с клиентами использовать расчётный счёт — только наличные деньги. Также очевидно, что нам не нужно было платить налоги и вести бухгалтерскую отчётность.

По сути, нам требовалась только печать для клиентов, а для арендодателя офиса — показать необходимые бумаги о том, что данное юридическое лицо находится в реестре и действительно существует. В дорогих бизнес-центрах это вряд ли бы прокатило, но мы и не собирались там работать.

Идеальным объектом являлась бывшая гостиница «Октябрьская» — у самого метро «Площадь Восстания», которую решили переделать в задрипанный бизнес-центр. Выбор небольших помещений оказался огромен, арендные ставки совсем невысокие. Просто не перечесть, сколько там находилось всяких мутных контор и лохотронов. Управляющая компания очень лояльно относилась к деятельности своих арендаторов и на многие вещи закрывала глаза. Достаточно было только указать, что мы занимаемся юридическим консалтингом, показать бумажки и всё. Дальше надлежало стабильно оплачивать аренду и вовремя скидываться на уборщицу.

По поводу подтверждения легальной деятельности фирмы — мне удалось найти ребят, которые предоставляли услуги по аренде юридического лица. Я объяснил, что мы не будем использовать расчётный счёт и нам не нужен интернет-банк, никакие финансовые операции с их счетами мы проводить не станем. Ценник по этой причине оказался очень даже доступным.

Не знаю, сколько ещё разных фирм «висело» на данном юридическом лице, нас это абсолютно не волновало.

Оставалось найти человека — лицо компании, с этим пока было туго. Думали дать объявление о приёме на работу, взять кандидата и обучить его — до поры до времени он бы даже не догадывался, что в итоге состоится кидалово клиентов. Сдерживало то, что совсем незнакомый человек всё же непредсказуем, да и не хотелось «в тёмную» подставлять и портить жизнь наивному работнику.

В какой-то момент Серёга вспомнил о брате отчима своей гражданской жены, тому было около сорока лет, из них в сумме пятнадцать годков он провёл в местах не столь отдалённых, в основном за хулиганство и мелкие кражи. Причина всему — алкоголь, как пригубит больше нормы, так обязательно дел наворотит. Ненадёжный товарищ, но попробовать стоило.

Звали данного джентльмена Геннадием, он откинулся полгода назад и трудился в Псковской области разнорабочим на стройке. Серёга поехал к нему на встречу, до этого они ни разу не виделись, но слышали друг о друге от общих знакомых.

После общения с Геной Серёга набрал меня и рассказал свои впечатления. Мы подумали и решили, что его можно подписать, тем более других кандидатур пока не предвиделось.

Геннадий был только рад оставить копеечную тяжёлую работу и переехать в большой город. Первое время поселили его прямо в офисе, потом нашли ему маленькую комнату недалеко от работы. Обучение Гены шло тяжело, в этом деле полагалось сыпать разными юридическими терминами и производить впечатление умного человека. Радовало нас только то, что он, будучи прожжённым уголовником, очень хорошо и убедительно умел врать, глядя прямо в глаза. Когда мы стали обыгрывать разные вопросы и ситуации, Гена, даже не зная правильных ответов, всегда мог выкрутиться, наплести и увести в сторону, легко закрывая неудобную тему. Он хорошо вживался в роль — ему нравилось чувствовать свою власть, выглядеть уверенным и наглым. Чем-то он напоминал нашего президента на пресс-конференциях.

Мигранты должны были понимать, что эта услуга, прежде всего, нужна им. И в этом Гена оказался превосходен. Он мог изобразить абсолютное пренебрежение и безразличие, тем самым вызвав ещё больший интерес и ажиотаж.

Уже через три дня, как начали обучать Гену, параллельно занялись рекламой. В интернете не имело большого смысла искать клиентов на такую тему, поэтому мы использовали в основном расклейку. Распечатывали множество листовок, нанимали расклейщиков и заклеивали весь город в промышленных масштабах.

Денег на рекламу не жалели и вскоре пошли первые звонки. На телефон я решил сам отвечать, быстро задавал короткий список вопросов и, если это потенциально мог оказаться наш клиент, записывал его на консультацию в определённое время.

Мы с Серёгой не очень доверяли Гене, он вполне мог отдавать не всю выручку, поэтому этажом выше сняли ещё один маленький офис. Установили в главном помещении скрытую камеру и наблюдали за всем процессом через монитор. Естественно, Геннадий об этом даже не догадывался.

Данная уловка позволяла контролировать денежные потоки и вовремя принимать меры в случае возникновения нестандартных ситуаций.

Рекламу мы делали каждый день и практически во всех районах города. Звонков поступало действительно много, из них на консультацию приходило в среднем 10–15 человек в день. Сумма услуги по получению гражданства и российского паспорта составляла у нас 25000 рублей и срок 3 месяца. Это было гораздо меньше, чем у конкурентов.

Наша фирма брала предоплату в 15000 рублей — клиенты заполняли анкету, писали заявление на получение гражданства и выполняли прочую атрибутику. На руки им выдавали договор с печатью, где были прописаны сроки получения, наша ответственность, гарантии и прочие обязательные условия стандартного договора.

ГЛАВА 26

И тема пошла. Мигранты ежедневно совершали паломничество в наш маленький офис. Необразованный уголовник Гена хорошо играл роль серьёзного юриста, порой переигрывал и вызывал некоторые сомнения, но в целом он был убедителен.

Срывов происходило достаточно, но ста процентов выхлопа никто и не ждал. Ведь одни хотели подумать, другие не доверяли, кто-то приходил полюбопытствовать на будущее, но тем не менее за счёт хорошего потока, обеспеченного недорогой рекламой, результаты нас очень радовали.

Недельная выручка составляла в среднем 300–400 тысяч рублей. В воскресенье вечером собирались вместе, вычитали все расходы и делили поровну на троих.

Мы не пытались работать над техникой разговора, менять схему действий, внедрять какие-то фишки, которые, возможно, могли бы увеличить конверсию. Это было ни к чему, механизм и так отлично работал. Не нужно усложнять, тем более тема делалась на ограниченный отрезок времени. Мы сконцентрировались на большем количестве рекламы — это было проще и эффективнее, брали объёмом, непрерывным потоком.

Не раз, сидя с Серёгой в нашем тайном офисе, мы ждали, когда к нам нагрянут конкуренты, всё-таки ценник у нас заметно отличался, а «поляна» для рекламы одна и та же. Их доходы, наверняка, должны были снизиться, да и нового игрока на рынке они точно заметили.

Конечно, мы это понимали и стали осторожнее, как только появилась прибыль, сразу прикупили себе мощные травматы и жили в постоянной готовности дать отпор и отстоять своё.

Но время шло, нами никто не интересовался, ни конкуренты, ни правоохранительные органы, среди клиентов пока также не намечалось негатива. В договоре прописывался срок 3 месяца, так что раньше этого времени можно было вообще не волноваться, да и потом ещё довольно долго спокойно «динамить» под разными предлогами. Таким образом, мы планировали поработать не менее полугода, а дальше будет видно.

Конечно, ни я, ни Серёга не забыли ту ситуацию, когда мы попали в засаду с узбеками. Нам безумно хотелось отомстить их старшему, на ком был завязан весь процесс; его переписанный номер телефона я уже знал наизусть. Это стало делом принципа, ранее я писал, что сам не смог выйти на него через поиск в интернете. Сейчас появились деньги, а это многое облегчает в любой сфере, нужно лишь грамотно использовать ресурсы.

На одном криминальном форуме нам удалось найти человека, который пробивал полностью по всем базам, в том числе и ФСБ. Его расценки были высоки, сделка происходила через гаранта — обычная практика на закрытых сайтах. Парень оказался профессионалом, мы заплатили прилично денег, но в итоге он дал весь расклад на этого узбека. И это всего лишь по одному номеру телефона! Зная мобильный, он зацепился для начала, а дальше уже по мере поступления и анализа информации, ниточка за ниточкой, собрал полную картину, даже гораздо больше необходимого.

Уже через сутки на нашу электронную почту пришло полное досье: крупное фото, ФИО, адрес проживания и регистрации, место работы, паспортные данные, водительские права, ксерокопии билетов поездов, некоторые распечатки мобильного и прочие детали, которые в целом были не нужны. Больше всего нас интересовало фото и его маршрут от дома до места работы — вот там-то мы с Серёгой и решили сделать засаду.

Всегда удивлялся и восхищался умом прирождённых хакеров — талантливейшие люди, понять их и общаться с ними, конечно, очень сложно, но это действительно неординарные личности. Учиться их ремеслу бесполезно, таким нужно родиться. Мне это было не дано, к сожалению, поэтому я использовал другие качества, чтобы карабкаться в этой жизни.

Из данных нашего следопыта, узбека звали Алишер. Мы проанализировали его маршрут и выбрали наиболее удобное время и место для встречи. Подъехали заранее с Серёгой на точку и стали ждать. Вскоре видим — идут двое чурок, я говорю им: «Привет, Алишер». Один из них недоверчиво откликается: «Привет».

Они не знают нас в лицо, мы, несмотря на наличие фото, также не уверены на сто процентов. Решаем с Серёгой действовать.

Узбеки подходят почти вплотную и вопросительно смотрят на нас. Это длится недолго, так как им тут же прилетают подачи. Мы не стреляем, чтобы не шуметь, а просто бьём. Они попытались сопротивляться, но мы сильнее, и уже меньше чем через минуту оба узбека лежали на земле.

Серёга спрашивает: «Кто из вас Алишер?» Один из них подаёт знак. Я говорю про подъезд, засаду и добавляю: «Помнишь, я обещал тебя по-любому найти?» Он всё понял, но ничего не сказал — только холодный, полный ненависти ответный взгляд в глаза. Второй узбек быстро сломался, стал умолять о пощаде, затем попытался сбежать, но Серёга его тут же вырубил и основательно попрыгал на нём. Я контролирую пока Алишера и спрашиваю: «Ну, что скажешь, ослоёб?» Тот снисходительно сквозь зубы процедил: «Зря стараешься, Аллах поможет нам, скоро наши братья завоюют всю Россию и мир, все ваши женщины — бляди, а мужчины — алкаши и жалкие трусы». Это было последней каплей, мы всегда действовали жёстко, но тут принялись бить нещадно, как нигде и никогда.

Пока Алишер ещё в сознании, я достаю травмат — снимаю с предохранителя, перезаряжаю, навожу на него и говорю: «Повтори, сука, всё, что ты сейчас сказал». Он увидел дуло, слегка прикрыл глаза и еле выдавил: «Извини».

Мы продолжили их гасить, даже когда они оба вырубились, контроль оказался полностью потерян, ненависть захлестнула. Остановили нас только крики прохожих, которые стояли на почтительном расстоянии и не решались подойти. Надо было уходить, становилось опасно.

ГЛАВА 27

Это дело мы захотели отметить и завалились в бар. Весь вечер под пиво вместе с Серёгой обсуждали разные национальности. Поводом стали не редко встречающиеся курьёзы, когда человек, на вид вроде не совсем глупый, не различает и не видит принципиальных отличий между жителями Средней Азией и Северным Кавказом. И в своём мировоззрении уравнивает их.

Между ними, конечно же, колоссальная пропасть — прежде всего в менталитете и психологии. Серёга — русский, но вырос на Кавказе, я также был неплохо знаком со многими кавказцами по спорту, да и в жизненных ситуациях не раз пересекались.

Кавказ — друг России? Только в определённый, ограниченный момент времени. Пока стоят нужные люди во главе республик, а Москва регулярно башляет и задабривает, тогда — да, им выгодно, обычный расчёт. Тогда — они первые патриоты и защитники режима. Стоит перестать давать деньги, ослабиться, и националистические настроения вновь там вспыхнут. И я их понимаю.

Да, за счёт количества людей, ресурсов и технологий мы всегда будем сильнее, но кровушки они в любой момент могут изрядно попить. «Дружить» у нас получается либо силой, либо деньгами. Чтоб прям от души быть просто так вместе, конечно, никак и такого никогда не будет. Слишком мы разные.

Насчёт людей всё сложно и неоднозначно, наверное, как и везде. Я знаю как отличных и очень достойных ребят, так и полных уродов.

Когда приезжает необразованное быдло, физически сильное, но тупое, собирается в стадо и начинает докапываться до прохожих или демонстративно гнуть понты — это реально бесит и разжигает злобу. Таких хватает. И многих обоснованно раздражает такое наглое и дерзкое поведение хачей, но мало кто может дать отпор и вообще задумывается, отчего они себя так ведут? А ответ очень простой — потому что не уважают. Почему два чечена или дага, порой самой обычной комплекции, могут держать в страхе и контролировать целую роту в армии, где все остальные русские, или студенческую группу, хотя их всего лишь 5 процентов от общего числа?

Да, они немного раньше взрослеют, но затем то же самое переносится и во взрослую жизнь. Да, у них зачастую другое воспитание, больше жёсткости и решимости, но что русским мешает себя так же вести? Это меня сильно расстраивает, временами просто стыдно за ребят.

Дело, конечно, не в отсутствии воспитания у кавказцев, ведь у себя дома горцы могут сдерживать эмоции и нормально себя вести. А причина в том, что они на каком-то животном уровне всегда чувствуют слабость, прежде всего, слабость духа. И в их мировоззрении настолько это недопустимо, что неизбежно вызывает ответное презрение и пренебрежение.

Как зверь, если чувствует, что его боятся, — он сразу бросится и порвёт. И наоборот, если видит, что его не боятся и готовы дать самый жёсткий отпор, — он не тронет и спокойно уйдёт.

В спортивных секциях у меня не было проблем с кавказцами, там вообще не встречалось разделения по национальности. Ну, а в жизни, конечно, случалось всякое. Самый серьёзный конфликт произошёл не так давно с чеченцами. И как это часто бывает, всё началось, по сути, на ровном месте. Крайне показательным выглядело поведение ментов, которые не по своей воле оказались также втянуты в эту историю.

Ещё раз убедился в современной иерархии нашего общества, когда полиция всего лишь послушный инструмент в руках сильных. Они пытались выступить посредниками в решении вопроса, но не преуспели даже в этом. В итоге всё разрулилось только после продолжительной и напряжённой беседы со старшим человеком из чеченцев. Расстались уважительно, но нервов было потрачено изрядно.

Вообще, конечно, надо отдать им должное за то, как они умеют друг за друга стоять. И пока русские грызутся при делёжке наследных квартир и за места на парковке, они становятся ещё сильнее. Кто из нас в состоянии за час организовать в любое место десять машин с ребятами, готовых биться с кем угодно? И ведь по закону с ними тоже не решишь. У них есть люди на разных уровнях, и это не преувеличение.

Я — русский и, что бы ни происходило, всегда буду за свой народ, но вынужден признать, что нам не хватает сплочённости и настоящего, истинного, а не квасного патриотизма, который ежедневно изрыгает телевизор в наивные уши. Всё внушают о величии лидера и мощи страны, да о подвигах героя Кадырова. И как относиться к тому, что обычный русский мужик, который отпахал смену на работе, сидит перед зомбоящиком и хлопает после этих новостей в ладоши? От нахлынувшего патриотизма пускает скупую слезу, ставит свечку за Путина, открывает дешёвую полторашку пива и засыпает с чувством гордости за страну. Но позвони ему сосед и попроси выйти разобраться с хачами, сразу придумает кучу отмазок слиться, а по факту просто зассыт. Он лучше в этот момент посмотрит биатлон, его поддержка там важнее.

Вроде хочется и есть огромное желание что-то изменить в жизни обычных русских людей, но когда понимаешь, ради кого приходится жертвовать собственным благополучием, то просто опускаются руки. Конечно, надо жить только для себя и своей семьи. Я так и делаю и всё же ещё очень надеюсь: обязательно придёт время ментальных перемен в голове обычного русского человека.

Это долгий процесс, а пока мне безумно хочется, чтобы русские парни и мужчины вели себя более достойно и поменьше мандражировали перед кавказцами. Самое главное — уважение. Можно быть слабым физически и не уметь драться, но нельзя позволять себя унижать. Ну, укуси хотя бы, поцарапай на худой конец, но не проси пощады и не заискивай. Да, если станешь брыкаться — могут жёстко прессануть, но потом на душе так кайфово будет, что ты мужик и не сломался.

У меня есть друзья и знакомые разных национальностей, в том числе и с Кавказа. К малознакомому горцу, конечно, никогда не стоит поворачиваться спиной, даже если тебя называют «брат». Но если это действительно проверенный в поступках человек, то он пойдёт с тобой до конца. Дружить они умеют.

Сейчас у меня есть один очень близкий друг, он — дагестанец. Общаемся уже несколько лет, никаких денежных дел, просто дружба, которая проверялась неоднократно. Мы не так часто встречаемся и созваниваемся, но я знаю, что если наберу его в 3 часа ночи и попрошу подъехать — он без лишних вопросов прыгнет в машину и поедет на другой конец города. Не важно — опасно, неудобно или были другие планы. Даже если меня окружат 15 человек, он встанет спина к спине и никуда не убежит. Точно так же он уверен во мне.

Что касается других народов. На тот момент я ещё нигде не был, но когда в будущем появились деньги, объездил и повидал много стран. Это очень интересно, вроде везде один вид — человек разумный, но насколько все разные. Есть сильные нации, такие как немцы, британцы, шведы. Их можно и даже, наверное, нужно не любить, но они заслуживают уважения. Да, у них сейчас мигранты стали огромной проблемой и откровенно нагибают коренное население. Но на протяжении всей истории сильные нации подтверждали свою силу — справятся и тут. Скоро победят в себе излишнюю толерантность, и всё наладится, достаточно, чтобы пришло нужное правительство, а народ уже готов выгнать наглых чужаков.

Что касается стран — питерских соседей. Финны, честно говоря, разочаровали. Почитал их историю — долго были под шведами, потом в составе Российской империи, до сих пор второй национальный язык — шведский. Вся история и культура неразрывно связаны со Швецией. Большинство выдающихся людей Финляндии, которыми они гордятся, по происхождению оказались шведами. У меня есть хороший знакомый, который уже много лет постоянно проживает в Хельсинки, мы часто в разговорах с ним поднимаем тему «Кто такие финны?». К тому же я неоднократно сам бывал в Финляндии и не только в столице, разговаривал с гидами и наблюдал за местными. Если кратко — скучная страна с унылыми людьми. Но надо отдать им должное, экономика и социальная сфера у них гораздо сильнее, чем у нас, и живёт средний финн намного лучше, чем наш средний человек.

Побывал в Эстонии, очень мне рекомендовали посмотреть «Старый город» в Таллине. Весьма симпатично походить там и пиво варят вкусное. Маленькая страна, которая всегда находилась под кем-то и вряд ли когда-нибудь начнёт хоть что-то самостоятельное из себя представлять. Но какие же они самодовольные и как умудряются гордиться и раздувать любую мелочь! Смешно было смотреть на высокомерных «Томасов» — нация с прищемлёнными яичками. Проходя мимо их Музея оккупации Советским Союзом, появилось единственное желание — заново оккупировать их. Нашему народу это не принесёт пользы — только вред, но получилось бы забавно.

ГЛАВА 28

Должок узбекам мы вернули и теперь полностью сосредоточились на бизнесе. Для увеличения прибыли и достижения стопроцентного результата возникла даже мысль — никого без оплаты не выпускать, а тех, кто отказывался платить, — следовало бить прямо в офисе, связывать и складывать в отдельное помещение.

Это, конечно, были приколы, мы находились на кураже — деньги регулярно текли, всё шло отлично. Наконец-то мы смогли вырваться из нищеты и постоянной нужды!

Как только появилась возможность, я выкроил время и приехал в свой родной город на пару дней. У моей младшей сестрёнки приближался День рождения, и я подарил ей недорогую подержанную иномарку. Она обожала машины и недавно получила водительские права. Мы поехали на авторынок, выбрали модель, и через несколько часов всё было готово. Она выглядела счастливой, и я, глядя на неё, испытывал те же эмоции — в такие моменты ощущаешь себя настоящим мужчиной.

Аккуратно, стараясь не обидеть, оставил родителям 100 тысяч рублей, и в шутку поставил условие, чтобы они не откладывали их, а обязательно потратили и исключительно на себя. Для всех я занимался небольшим бизнесом, что отчасти являлось правдой.

Нам давно с Кариной хотелось повидать мир, но до этого всё упиралось в деньги. Я переговорил с Серёгой и предложил каждому из нас по очереди взять недельку на отдых. Работа шла стабильно уже около двух месяцев, но одного Гену по-прежнему оставлять опасались. К тому же надо было контролировать рекламу и постоянно отвечать на звонки.

Договорились, что сначала мой друг поедет с семьёй на свою Родину — он не появлялся там уже несколько лет, а сразу по их возвращении наступит наше с Кариной время.

Всю неделю, пока Серёга гостил у себя, мы с моей будущей женой занимались подбором незабываемого путешествия. Мне удавалось выполнять всю необходимую работу по бизнесу и параллельно обходить разные турфирмы, а Карина штудировала сайты и форумы с путешествиями.

Я сразу пафосно сообщил ей, что никакие Турции, Египты и прочие Тунисы даже не рассматриваем — поедем отдыхать как люди.

Не понимаю парней, которые за год накопили на дешёвый курорт, купили для одного себя пакет «всё включено», пригласили свою девушку, при этом той путёвку помогли купить родители. «А как же, девушка должна сама за себя платить, мы ведь ещё даже не женаты», — скажет такой мужчинка. И вот кавалер вывез свою даму на море — весь отдых пробухал халявным алкоголем, а в редких походах по магазинам всегда левым глазом косил на ценник, убеждая свою женщину, что оно того не стоит, это полная безвкусица и вообще их тут разводят.

Придя в свой отель, быстренько нажрался, но главное, не забыл выложить на свою страницу свежие фоточки у бассейна или как он в руках держит необычную вещь, на которую только что зажмотил деньги. По возвращении домой, полный гордости и самодовольства, рассказал всем друзьям, как он классно съездил со своей красюлькой отдохнуть на море.

Дешёвые ушлёпки — нет денег, сиди дома и не позорься! Ещё и при девушке вести себя как чухан, выдумывая никчёмные отмазки своего жлобства и нищеты.

Хотя, почему отмазки, большинство искренне гордятся, что, пусть так, но всё же съездили на море. Для многих этот визит в гости к грязным арабам или туркам останется одним из самых ярких впечатлений в жизни. И выделенные со скрипом 5 долларов на магнит будут висеть всю жизнь на холодильнике, как напоминание о былой роскоши и крутых победах в молодости.

Делать — так делать. Отдыхать — так отдыхать. Мы выбрали с Кариной восьмидневную поездку на итальянском круизном лайнере по Средиземному морю.

Логически не разумно было тратить столько денег, на тот момент у меня не имелось никаких активов, вкладов и сбережений. В умных книгах учат, что надо сначала экономить на себе и близких, вкладывать в бизнес, создавать пассивный доход и только потом начинать тратить больше, чем необходимо для обычного проживания.

Так-то оно так. Согласен. Всё правильно и логично, но я молод, сам заработал и хочу со своей любимой получить настоящее удовольствие, которое непременно запомнится на всю жизнь!

Не разумно, да и по хер. Я мужчина и всегда смогу заработать. Мои близкие не будут ни в чём нуждаться и заслуживают всего самого лучшего. И если я решаю, что мы едем отдыхать, то мы по-настоящему будем отдыхать, а не заниматься самообманом, создавая и строя разные иллюзии себе и окружению.

Я позвонил Серёге, у него уже имелись на руках билеты обратно, и всё проходило по плану. Мы не собирались встречаться в Питере, в этом не было необходимости. Он прибывал в город примерно через 3 часа после нашего вылета, и бизнес не оставался без контроля.

Наш лайнер отправлялся в круиз с итальянских берегов. Мы с Кариной приехали на такси в аэропорт Пулково, прошли все процедуры и полетели навстречу приключениям, которые продлились немногим больше недели.

Это были одни из самых счастливых дней за всю мою жизнь. Я находился вдвоём со своей любимой, впервые оказался за границей, впервые летел на самолёте, впервые плыл на огромном круизном лайнере, впервые увидел море, впервые гулял по известным европейским городам, впервые ел вкуснейшие морепродукты и много-много что ещё впервые…

Мы посетили Геную, Неаполь, Сицилию, Мальту, Пальма-деМальорку, Барселону и Марсель. Утром лайнер заходил в порт одного из городов, и пассажиры выходили на берег. Целый день мы с Кариной наслаждались прекрасными видами, пробовали местную кухню, брали экскурсии — везде было очень интересно.

Ближе к вечеру возвращались на корабль и плыли дальше. Скучать там тоже не приходилось — куча баров и ресторанов на любой вкус, множество крутых шоу-программ, изысканная еда и вкуснейшие напитки, незабываемая атмосфера всеобщей эйфории.

Бывало, что вечный праздник надоедал и хотелось побыть в спокойном месте. Устав от шума, мы любили прийти в одно романтичное кафе — на столах горели свечи, играл медленный блюз, и вся атмосфера настраивала мечтать и любить.

Конечным пунктом путешествия была также Италия. Высадившись на берег, мы не отправились сразу в аэропорт, а решили съездить в Рим и погулять там ещё целый день — красивый город с великой историей. Переночевали в отеле и только на следующее утро вылетели домой.

Мы с Кариной не знали иностранных языков, ни английского, ни, тем более, итальянского. На корабле не имелось русской группы сопровождения и даже консультантов-переводчиков. Везде объяснялись жестами, например, пальцем указывали в меню, когда хотели что-то заказать. Если, находясь в городе, требовалось куда-то пройти или проехать, просто говорили: «I need help» — и показывали точку на карте. Ни в такси, ни в магазинах и барах, ни в общении с персоналом корабля не возникло никаких проблем. Незнание иностранного языка для самостоятельных путешествий слишком преувеличено, хотя не отрицаю, что, владея им, было бы комфортнее, но всё же — это мелочи.

Домой накупили множество подарков для себя и родных, из каждой страны везли хотя бы по небольшому презенту. Получилось столько, что пришлось даже купить дополнительный чемодан.

Я взял с собой все деньги, которые имел на тот момент, мне казалось, этого хватит с огромным запасом, но в итоге почти всё спустил, о чём нисколько не жалею. На то время это была средняя зарплата в России за пару лет упорного труда.

Годы прошли, а впечатления и прекрасные воспоминания остались, и это того стоило. К тому же я не сомневался, что приеду и быстро восстановлю свои финансовые потери. Бизнес шёл успешно, и до отъезда никаких признаков прекращения разработанной нами темы не намечалось.

Во время всего путешествия у меня был выключен телефон для связи с Серёгой, другие трубки я вообще не брал, хотелось наслаждаться этим временем, забыть о работе и ощущать только жизнь, такую яркую и прекрасную в тот момент.

Исключением был лишь отдельный номер и телефон для родителей, его никто не знал и он нигде не был засвечен. Я его никогда не выключал, чтобы родители не волновались и всегда могли знать, что я жив и со мной всё в порядке.

Как только мы приземлились в Пулково, я врубил рабочий телефон и прямо из аэропорта набрал Серёгу.

ГЛАВА 29

Его номер оказался недоступен, наверное, едет в метро. Ждать не стал и сразу позвонил Гене — та же самая история. И вот это уже было очень странно, рабочий день в разгаре, а никого не найти.

Я посадил Карину в такси и отправил домой, большой чемодан убрал в багажник, второй кинул на заднее сиденье, по прибытию родители обещали её встретить. Ну, а сам с тревожным предчувствием поспешил в офис.

Подъехал на место — дверь закрыта, вывеска наша снята. У меня имелся свой ключ, но заходить внутрь было опасно, неизвестно, что здесь произошло, и так глупо подставляться не стоило. Вторая наша тайная комната также оказалась заперта. Стараясь ни с кем не встречаться, я быстро вышел на улицу, в голове переплелись куча разных версий.

Произошло что-то серьёзное, это очевидно. Первым делом я решил проверить комнату Гены, до неё было совсем рядом. Сам не пошёл в квартиру, попросил дворовых парней за 100 рублей сходить и узнать. Те вернулись и сказали, что дверь им открыла какая-то женщина, на просьбу позвать Геннадия она ответила, что такой здесь не живёт и комната сдана другим людям.

Я поехал к Серёге — тот же порядок действий и аналогичный результат. Хозяйка, которая сдавала его семье жильё, сообщила, что они спешно съехали несколько дней назад.

Что же произошло и что предпринять? Почему они были вынуждены срочно съехать? Как теперь разыскать Серёгу? Можно ли возвращаться в свою комнату? Все эти вопросы создавали сумбур в голове, я присел на скамейку, постепенно успокоился и стал соображать.

Поскольку с нашего офиса уже успели оперативно снять вывеску, становилось понятно, что дело именно в самом бизнесе, и скорее всего основное действие произошло прямо на рабочем месте.

Про Гену ничего определённого не сказали, про Серёгу же сообщили, что он поспешно съехал. Значит, мой напарник не попался, по крайней мере сразу на месте. И высока вероятность того, что он успел перебраться в безопасное место.

Я почти не сомневался, что он живой и на свободе, но что же случилось в офисе, почему Серёга вынужден был экстренно сменить жильё? Неужели что-то с Геной не поделили? Или конкуренты, или клиенты раскусили, или ментов натравили, или что-то другое.

Адреса моего проживания Гена не знал. Серёга, судя по всему, успел вовремя потеряться, а значит, информация о моём жилье никак не могла быть известна нашим противникам. Путь к себе в комнату, наверняка, чист, в любом случае там стоял мой компьютер и куча других вещей, по которым можно определить, кто здесь обитает.

Я добрался до дома, всё спокойно, пробовал ещё набрать Серёгу — абонент «вне зоны действия сети». Прошло три дня, никаких новостей, я не знал, что делать, просто ждал, сам не зная чего. Пробовал найти по криминальным сводкам в интернете какую-нибудь наводящую информацию за последнюю неделю, но безрезультатно.

Подходило время оплаты аренды и коммуналки. Я заглянул за квитанциями в почтовый ящик и увидел там маленький листок бумаги, на котором был написан номер мобильного и слова, «Позвони с чистой симки». Я прям-таки разволновался, на 99% — это от Серёги, наконец-то сейчас всё прояснится.

У меня всегда имелись в запасе «чистые» симки, купленные без паспорта. Я вставил одну из них в свободную трубку, вышел на улицу, где никто не мог слышать, и набрал указанный номер. Как я и предполагал, на звонок ответил Серёга. Он очень обрадовался, что я всё-таки заглянул в почтовый ящик и сразу же стал рассказывать обо всех событиях, которые мне довелось пропустить.

Оказалось, как только мы стали зарабатывать большие деньги, Гена стал выпивать и баловаться наркотой. Сначала по вечерам после работы расслаблялся в баре, выпивал три-четыре кружки пива и перед сном догонялся «косячком». Для нас это оставалось незаметным, на работе тоже не сказывалось. Но он быстро втягивался, деньги вскружили ему голову, Гена стал больше пить и уже не ограничивался одной лишь «травкой».

Однажды, находясь один в офисе, он прямо на работе напился, да ещё и кокса понюхал. Серёга в это время ездил в типографию за новой партией листовок и даже не подозревал о состоянии нашего юриста. Мой друг в обычном режиме отвечал на звонки и стандартно отправлял мигрантов в офис на консультацию. Понятно, что неадекватный сотрудник фирмы, от которого сильно несло перегаром, не вызывал доверия, и все клиенты просто уходили.

В определённый момент это взбесило Гену, и он решил их проучить. В офис зашли трое таджиков, они увидели, в каком состоянии находится юрист, и уже развернулись, чтобы уйти. Но тут наш обдолбанный Геннадий выскочил из-за стола, вытащил нож и кинулся на них — одного даже успел несильно порезать, дальше мигранты его быстро скрутили, избили и вызвали ментов.

Стражи порядка приехали оперативно и забрали Гену. Нападение с ножом, в кармане нашли наркоту, куча судимостей, в общем, сам себе вырыл яму. Но главное, менты, естественно, стали пробивать фирму и искать организаторов. Геннадий догадался сказать, что нашёл работу по объявлению и ничего не знает о своих работодателях. Конечно, он это сделал не только для того, чтобы нас прикрыть, а, прежде всего, с целью выставить самого себя пешкой, не знающим настоящих дел.

Я перебил Серёгу и спросил, откуда он всё это знает? Тот ответил, что как раз подходил к бизнес-центру, когда оттуда выводили Гену. Просто повезло, чуть раньше — и сам бы мог загреметь. Уже на следующее утро, на правах родственницы, Серёга отправил свою гражданскую жену посетить дядю Гену, так что эта информация от него самого, так сказать, от первоисточника.

Серёга продолжал: «Менты, конечно, не поверят Гене, что он не в курсе об организаторах, к тому же мы не платили мусорам в отличие от наших конкурентов, поэтому все злые и хотят нас проучить. Следов наших вроде нет, Гена не знает даже твоего настоящего имени, а вот меня может рано или поздно сдать, поэтому я решил с семьёй уехать. Прямых улик, конечно, нет, но прицепиться могут очень серьёзно, вдруг что-нибудь прошлое сплывёт, в общем, побоялся рисковать и свалил подальше».

Я спросил: «Где ты сейчас?» Серёга ответил, что уехал к себе на родину и вряд ли уже станет возвращаться в Питер. Планирует вложить скопленные деньги в честный бизнес и заняться вместе с родственниками сельским хозяйством. Хочет спокойствия, криминалом больше не тянет заниматься. Воодушевлённо рассказал, как на следующей неделе пойдёт записываться в казацкую дружину. Также добавил, что его жена беременна. Мы вскоре закончили разговор, пожелали друг другу удачи и договорились созваниваться. Это был крутой поворот. В моём кармане оставалось меньше пятнадцати тысяч рублей, от меня уплыл способ зарабатывать хорошие деньги и, главное, я потерял своего боевого товарища. Оказался один, совершенно не зная, чем заняться, опять очутился в нужде, и вновь требовалось начинать с полного нуля. Тем не менее я ни капельки не жалел о нашем с Кариной путешествии и других крупных тратах.

С Серёгой мы поддерживали связь ещё около года, сельскохозяйственный бизнес у него не пошёл, в казаках он сильно разочаровался. Я ему сразу говорил, что это обычные «ряженые плясуны» и за этим нет ничего настоящего. Он же настойчиво верил в них, всячески оправдывая их несостоятельность в реальных делах, но всему есть предел, и однажды Серёга сказал, что я был прав.

Он долго искал способы заработка — устраивался на разные работы, пробовал какой-то мелкий бизнес. У него родился ребёнок, и он решил, что хватит, надоело мыкаться, захотелось стабильности.

Серёга устроился в ОМОН и начал жить обычной жизнью. Это был его выбор, я его не осуждал и не отговаривал, мы продолжали поддерживать связь. Но в один момент всё закончилось. Я позвонил как-то, он взял трубку, извинился, сказал, что очень занят и скоро перезвонит. Я ждал, но звонка так и не последовало, сам набрал его через неделю — в этот раз он вовсе не ответил. Выждав ещё несколько дней, вновь попробовал связаться — гудки идут, но не берёт. Написал смс — без результата. Этот свой номер я не выкидывал очень долго, никак не использовал и держал его только для связи с другом, но он так и не перезвонил.

Первое время я серьёзно волновался, всякие были мысли — хотел даже ехать к нему, но это оказалось лишним.

Однажды вечером, сидя в ВКонтакте, обнаружил, что Серёга завёл свою реальную страницу. У него теперь много «друзей», фотоальбомы с женой и детьми регулярно обновляются. Я действительно обрадовался, что он живой и у него всё в порядке. Всё-таки мы очень многое прошли вместе, и он ни разу не подвёл, но на душе было хреново. Судьба Гены мне не известна.

ГЛАВА 30

Хочется завязать с криминалом. Я и раньше понимал, что всё это временно и вечно продолжаться не может. Всегда нужно вовремя уходить. Эх, если бы сейчас имелся хоть какой-то финансовый запас, но ведь я опять умудрился оказаться совсем без денег и совершенно не представляю, как выкарабкиваться из этой ямы. Оплатил очередной месяц за аренду комнаты и остался практически с пустыми карманами.

Психологически тяжело принять ситуацию, когда ещё пару недель назад у тебя были сотни тысяч дохода, а сейчас ноль. Вновь всё сначала. Размышляю о крупном деле, так, чтобы сделать хороший резерв и закончить с этим. Решаю ограбить банк и на этом точка. Если удачно — завязываю с криминалом и начинаю легально зарабатывать, если поймают — ну что делать, значит, я проиграл.

Ещё много месяцев назад мы с Серёгой рассматривали один вариант с банком. Мой товарищ как-то поехал по своим делам в небольшой посёлок, примерно в часе езды от Питера, там жили родственники его гражданской жены, и приметил там небольшое отделение «Сбербанка».

Из персонала в нём работали только один пожилой охранник и две сотрудницы. Это было маленькое помещение в старом, осыпающемся двухэтажном доме, в трёх минутах ходьбы от железнодорожной станции и в пяти минутах от трассы, если добираться на машине. Вокруг здания росло много различных деревьев и кустарников, а также, примерно в двадцати метрах напротив входа, стоял сгоревший барак. Место очень малолюдное и, можно сказать, идеальное.

Несколько раз мы вместе ездили в этот посёлок — следили за процедурой открытия, закрытия банка, засекали время на различные способы ухода. Узнали, по каким датам выдают пенсии, когда приходят платёжки ЖКХ, в общем, собрали много аналитического материала.

У нас имелся хорошо продуманный план ограбления, мы его держали на самый крайний случай. И сейчас я решил, что пришло время им воспользоваться. Было ли у меня чувство безысходности в тот момент, считал ли я, что это единственный выход? Наверное — да, по крайней мере, я себя в этом убедил.

Конечно, я отдавал себе отчёт, что за банк станут люто искать, но почему-то верил в свою удачу. Подготовка оказалась весьма короткой — медицинская маска из аптеки, перчатки, травматический пистолет для устрашения, сумка под добычу, закрытая одежда, вот и все сборы.

Банк начинал работать с 9.00. Первой всегда приходила заведующая отделением и сама открывала дверь ключом. Это происходило в промежуток между 8.15 и 8.20. Далее, примерно с 8.45 до 8.55, подходили вторая сотрудница и охранник. Почему так рано появлялась заведующая, для нас поначалу оставалось загадкой, затем всё прояснилось.

Мы проследили и узнали, что она не местная, всегда приезжала на электричке, и, видимо, у неё просто существовала привязка к расписанию. Это была женщина на вид чуть за пятьдесят, обычно она долго копошилась у двери, на открытие у неё уходило не менее 10–15 секунд. Никаких правил безопасности заведующая не соблюдала, даже не оглядывалась по сторонам, в руках всё время держала сумку и какие-то свои пакеты, действовала крайне медленно и неуклюже. Обычно в это время было абсолютно безлюдно.

План заключался в следующем. В тот момент, когда она уже вставит ключ, стремительно сократить дистанцию из нашего укрытия и вместе с ней оказаться в помещении. Забрать связку с ключами, быстро открыть сейф, вытащить все деньги и драгоценные монеты, припугнуть её, связать руки, заклеить рот и бежать.

На всё уходило не более двух минут. Пути отхода мы также неплохо отработали. Несмотря на всю простоту замысла, это могло и должно было сработать.

Накануне я долго разговаривал по телефону с родителями, позвонил сестре, с Кариной весь вечер и до двух ночи переписывались в ВКонтакте. Я понимал, что, возможно, нескоро смогу их увидеть, хотелось сказать все слова, что сидели внутри, которые раньше из-за стеснения не получалось из себя выдавить.

Сомнения по поводу — делать или не делать — возникали до последнего, но внутри себя я уже настроился и решил, что буду действовать. Я приехал заранее, стараясь не оставлять следов, расположился в укрытии сгоревшего барака и стал наблюдать. Надел перчатки, маску, до прихода заведующей оставалось около 10 минут.

Идя на дело, я никогда не употреблял стимуляторов, разум должен быть чист, сидя в ожидании, — адреналин, конечно, играл, но я оставался собранным и сфокусированным.

Вспомнил про Серёгу, жаль, что его нет рядом, вместе с верным человеком всегда проще. С каждой минутой моё тело всё больше сжималось, как у зверя перед прыжком, мне хотелось развязки, ожидание и неопределённость хуже всего.

Вскоре увидел вдалеке, как к отделению банка неспешно приближается одинокая женская фигура — ну вот, совсем скоро всё и решится. Странно лишь, что идёт она раньше времени, электричка ещё только подъезжает. Внимательнее приглядевшись, я понимаю, что это не заведующая, а какая-то бабулька.

Она близко подошла к банку и встала в двух метрах от двери. Очередь, что ли, пришла занимать? Я мысленно её прогоняю, но она, конечно, стоит и не собирается никуда уходить.

Спустя несколько минут подкатила и сама заведующая, поздоровалась с этой бабулькой и что-то коротко ей сказала. Затем открыла входную дверь, вошла в помещение и с неприятным скрежетом закрылась изнутри, а бабулька осталась ждать открытия в 9.00.

На сегодня, конечно же, пришлось всё отменить, спешить мне было некуда, и я решил до начала работы банка последить за окружающей обстановкой.

Примерно к половине девятого пенсионеры стали массово подходить и занимать очередь, к открытию их скопилось уже 20-30 человек. Я не мог сообразить, в чём причина, до этого, когда мы ещё вместе с Серёгой наблюдали и собирали данные, такого никогда не происходило.

Только придя домой и поискав информацию в интернете, я разгадал смысл таких ранних приходов. В этом посёлке начались выплаты компенсации по сгоревшим вкладам Сбербанка 1991 года и, конечно, старики сразу же бросились атаковать отделение и заранее занимать очереди.

Вот это совпадение, а может, знак. Я не хотел отступать и решил завтра снова попробовать. Возможно, сегодня наиболее активные пенсионеры успокоятся, и завтра уже не будет подобного ажиотажа.

Следующим утром я точно так же собрался и отправился на место. Я добирался до этого посёлка из Питера на электричке — подсаживался на окраине Петербурга с одной мелкой станции, на которой совсем не было камер. Такой вариант казался наиболее удобным и безопасным.

Как правило, я стоял в тамбуре, отвернувшись к окну, чтобы никто не мог запомнить моё лицо. До выхода мне оставалось проехать ещё две остановки, когда я услышал за своей спиной: «Молодой человек, предъявите ваши документы». Я повернулся, передо мной стояли два молоденьких мента, видимо, патруль обходил электричку. Затем спросил: «А что случилось?» Сержант ответил: «Проверка документов».

Говорить, что паспорт оставил дома, было глупо и опасно. Как-никак, у меня с собой травмат, маска, перчатки, пустая сумка и верёвка — одним словом, немного странные приспособления. Я расстегнул карман, вытащил и передал документ, сержант его внимательно изучил, сравнил фотографию с моим лицом, затем протянул мне паспорт и пожелал удачного дня.

Я вышел на следующей остановке, перешёл через железнодорожные пути на другую сторону и стал ждать электричку обратно в Питер. Грабить в этот день банк — полное самоубийство. Патруль, который проверял мои документы, однозначно бы узнал об ограблении и легко мог вспомнить моё лицо, прописку и фамилию. Сейчас вспоминаю, и становится смешно, насколько наивно было хотеть взять крупный куш в мелком поселковом отделении.

И вот стою я на перроне, электричка придёт только через 50 минут. Мне 23 года — у меня нет образования, нет профессии, нет влиятельных знакомых, нет особых талантов, нет никаких идей и перспектив для заработка.

В кармане тысяча рублей, но я чувствую радость. Я ощущаю себя свободным!

Как будто огромный груз упал с моих плеч. Что-то постоянно меня уберегало, я столько времени ходил буквально по лезвию ножа, порой лишь настоящее чудо спасало мою жизнь. Мне действительно много везло, но нужно вовремя остановиться, и этот момент настал. Пора было закрывать этот путь. И я решаю завязать с грубым криминалом.

Меня не терзала совесть, за всё время я ни разу не обидел слабых детей и женщин, ни разу не воспользовался беззащитностью стариков. Вся моя агрессия направлялась только на тех, кто мне искренне не нравился. Все деньги, что я заработал нечестным путём, были отобраны у людей, которые мне противны.

Для Уголовного кодекса это не имеет значения, но душа моя жила в спокойствии, а это самое важное. Я не стал гнилым и даже в самых беспросветных ситуациях старался оставаться человеком.

Я поблагодарил судьбу за её терпение. Наступало новое время. Другая жизнь.

ГЛАВА 31

Первой задачей необходимо было найти деньги, хотя бы на месяц проживания. Я позвонил Серёге и попросил его одолжить 30 тысяч рублей. Он нескрываемо удивился тому, как я умудрился спустить весьма немалую сумму, полученную нами с мигрантов, но в этот же день отправил мне денежный перевод.

Получив деньги, стало чуть легче, впереди у меня маячил целый месяц, чтобы что-то придумать и начать зарабатывать.

Когда не оставляешь себе выбора в виде наёмной работы или случайного гоп-стопа, когда не приходится ждать помощи и чуда, извилины начинают вертеться совершенно по-другому. Убрав всё лишнее, освобождаешь свой разум, мысли становятся ясными, а движения продуктивными. Я задумался о возможных сферах деятельности.

В то время я не пытался искать смысл жизни и своё предназначение, не копался в себе с размышлениями, чем же я люблю заниматься и что мне нравится. Тогда имелась одна простая цель — максимально быстро начать зарабатывать, и не важно, в какой сфере и каким именно способом. Главное — это нужно было делать без жёсткого криминала, легально или хотя бы относительно легально. Ведение бухгалтерии и выплата налогов к этому не относились.

Я выделил четыре сферы, где крутятся большие деньги. Это финансовый сектор — банки, инвестиции, фондовый рынок и так далее. Конечно же, сырьевой сектор — нефть, газ и прочие природные ресурсы. Третья сфера — это высокие технологии во всех их проявлениях. На четвёртое место я поставил сферу недвижимости.

Первые два сектора требуют глубоких знаний, хорошее образование, серьёзный стартовый капитал и очень желательно наличие связей. Ничего из перечисленного у меня не было, поэтому я даже не пытался здесь что-либо рассматривать.

Высокие технологии, особенно в сегменте интернета — это очень привлекательно и при таланте здесь можно добиться довольно быстро больших успехов, даже без обозначенных выше условий. Но я, к сожалению, являлся лишь обычным пользователем, который умеет зарегистрировать электронную почту и поискать информацию в интернете. На тот момент я даже понятия не имел, что такое домен или хостинг. Делать ставку на эту область и начинать учиться в моём положении было недальновидно. Требовалось очень много времени, к тому же я трезво оценивал свой потенциал. Мне нужно потратить немало месяцев только на то, чтобы сравняться по уровню знаний с каким-нибудь пятнадцатилетним подростком, который схватывает всё на лету. У меня другой склад ума и я не испытывал иллюзий на этот счёт.

Оставалась недвижимость. В этом я тоже пока ничего не понимал, но зато данная сфера выглядела реальнее и проще всего. Речь, конечно, шла не о строительстве объектов — там необходима серьёзная квалификация и навыки. В первую очередь я думал о человеческих взаимоотношениях, которые постоянно сопровождают различные сделки.

Было очевидно, что деньги при этом крутятся действительно большие — недаром кругом столько агентств недвижимости и разных маклеров. Репутация у этого бизнеса ужасная — люди боятся чёрных риэлторов, ненавидят посредников, регулярно происходят квартирные битвы за наследство, а телевизор ежедневно старательно подливает масло в огонь. У большинства населения недвижимость — это единственный актив, и все до ужаса опасаются его потерять.

Вот в этой клоаке хаоса мне и предстояло найти своё место. Я, конечно, не собирался становиться очередным риэлтором, с перспективой в будущем открыть в городе своё личное пятьсот первое агентство недвижимости. Также я никогда бы не подписался кидать людей на квартиры и ломать жизни целым семьям.

Одно дело, когда тебя развели на небольшие деньги, скажем, 5–15 тысяч рублей. Это довольно неприятно и обидно, но здесь не произошло ничего страшного. Для некоторых это даже будет полезно — может, ума прибавится. Я не оправдываю небольшие кидки, ключевое то, что они не разрушают и не меняют для человека привычный уклад бытия и планы на будущее.

Кардинально отличается ситуация, когда развели и обманули с квартирой. Люди всю жизнь копили, залезли в долги, а их кинули. Или, допустим, они продают/разменивают свой единственный актив, а их дурят — и семья остаётся без квартиры и без денег. Вот это настоящие трагедии, которые калечат судьбы. Супруги разводятся, многие спиваются, понимая, что больше никогда в жизни не заработают такие суммы. Дети становятся свидетелями всего этого и начинают ненавидеть мир.

Аферистам, которые проворачивают такие схемы с целыми семьями, — нет оправдания, и их нужно крайне жестоко наказывать. Если хочешь мутить с серьёзными цифрами, имей мозг и смелость развести тех, для кого это не станет катастрофой. Но на достойных соперников у трусливых ублюдков не хватает духа, проще сломать жизнь обычной семье доверчивых и беззащитных простачков.

Я пока очень смутно представлял, чем именно мне заняться в этой сфере, были мысли о каком-нибудь консалтинге, стать независимым экспертом или что-то в этом роде. В любом случае требовались знания и понимание того, как устроена система и каким образом происходит весь процесс. Возникла реальная необходимость оказаться внутри и увидеть, как всё движется на самом деле.

Простота входа на этот рынок была одним из главных факторов при выборе направления. В каждой газете с вакансиями имеется огромное количество предложений о приёме на работу примерно такого плана: «Динамично развивающаяся компания набирает молодых и амбициозных людей на должность агента по недвижимости, можно без опыта работы. Высокий доход, ответственность, пунктуальность и т. д." В общем, берут всех подряд — основная масса уйдёт, но кто-то задержится.

Для начала я попытался найти информацию в интернете о том, как устроена система, но ничего стóящего не увидел. Пришлось заняться «шпионажем» — выбрал несколько агентств недвижимости, отправился на собеседования, везде легко их прошёл и «устроился» сразу в три фирмы.

В каждом агентстве для новичков происходило обучение — где-то оно длилось несколько часов, а в некоторых было растянуто на три дня. Я хотел изучить и начать с купли/продажи жилья, но без опыта работы везде набирали только в отдел аренды. Объём знаний в сегменте аренды крайне незначительный, нужно иметь совсем немного ума, чтобы разобраться в этом. В первый же день мне рассказали, что в Петербурге практически все варианты по аренде жилья находятся в закрытой агентской базе «Квартирный вопрос», к которой подключены только агентства недвижимости, и поэтому обычные люди не могут их видеть.

В течение трёх дней я узнал, как происходят сделки, почему в них обычно участвуют два агента, какие документы подписываются, технологии рекламы, разводки клиентов с несуществующими «заманушками» и прочее. Также несколько раз в качестве стажёра я ездил с опытными агентами на просмотры и наблюдал их работу в боевой обстановке.

Я внимательно слушал, запоминал, показывал энтузиазм и желание — со мной охотно делились информацией. Большинство сотрудников — это молодые парни и девушки до тридцати лет, мне легко удавалось находить с ними общий язык, особенно ценно было вывести на откровенный разговор уже бывалых агентов. Меньше чем за неделю, я выяснил в целом все расклады по аренде жилья в городе на Неве.

Выводы лежали на поверхности. В Петербурге подавляющее количество сделок происходит с участием агентов и оплатой комиссии в сто процентов от стоимости аренды за один месяц проживания. Люди, которые ищут жильё, не имеют альтернативы и вынуждены обращаться к посредникам. Хочешь не хочешь, а приходится платить им огромную комиссию, по большому счёту, только за номер телефона собственника.

Сама процедура подписания договора арендатора с хозяином жилья довольно проста и это способен сделать любой человек. Образцов договоров в интернете полно. К тому же агентство не несёт никакой ответственности и никак не защищает интересы клиентов в случае возникновения конфликтных ситуаций. Как ни крути, а всё сводится к заветным номерам, которые хранятся в закрытой агентской базе.

У меня возникла идея — убрать посредников из этой пищевой цепочки. Необходимо было найти способ, как передавать людям данные варианты из базы. Я собирался брать за это небольшую плату — спрос обещал быть огромным. Арендаторы смогут экономить довольно крупные суммы, я начну зарабатывать за счёт количества клиентов, а агенты пусть сами о себе подумают.

На обучении, пообщавшись с опытными людьми, я вскользь услышал информацию, что под видом частного агента можно подключаться к небольшим фирмам на квоту и самостоятельно работать из дома. Отчитываться по сделкам перед этими конторами не требовалось — их интерес заключался в том, чтобы агент ежемесячно оплачивал абонемент в базу. Для таких мелких агентств это был всего лишь дополнительный заработок и не более. За небольшую плату в месяц любой агент мог получить доступ в закрытую базу на свой домашний компьютер. Главное условие заключалось в том, чтобы компьютер был привязан к статическому, то есть постоянному IP-адресу. Это исключало возможность того, что данным паролем сможет воспользоваться кто-то ещё, кроме подключённого агента.

Фирм, которые предоставляли такую возможность, в городе было достаточно — я выбрал одну из них, приехал в офис и под видом частного агента подключился к базе. Агентства недвижимости тогда ещё были не пуганы и у меня даже не проверили паспорт.

Таким образом, за небольшие деньги у меня на компьютере оказалась ежедневно обновляемая информация, на основе которой, по сути, построен весь бизнес по аренде жилья в Санкт-Петербурге.

ГЛАВА 32

Оставалось решить вопрос — как передавать данную информацию людям, которые ищут жильё. Сайты делать я не умел, заказывать для меня в то время было дорого, к тому же я не понимал в этом даже самых элементарных вещей.

Изначально появилась мысль устраивать мини-семинары — находить помещение и договариваться об аренде на 1–2 часа в вечернее время, давать рекламу и пришедшим людям рассказывать, как устроена система поиска жилья в Петербурге.

За 20 минут я мог выдавать весь необходимый набор знаний и самое важное — показывать реально работающую базу на своём ноутбуке, чтобы люди имели возможность убедиться в честности предложения. Сам семинар планировал делать бесплатным, а вот тем, кто захочет ежедневно получать варианты из закрытой базы, я бы предлагал оплатить подписку и затем ежедневно отправлял им на почту свежие варианты.

Меня смущало в этой идеи два момента. Первый связан с тем, что агенты сразу же узнали бы об этом и сами пришли на семинар. Безусловно, видя и зная, кто за всем этим стоит, — мне бы сразу закрыли доступ в базу. Собственная безопасность меня не так пугала, я много чего повидал и умел за себя постоять, при этом всегда ходил с травматическим пистолетом и по поводу его применения долго бы размышлять не стал.

Второй момент заключался в масштабе деятельности — данный способ требовал ежедневных, рутинных усилий, при этом постоянно большое количество людей с таким подходом было бы тяжело собирать.

Я выбрал самый простой вариант для старта без вложений — создал группу в ВКонтакте и начал самостоятельно раскидывать рекламу во все сообщества, связанные с недвижимостью. Аккаунты быстро банили, я брал оптом в переходах метро симки без баланса, создавал новые страницы и продолжал.

В моей группе всё было предельно просто — несколько разделов о том, какую информацию я могу предложить, как часто буду её высылать, сколько это стоит и как оплатить.

Пришло время решить вопрос, как принимать деньги, очевидно, что оплата наличными здесь никак не подойдёт. Стал искать информацию, увидел где-то, что есть такая штука Яндекс. Деньги, — тогда эти сервисы были ещё не так развиты и известны, как сейчас. Почитал об этом побольше, зарегистрировал кошелёк, убедился в том, что имеется несколько способов обналичить деньги, и начал работать.

С утра до вечера я занимался тем, что раскидывал объявления примерно такого плана: «Аренда жилья без посредников, как снять без комиссии» и под текстом везде прикреплял ссылку на свою группу.

Противная, нудная, однообразная работа — под конец дня перед глазами всё расплывалось, порой я не мог даже нужную строчку сразу поймать. Но эти старания быстро стали окупаться, и уже вечером на третий день такой рекламы я получил первую оплату на свой счёт, это заметно придало сил и уверенности.

Я продвигал абсолютно новую тему, это было впервые, и интерес оказался огромный, народ просто хлынул в группу, и она стремительно росла. Оплаты происходили ежедневно, поначалу совсем немного, но когда в группе стали появляться первые отзывы тех, кто снял жильё и реально без посредников и комиссии, — рост продаж заметно ускорился.

В то время я брал 500 рублей за 10 дней рассылки на электронную почту, при этом в первом письме каждому высылал небольшую книгу-инструкцию об аренде жилья в Петербурге, в которой объяснял, как происходит весь процесс, как избежать мошенничества, и также прикреплял образцы договоров.

Это являлось важным и очень полезным дополнением, люди чувствовали искренность, все устали от лживых и лицемерных агентов, а здесь им простым языком рассказывалась вся суть. Написание этой инструкции заняло у меня не более двух-трёх часов, а изменения на рынке, которые в будущем за этим последовали, оказались весьма масштабными и впечатляющими.

Примерно через неделю после начала работы, я вывел первые деньги со своего Яндекс-кошелька, это было необыкновенно волнительно. Сумма небольшая, всего около пяти тысяч рублей, зато способ их заработка казался мне невероятным. Ещё 20 дней назад я всерьёз собирался грабить банк, а сейчас мне пишут благодарные отзывы, от чтения которых становится неловко, и при этом я получаю реальный доход. Сам, на своей идее, без связей, с нуля, вернее даже с небольшим долгом.

Счастливые часы — в это время я начал по-другому понимать выражение «выросли крылья». Мне хотелось верить, что я нашёл свою золотую жилу.

Всё шло отлично, не считая огромного количества угроз и грязи, которые мне стали писать агенты. Я понимал, что моя деятельность вызовет резонанс, но не думал, что настолько большой. Когда я начинал этим заниматься, у меня не имелось ничего личного к агентам, — мне нужны были деньги и только. То, что мне удавалось помогать людям, оказалось приятной и ценной добавкой, но, конечно, не решающей.

К агентам я не испытывал никаких эмоций. Меня нисколько не волновало, что они стали терять свою долю в большом комиссионном пироге, и в то же время я не имел к ним никакого негатива. Каждый зарабатывает как может, я сам не ангел и не привык осуждать. Но своими мерзкими словами в мой адрес, оскорблениями и провокациями они озлобили меня, сделали своим врагом. Я не привык молчать, и поначалу мне было сложно всё это дело игнорировать, приходилось с каждым вступать в спор и обмениваться уколами. Это продолжалось около года, потом они смирились, и я уже не помню, когда в последний раз меня цепляли.

Но в первый год, по сути, не было ни одного дня, чтобы на меня не давили. Пугали ментами и бандитами, обещали на деньги повесить и закопать на кладбище. Случалось, забивали мне стрелки; я вырос в таких понятиях, что оскорбления нельзя пропускать мимо ушей и несколько раз пришлось-таки съездить.

Дебютный замес произошёл меньше через три недели после запуска проекта. Один агент меня конкретно достал — сначала писал мне всякие угрозы и оскорблял, затем принялся извергать свои гадости на людей, которые оставили в группе отзывы, — они мне на это пожаловались. Последней каплей стало, когда эта мразь перешла на родителей, — он очень сильно обидел мою маму, такого я стерпеть не мог ни при каких условиях. Я понимал, что меня провоцируют и просто хотят выманить, чтобы узнать, кто за этим стоит. И тем не менее альтернативы не существовало, я был обязан ответить за оскорбление семьи. Место выбрали недалеко от метро «Купчино», рядом с гаражами на Витебском проспекте.

Договаривались выяснить отношения один на один, но я не сомневался, что он притащит с собой людей, а мне тогда и взятьто было некого. Серёга уже далеко, а других надёжных парней, чтобы позвонить и позвать на разборку, у меня на тот момент просто не имелось, либо они находились за сотни километров. Дело, конечно, предстояло очень рискованное, но мама — это первое, никакие доводы разума, деньги и прочее не могут встать с этим в один ряд.

Если бы всё происходило честно и реально один на один — я бы дрался, а так я понимал, что решать придётся по-другому. У меня было две обоймы по 10 патронов в каждой, переставить их секундное дело — итого получалось 20 мощных резиновых пуль. В наличии я имел самый лучший и мощный травмат, встречающийся тогда в продаже, вот ему и предстояло сыграть главную роль.

Приехав на место, я набрал этого агента, он сообщил, что уже пришёл и ждёт. Затем объяснил дорогу и ориентир — мне следовало пройти чуть в глубь гаражей, подальше от дороги. Я зарядил пистолет и пошёл, но не так, как он мне сказал, — там было довольно узкое место и, возможно, именно в этом проходе на меня хотели напасть. Требовалось найти другую свёртку в гаражный массив, я двинулся вдоль дороги и примерно в ста метрах от указанного мне места увидел приемлемый для себя заход. Таким образом, я направился к ним с неожиданной стороны.

Я не спешил и приближался крайне осторожно, во-первых, ожидание всегда нервирует, пусть как можно больше мандражируют. Во-вторых, я пока совсем не представлял, кто мне будет противостоять, и поэтому пытался внимательно все осмотреть. Я аккуратно перемещался и незаметно выглядывал из-за гаражных блоков — и вот, наконец, настал момент, когда я их заметил.

Мне удалось разглядеть четверых — двое с битами стояли наизготове по обе стороны от прохода, где я, по их расчётам, должен был выйти. Один стоял по центру на виду, видимо, я с ним забивался на стрелку, четвёртый находился чуть в стороне и нервно курил.

Как я и думал, решили исподтишка на меня вчетвером напасть и отметелить битами. Ну, суки, теперь ждите меня с тыла! Совсем близко к ним было не подойти, я подобрался насколько мог — дальше уже открытое место, нас разделяло метров тридцать-сорок, не больше. Я завязал покрепче шнурки, снял пистолет с предохранителя и бегом рванул в их сторону. Это была психическая атака — они находились в шоке, никак не ожидали, что на них из глубины гаражей выбегут с пистолетом в руке. За несколько секунд я сократил дистанцию и перешёл на быстрый шаг, когда оставалось около пяти метров, я начал стрелять. Они кинулись врассыпную, но пули были быстрее, я достал каждого и не по одному разу.

Не прошло и полминуты, как я уже вставил вторую обойму и продолжил отстрел. Все четверо валялись на земле в стонах и воплях, я ходил и добивал, стрелял по телу в упор и прописывал ногами в лицо. Милости от меня не ждите, слишком сильно задели. Прощать я никого не собирался.

Настало время отдельно подойти к зачинщику, который всё затеял и писал про маму, — он орал от боли и умолял простить. Я несколько мгновений смотрел на него, затем наклонился и рукояткой пистолета за пару ударов размозжил его челюсть — жуткий хруст зубов, месиво из губ и-дёсен. Он не потерял сознание и истошно выл, его глаза застыли и смотрели на меня в неописуемом ужасе.

На звуки выстрелов из гаражей повыскакивали мужички — дело было уже сделано, я не стал тянуть и быстро ретировался. Последующие дни прошли в тревожном ожидании. Всё закончилось очень жестоко, я нанёс ощутимый урон их здоровью и ждал последствий. В отличие от тем с мигрантами, здесь я никуда не пропадал и работал в интернете. Конспирация была, но для компетентных органов — выйти на меня, конечно, не проблема.

Я не жалел о том, что сделал, но в тюрьму совершенно не хотелось, тем более после того, как всё только стало налаживаться. Неприятное ощущение, когда реагируешь на каждую машину, паркующуюся во дворе, — незаметно подходишь к окну и выглядываешь, не за тобой ли?

Старался не обращать на это внимание и не накручивать себя, полностью ушёл в работу, чтобы отвлекаться от дурных мыслей, но по-настоящему успокоился только спустя 3–4 месяца. Всё-таки срок прошёл приличный, к тому же у этого агента стали появляться на странице в ВКонтакте новые фото. Шрамы, конечно, были очень заметны, но в целом ему неплохо подсобрали его кормушку.

До сих пор удивлён, почему он не написал заявление в полицию. Возможно, так сильно психологически был сломлен, а может, испугался того, что он сам являлся инициатором и провокатором, и это подтверждалось перепиской. Ещё как вариант, не захотел позора и огласки. В любом случае, хорошо, что так закончилось, больше он мне ни разу не писал, и мы нигде не пересекались.

ГЛАВА 33

Довольно быстро мне надоело ежедневно тратить кучу времени на бессмысленную переписку и оскорбления. Теперь, как правило, сразу после первого грубого сообщения в мой адрес я посылал оппонента в сторону детородного органа и отправлял его в чёрный список. За год у меня накопилось около тысячи аккаунтов, занесённых в такой список, это говорит о масштабе травли.

Несколько раз им всё же удалось меня спровоцировать для общения вживую. Такого хардкора, как в первый раз, я уже не допускал, во многом потому, что градус обид и накал страстей заметно отличались.

Скорее, это даже был спортивный интерес, хотелось поставить пустое трепло на место, показать, что мужчина должен отвечать за свои слова. Я сменил тактику и больше не ездил на их условиях. Глупцы писали мне гадости со своих реальных страниц и часто давали настоящие телефоны для организации стрелки.

Поскольку это были агенты, а они люди публичные, зная их номер телефона, я за пару минут находил на профильных сайтах объекты, которые сдавал данный человек. Далее я звонил ему с левого номера и под видом клиента договаривался на просмотр. Несколько смущаясь, объяснял, что сам не местный, Питера совсем не знаю, и просил встретить меня у метро. Также сообщал о готовности сразу снять квартиру — деньги и документы с собой. Агент, конечно, проявлял интерес, мы встречались недалеко от метро и шли в сторону сдаваемого жилья. По дороге, как ни в чём не бывало, общались по поводу предстоящего просмотра. Выбрав удачный момент, когда было относительно тихо вокруг, я наносил несколько крепких ударов, пистолет не применял, просто бил — без жестокости, хотел лишь показать, кто сильнее и умнее. Наверное, это выглядит и звучит, как обычное высокомерие и самодовольство.

В любом случае получали они за дело, не я нарывался и провоцировал. Самое интересное было наблюдать за агентом в тот момент, когда я сообщал, кем являюсь на самом деле. Жаль, что не имел возможности снять на видео их лица в те секунды — потрясающее зрелище, никакой даже самый талантливый актёр не способен передать такую гамму эмоций.

Возвращаясь в то время, удивляюсь и поражаюсь сам себе — сколько тогда было энергии и задора. Хватало на всё, в том числе тратить столько времени, сил и нервов на всяких мудозвонов. Хотя, может, всё проще, и мне самому постоянно не хватало адреналина и ощущения риска.

Один такой выезд заметно выделялся на общем фоне. Помимо цели набить морду, в этот раз передо мной стояла ещё и практическая задача. Нашёлся риэлтор, который сочинил про меня лживую историю. Мол, я, оказывается, бывший агент-неудачник, выгнанный из всех агентств недвижимости с «волчьим билетом», теперь мщу и дискредитирую их, а клиентам вообще ничего не высылаю и нагло кидаю.

Он написал целую статью в эмоциональных красках и везде приводил аргументы. На людей, у которых нет самостоятельного логического мышления, данный абсурд мог оказать большое влияние. Этот агент начал активно пиарить своё «творение», под видом «кинутых» мною людей в комментариях стали отписываться другие посредники, как бы создавая и подтверждая иллюзию правдоподобности.

Проект на тот момент был ещё относительно малоизвестен, поэтому такая грязная антиреклама могла сильно навредить развитию. Сейчас я не опасаюсь никакой грязи, её в принципе всегда хватало, но за столько лет честного существования работа, по сути, ведётся по рекомендациям, и никакой заказной обман не способен изменить ситуацию. А в тот начальный момент становления требовалось решить этот вопрос в самом зародыше.

Я пытался донести до своего противника, что так это не оставлю, убеждал его удалить гнусную, мерзкую неправду — писал ему несколько раз. Он мне не хамил, а цинично отвечал, что моему проекту — конец и для него это дело принципа. Ждать чего-то было бессмысленно, и я решил действовать.

В первую очередь нашёл и собрал в одно место все ссылки, где он оставлял свою статью. Далее нашёл на агентском сайте подходящий объект с удобным для моей задумки местоположением и под видом клиента позвонил этому посреднику — придумал легенду, что хочу арендовать загородный дом в Курортном районе.

До места я добрался на электричке. Вышел на нужной станции, агент уже ждал меня. Сели в его машину и поехали к дому. По дороге я узнал, на месте ли хозяева и будет ли ещё кто-то на просмотре? Он ответил, что собственники — очень занятые люди, им некогда, и они поручили ему сдавать дом по доверенности, других кандидатов сегодня не предвидится. Изначально я думал, что хозяева окажутся на месте, и планировал по дороге при помощи пистолета заставить агента свернуть в тихое место и там всё решить. Теперь даже не нужно было ничего выдумывать, оставалось лишь спокойно ждать. Минут через двадцать мы добрались до места, заехали во двор и вышли из машины.

Агент закрыл ворота и, перед тем как войти в дом, начал показывать участок. Передо мной стоял щуплый мужичок лет под сорок, с неприятными, мелкими и очень хитрыми глазами. Я не стал тянуть и отвесил неожиданный удар под левый глаз — он упал в траву. Затем для устрашения достал пистолет и сказал, что больше его не трону, но он должен вести себя тихо и слушаться меня. Ему понравилось это предложение. Я вытащил из сумки взятый с собой ноутбук и спросил у него логин/пароль от аккаунта в ВКонтакте и на других форумах. Затем сам методично удалил все ссылки на статью.

Интернет работал плохо, и работа затянулась дольше, чем я рассчитывал. Пока проделывал эту операцию, я держал его на небольшом расстоянии и не терял бдительности, но он и не думал что-либо предпринимать. Примерно в течение часа я всё зачистил и закрыл ноутбук.

После этого посмотрел на него и сказал: «Теперь только от тебя зависит, придётся ли нам ещё раз встречаться. Станешь мне мешать — я тебя найду, и всё будет совсем по-другому. Лично мне это не нужно, но выбор за тобой». Он ответил, что всё понял. На всякий случай пришлось связать ему руки и закрепить к перилам крыльца, агент отнёсся к этому с пониманием и даже немного помогал.

Я вызвал такси и вскоре уехал. После этого случая он не создавал никаких проблем, несмотря на то что раньше убеждённо писал о деле принципа. Впрочем, чему удивляться, давно известно, что хороший удар в голову заставляет пересмотреть многие принципы и убеждения.

Сейчас всё это вспоминаю, и даже смешно становится, как я ревностно оберегал своё детище. С другой стороны, это вполне объяснимо, мне впервые в жизни представился случай зарабатывать деньги, помогая людям, при этом делать маленькую революцию, быть первопроходцем. Такой шанс я не мог упустить, поэтому и жил этим, и был готов с кем угодно сцепиться, чтобы продолжать своё дело.

Давлением и угрозами они не могли меня сломить, а только озлобили, и после нескольких месяцев травли я уже сам стал открыто называть агентов дармоедами и ублюдками. По этой причине название для моего проекта я выбрал очень провокационное — «Хрен агентам». В будущем эта грубость только помогла делу. Постоянные конфликты и стычки, конечно, были неприятны, но на работу проекта рядовые агенты никак не могли повлиять.

Настоящая борьба велась не с мелкой шелупонью, а с китами арендного бизнеса. Прежде всего, это крупные агентства недвижимости и компания «Квартирный вопрос», именно она являлась владельцем закрытой базы по аренде жилья. Эти ребята вначале никак напрямую со мной не связывались, не писали угрозы и не пытались договориться. Они выбрали другую тактику, гораздо более эффективную — просто стали блокировать мой доступ в базу.

Впервые это произошло примерно через месяц после начала работы. Я был очень удивлён и растерян. Когда у меня только появилась задумка этим заниматься, я даже не предполагал, что у них имеется такая техническая возможность. Они вычислили меня с помощью контрольной закупки. После оплаты, как и любому другому клиенту, я стал ежедневно высылать на указанную почту варианты от собственников. Узнать заранее, реальный клиент передо мной или подставной, практически нет шансов.

Оплатив мой счёт и начав получать информацию, через непродолжительное время их служба безопасности смогла выявить, какое именно агентство допустило утечку, а затем добрались и до «сотрудника», который отправлял варианты. Мой статический IP-адрес был внесён в чёрный список, хорошо, что я предусмотрительно нигде не оставлял свои настоящие данные.

Мне требовалось срочно вновь получить доступ к базе, ведь люди заплатили и ждали от меня свежие варианты. Многие мелкие фирмы, чтобы выживать и иметь дополнительный заработок, продавали доступ в базу различным частным посредникам. Ранее я уже писал, что это называлось «работа по квоте».

Я очень надеялся, что в первый раз меня вычислили случайно, и уже на следующий день смог заново подключиться к базе. Выбрал новое агентство, выполнил все действия по прежней схеме и продолжил ежедневную рассылку своим клиентам.

После первой блокировки я начал понимать, против какой системы пошёл. Если называть вещи своими именами, компания «Квартирный вопрос» являлась единственным информационным монополистом на рынке аренды всего Петербурга. Все или практически все агентства недвижимости в городе были подключены к ним на ежемесячную абонентскую плату. У обычных арендаторов не имелось никакой возможности приобрести доступ в эту базу и получить выход на прямые варианты от собственников.

Весь бизнес, связанный с арендой жилья, это устраивало, денег хватало на всех, страдали только простые люди, которые искали жильё. Им не оставляли выбора, снять без агентов можно было только через знакомых.

Такие доски объявлений, как Авито, не имели тогда большой популярности и не пользовались интересом у хозяев сдаваемых квартир и комнат. В то время было почти нереальным встретить собственника у них на сайте, там публиковались только посредники и обычно с несуществующими «заманушками».

Очевидно, что за многие годы в Петербурге сложились строгие правила игры, все роли давно распределены, а схемы отточены. Изменений, тем более кардинальных, боялись все участники, которые зарабатывали на рынке аренды.

Чтобы изменить существующий порядок — нужна была настоящая маленькая революция. И я твёрдо решил, во что бы то ни стало осуществить этот переворот. Пусть один, но я не сдамся и всё преодолею. Я добьюсь своего — это мой шанс и я его не упущу.

Порой приливает настоящая ностальгия по тем непростым временам, когда внутри жгла запредельная мотивация, а несокрушимая вера толкала вперёд вопреки всему. Революцию делают голодные.

ГЛАВА 34

Агентству недвижимости, к которому я был подключён в первый раз, компания «Квартирный вопрос» выписала крупный штраф.

Как только это произошло, директор данного агентства позвонил мне и под безобидным предлогом попросил подъехать в офис. При первоначальном общении требовалось оставить контакт для связи, и я дал один из своих левых номеров, симку не выкидывал, так как рассчитывал брать у них базу постоянно и ежемесячно проплачивать. Но события стали развиваться не по плану, и теперь они пытались меня выманить.

Проглядывалась очевидная связь — мой доступ в базу заблокировали, а через несколько часов мне звонит руководитель фирмы и как ни в чём не бывало предлагает встретиться. Смешно было на этом попасться.

Я ему ответил, что не в городе и в ближайший месяц не появлюсь. Тогда он сбросил маску и выпалил всю информацию о том, что его агентство оштрафовали, и я теперь им сильно должен. После этого директор был послан, а симка выкинута.

Вскоре меня ожидал очередной неприятный сюрприз — без права восстановления заблокировали мою первую группу в ВКонтакте со всей информацией и отзывами, также удалили все рабочие страницы. Это сделали админы социальной сети по многочисленным жалобам агентов, достоверно не знаю — за деньги или просто им удалось грамотно разыграть ситуацию и представиться жертвами.

В этот же день произошёл второй удар — мне вновь перекрыли доступ в базу. На этот раз прошло всего три дня с момента подключения.

Это было тяжело, в душе царила огромная обида на весь мир — ну почему опять одни преграды, почему всё против меня, что я делаю не так в жизни, почему, почему… В первый момент хотелось всё бросить, раскрутку надо начинать с полного нуля, к тому же стало очевидно, что доступ будут блокировать постоянно. На почту один за другим писали оплатившие клиенты с претензиями — почему сегодня нет рассылки, это лохотрон, вы нас кинули и далее в таком же ключе.

Появилось желание всех послать и забыть об этой попытке изменить свою жизнь и целую сферу, казалось, всё вокруг предрешено и просвета не намечается. Вдобавок к этому, денег на руках совсем немного, скоро отдавать долг Серёге, нужно платить за комнату, а главное — через три месяца назначена свадьба с Кариной. А у меня ничего не скоплено. И я один — и выхода не видно.

Вспоминаю себя в 17 лет, тот случай, когда меня били толпой без всяких шансов, и я лежу на земле, закрыв голову, пытаясь как-то вертеться, и просто терплю, когда им это надоест. Они орут: «Проси прощения и всё закончится!» Накануне я хорошенько нащёлкал брату одного из них, и теперь мне жестоко мстили. Я был прав в той драке, и просить прощение считалось унижением. Помощи ждать не от кого, и только гордость не позволяет сдаться и извиниться. Я очухался один, никого вокруг уже не видно, наверное, потерял сознание, но главное меня не сломали. Сильно избитый, я еле поднялся и добрёл до приёмного покоя. Залечил раны, собрал своих дворовых парней и в скором времени всё вернул сполна.

Неужели я сейчас, уже столько понюхавший в этой жизни, сдамся и признаю поражение? Включаю песню Басты «Моя игра», я не фанат его музыки, но с этой темой связано очень много — она не раз помогала и давала нужный настрой.

Регистрирую новую страницу, создаю группу, пишу на почту своим клиентам — как есть, всё честно, ничего не придумываю. Обещаю, что в течение максимум двух дней они вновь начнут получать свежие варианты.

На следующий день проверенным способом подключаюсь к очередному агентству, но решаю изменить вид рассылки, отныне вручную перепечатываю информацию из базы в файл Word и высылаю таким образом. Мне казалось, что теперь служба безопасности не сможет точно определять, с какого именно компьютера происходит утечка информации.

Я заблуждался, доступ работал дольше — около двух недель, но затем всё та же блокировка. На перепечатку объектов у меня уходило по три часа в день нудной работы, затем приходилось раскидывать вручную рекламу для привлечения аудитории и отвечать на разные вопросы. Так проходили мои дни.

Вскоре я обнаружил в интернете несколько недавно появившихся агентств недвижимости, которые предлагали устроиться к ним на «работу по квоте», даже не приезжая в офис. Они только начинали работать и считали данную фишку своим преимуществом перед конкурентами. Это было удачей. Всё, что требовалось, — это созвониться, отправить им на электронную почту ксерокопию паспорта, данные IP-адреса и оплатить их QIWI-кошелёк.

Взамен они присылали логин и пароль для входа в базу. Проблема ксерокопии паспорта решилась очень просто. В интернете на некоторых форумах можно за 500 рублей купить сразу несколько тысяч реальных ксерокопий.

Какое-то время я продержался на таких подключениях онлайн. К сожалению, подобных агентств было не так много, и они быстро закончились. Получать доступ к базе становилось всё сложнее, во-первых, уменьшалось количество фирм, с которыми бы я ещё не «работал», а во-вторых, после волны штрафов везде стал обязателен приезд в офис с настоящим паспортом.

Я находил в интернете студентов и предлагал подработать. Учил их, что сказать в агентстве, и они за одну-две тысячи рублей ходили и подключали базу на тот IP-адрес, который я им говорил.

«Квартирный вопрос» штрафовал только ответственное агентство, нарушившее условия договора, в пунктах которого прописывались санкции за утечку информации. Людей, оформлявших на себя доступ, «Квартирный вопрос» не трогал, им до них не было дела, тем более все понимали, что это всего лишь пешки.

Само агентство могло наехать на «сотрудника», но по закону у них не имелось возможности что-либо предъявить. А всё из-за глупости и беспечности, вопрос решался элементарно. И будь они умнее, мне пришлось бы искать более сложные схемы.

Только заметно позже, когда весть о наших тайных внедрениях облетела все конторы, они догадались прописывать в договоре с сотрудником необходимые условия ответственности, именно за утечку информации на ресурс «Хрен агентам». Но к тому времени я уже научился обходиться без них.

Многие ребята, которые оформляли на себя доступ, писали мне позже и просили ещё подработку, но находились уже в чёрном списке «Квартирного вопроса», и на их данные нельзя было вновь подключиться к базе. Для меня это являлось приятным подтверждением того, что они никак не пострадали и не попали на деньги.

Конечно, я понимал, что нужна альтернатива, так долго продолжаться не может и необходима своя собственная база, чтобы не зависеть от единственного информационного монополиста.

Но тогда еще не имелось необходимых ресурсов, как денежного, так и другого, не менее важного нюанса.

Собственники жилья в то время ещё не были готовы сдавать самостоятельно без агентств недвижимости. Их можно понять, от них не требовалось никакой оплаты, рекламу объекта, все переговоры и просмотры организовывал агент. Вся тяжесть расходов и потраченных нервов ложилась исключительно на бедолагуарендатора.

Сейчас ситуация кардинально изменилась, большинству арендодателей не принципиально — сдавать через агентов или самостоятельно. К тому же рынок стал другим — почти совсем не осталось людей, готовых платить комиссию посредникам, поэтому у собственников, по сути, нет выбора.

Через несколько месяцев после старта стали появляться первые конкуренты и клоны, которые полностью копировали идею и схему работы. Это ужасно бесило, я их ненавидел и мне хотелось всех уничтожить. Как правило, они не заморачивались, чтобы добыть базу и делать рассылку, а просто кидали людей.

Также появилось несколько агентов, которые решили подработать, продавая базу частным лицам. Таких быстро вычисляли свои же и хорошенько наказывали.

Долгое время я старался отслеживать каждого новичка, и многих мне удавалось убрать практически в самом зародыше, причём до наивности простым способом. Я брал их на понт и одурачивал. Если в контактах имелся телефон — я звонил, представлялся ментом или сотрудником службы безопасности «Квартирного вопроса» и грубо давал понять, что они «на крючке» и им грозит крупный штраф. Затем добавлял о возможности замять дело, если они сию минуту полностью прекратят свою деятельность. Как ни странно, это работало и довольно эффективно.

Если была указана только страница в ВКонтакте или электронная почта — я писал с фейкового аккаунта жёсткий текст, подкреплённый набором юридических страшилок. После этого большинство также прекращали свою работу. Не обошлось разок и без выезда для личного общения, но хватило разговора «по душам» от имени службы безопасности «Квартирного вопроса».

Первые полноценные, честные, аналогичные сервисы стали появляться заметно позже, примерно через полтора-два года. К тому времени мне уже сильно удалось повлиять на рынок аренды, и ребята пришли на всё готовенькое, но процесс изменения системы, конечно, ускорили.

Агенты им уже не писали гадости — весь удар пришёлся на меня. И это прекрасно, осознание того, что именно я смог изменить и переломить ситуацию, для меня бесценно.

Многие похожие проекты любят сейчас приписывать себе «лишние» годики, пытаясь встать со мной в один ряд, но подтвердить это, естественно, никак не могут. Понятно, что клиенту всё равно, кто был первый, ему важно, что сейчас.

А в данный момент таких сайтов довольно много — они нормально работают, собирают объявления, у них появились свои клиенты. Большой злости на них нет, конечно, хотелось бы остаться одному, но так не бывает. У меня своя репутация, ко мне приходят по рекомендациям, я был первый и это уже навсегда. Среди них есть нормальные парни и с некоторыми я поддерживаю отношения, в чём-то мы даже сотрудничаем.

Но в то время это казалось фантастикой, тогда шла настоящая борьба. Мне по несколько раз в месяц приходилось искать возможность заново подключаться к базе, отбивать постоянные нападки и решать уйму разных вопросов.

Через полгода снова заблокировали мою группу в ВКонтакте, страницу и все аккаунты без права восстановления. На тот момент аудитория группы и отзывы — это, по сути, основной актив в моём деле. В сообществе тогда уже находилось несколько десятков тысяч участников и сотни реальных отзывов. Сложившаяся ситуация меня сильно расстроила, но не надломила.

К тому времени уже был создан и работал простенький сайт — его сделал за несколько тысяч рублей один из клиентов, который сам снял через мою рассылку квартиру и после предложил свои услуги.

Я предвидел возможные блокировки и не ленился вести базу клиентов с их контактами. Как только это случилось, я создал новую группу, страницу и связался со всеми прошлыми клиентами, написал им, что произошло, и попросил их войти в положение — вступить в новую группу и заново написать отзывы.

И люди откликнулись, не все, конечно, но многие. В долгосрочной перспективе огромный плюс в том, чтобы быть честным и откровенным, — это всегда окупается.

Как только удалось относительно встать на ноги, я не допускал больше никаких нарушений правил работы в ВКонтакте. Пришлось полностью отказаться от распространения спама — бесплатной рекламы в других группах, дабы не давать никакого, даже формального повода техподдержке меня блокировать. Это был очень трудоёмкий, но зато бесплатный и эффективный способ раскрутиться. Дальше всё двигалось в основном на отзывах и рекомендациях.

Несмотря на все трудности первых месяцев работы, я вовремя отдал долг Серёге и успел заработать деньги на свадьбу.

Это была не шикарная, но достойная свадьба — присутствовали только самые близкие люди. Финансы не позволяли развернуться на широкую ногу — всё прошло на уровне, но хотелось большего. Реванш мы взяли через пару лет в Доминиканской республике, жена захотела именно там повторить символическую свадьбу. Мне это было не нужно, но отказать я не мог.

ГЛАВА 35

Примерно через год после начала работы мне удалось полностью отказаться от базы «Квартирный вопрос», она попросту потеряла свою уникальность. Большинство заявок от собственников, которые поступали в их базу, дублировались и к нам.

Наш ресурс стал популярен, в том числе и среди арендодателей, и они, чтобы быстрее сдать жильё, размещали свои объявления в обе базы. Таким образом, больше не требовалось выдумывать способы, чтобы подключаться к этим бывшим монополистам.

К тому времени у меня уже работало несколько модераторов — они собирали свежие варианты с различных досок объявлений, искали объекты в социальных сетях и на всевозможных ресурсах. Выработали алгоритм выявления посредников и накопили огромный чёрный список агентских номеров, дабы быстро распознавать их «заманушки».

Тогда примерно на 100 объявлений по аренде, находившихся в открытом доступе, только 3–4 действительно были от реальных собственников, и мы их находили и дополнительно добавляли к себе в базу, сейчас, в 2015 году, ситуация уже совсем другая.

Кроме того, у нас стало появляться много уникальных объектов, которые больше нигде не встречались. Их размещали, как правило, идейные собственники, видимо, им оказались близки ценности проекта.

Рассылкой я больше не занимался, а отправлял клиентам логин и пароль для входа в нашу базу собственников, где она ежедневно обновлялась. Как только поступало объявление, модератор его оперативно проверял, и, если одобрял, оно тут же попадало в базу. Так было намного удобнее для всех.

Работа постепенно автоматизировалась. Несколько раз происходили серьёзные DDoS атаки на сайт, но этот момент я заранее продумал, и для подстраховки имел множество доменов-зеркал, так что на жизни проекта это никак не сказывалось.

Примерно через два года после старта, когда уже страсти и войны закончились, а агенты смирились с новой реальностью, мне на почту пришло коммерческое предложение о продаже проекта. Небольшая группа довольно крупных агентств недвижимости предлагали несколько миллионов рублей взамен на получение полной информации и всех наработок. Их очень интересовали большие архивы данных клиентов и объектов, сайты, домены, группа в ВКонтакте и так далее. Учитывая известность и репутацию проекта, на его основе они могли воплотить в реальность много любопытных идей. На тот момент основной мой доход уже не был связан с «Хрен агентам» — я зарабатывал совсем другими способами, здесь же никогда не имелось огромной прибыли. Хотя проект с самого первого дня всегда находился в плюсе, но зарплаты модераторам, программистам, затраты на привлечение собственников заметно «подъедали» чистый доход, ко всему прочему, это забирало много времени.

Переписку с клиентами я вёл и веду лично, как в аккаунте в ВКонтакте, так и на рабочей почте. В данной теме всё изначально было завязано на мне, и я не мог это никому доверить. Все основные процессы — поиск объектов, работа модераторов, реклама и прочее уже давно налажены и приведены в систему, но личное общение я оставил за собой.

Это очень неудобно, даже находясь в путешествии, надо постоянно искать WiFi, чтобы как минимум несколько раз в день зайти на почту и в ВКонтакте — ответить на вопросы, решить какие-то проблемы и так далее. Бывает, наступают моменты, когда такая привязка начинает сильно напрягать и вариант отдать за несколько миллионов — избавиться от этой рутины и заняться более высокодоходными делами, выглядел весьма привлекательно.

К тому же я всегда старался смотреть на перспективу и понимал, что всё это временно. Технологии и коммуникации развиваются очень быстро, а информационная открытость общества постоянно расширяется. Уже в самом ближайшем будущем не будет никаких закрытых баз и секретных знаний. Арендатор и арендодатель, продавец и покупатель смогут встречаться на открытых, бесплатных площадках, которые зарабатывают не продажей контактов, а совсем другими, менее явными способами.

Пожалуй, на тот момент был самый пиковый момент для продажи проекта. В очередной раз в жизни на одной чаше весов оказалась проблема выбора разумом или сердцем. Разум говорил однозначно, но я чувствовал, что буду потом жалеть.

Осторожно! Уровень пафоса в следующих предложениях зашкаливает.

Да — революция уже сделана, и маховик запущен, и прекращение работы флагмана движения сопротивления против агентов не изменит общий тренд. Знамя подхватят множество мелких проектов. Не будет единого крупного центра, зато появятся много незначительных, всё перераспределится.

Но меня не покидало стойкое-ощущение, что, продав этот бизнес, я продам частичку себя, предам свои убеждения, окажется так, что вся моя борьба в эти годы имеет конкретную цену. И я отказал.

Это моё первое дело, где я стал зарабатывать, пусть сильно не разбогател на нём, но этот проект дал мне возможность двигаться дальше. Пусть я работал первое время как проклятый, но я смог жить на эти деньги, может без покупок квартир и дорогих машин, но вполне комфортно и без нужды.

И после того как удалось основательно встать на ноги на более прибыльных темах, отказаться от своего «первенца» и продать его я не смог.

Конец пафоса.

Всё, конечно, не так трогательно и драматично, но причина несостоявшейся сделки выражена верно.

Ещё к самому концу 2011-го года работа по проекту «Хрен агентам» в целом стабилизировалась, и у меня появилось время на новые дела. Мне хватало на комфортную жизнь, но по-настоящему серьёзных денег на одной аренде без посредников не заработать.

На тот момент я уже был женат и через несколько месяцев мы ждали рождение нашей доченьки. Мне хотелось всего самого лучшего для своей семьи, и я полностью ушёл исключительно в добычу денег. В то время меня больше ничего не интересовало.

Я вписывался в разные темы, где можно было заработать. В «чёрные» — прагматично не шёл, зачем подставляться и рисковать свободой, когда нет острой нужды в деньгах. В основном, самые прибыльные проекты связаны с «серыми» схемами, когда работаешь на грани.

Пробовал и полностью «по-белому» вести бизнес. У меня хороший товарищ много лет отработал по укладке паркета и знал эту «кухню» досконально. Решили с ним сделать совместную фирму. Я профинансировал тему, обеспечил юридическое прикрытие и организовал рекламу. Он занимался непосредственно выполнением заказов. Сам закупал материалы, инструмент, организовал небольшую бригаду.

2012-й и до осени 2014-го — дела шли неплохо. Клиенты стабильно обращались, простоев с заказами почти не было. Работали, конечно, без сверхдоходов, но стабильно и в хороший плюс.

Фирма не выросла во что-то большое, но в целом, все оставались довольны.

С осени 2014-го покупательская способность стала падать, под занавес года народ в диком ажиотаже потратил все сбережения на покупку бытовой техники, у кого имелось побольше денег — на недвижимость и машины.

Паркет оказался никому не интересен — согласен, не первая необходимость. Заказы упали в несколько раз. Конечно, очень богатые клиенты из чиновников, силовиков и государственного бизнеса остались, но они работают только со своими фирмами. А люди с доходом чуть выше среднего — наша аудитория, тормознули и заморозили всё до лучших времён. И правильно сделали.

Была ещё одна попытка работать «в белую». После того как бизнес с паркетом наладился и стал приносить прибыль, я на этой волне решил попробовать тему с изготовлением мебели на заказ. Мой партнёр по паркету неплохо разбирался и в данном вопросе, к тому же друг его отца занимался этим всю жизнь. В общем, решили организовать и открыть небольшой цех.

Изготовили красивые каталоги, нашли помещение под аренду, вложились в необходимые станки и инструменты. Вышло весьма прилично. Доброжелатели говорили, что нам не дадут нормально работать, я самоуверенно отмахнулся. Конкуренция была большая, и заказы тяжело доставались, но суть не в этом.

Нас просто задолбали травить — постоянные проверки и предписания, докапывались до любой мелочи. Я не думаю, что нас подставили конкуренты, мы ещё никак себя не показали, да и глобальных амбиций не имели. Небольшой цех, несколько работников, рынок бы особо не заметил нашего появления. Всё проще — проверяющие просто хотели денег, о чём недвусмысленно намекали, и, наверное, прагматично было бы им заплатить. Но с какого хера?

Я что — терпила и дойная корова, чтобы платить всяким ублюдкам? Это просто неуважение и на душе будет погано. Я понимаю, когда я еду 170 км/ч, пересёк сплошную и меня остановил гаишник. Чтобы сохранить права и избежать геморроя, я кину ему денег по-быстрому и поеду дальше по делам. Я знал и сознательно нарушал правила — попался, поэтому это нормальное решение и злости у меня на такого повелителя жезла не останется.

Но этим рэкетирам при власти, которые вымогают просто за право работать, я из принципа не заплачу. Мы ещё даже денег не успели заработать, а нас уже несколько раз закрывали. Только одно исправим, через несколько дней снова приходят и находят ещё что-то, а при желании всегда можно отыскать. В итоге промаялись мы пару месяцев, сделали несколько мелких заказов и свернули лавочку.

Конечно, далеко не факт, что даже при полном отсутствии проверяющих органов удалось бы раскрутиться и закрепиться на рынке. В любом случае, узнать это так и не получилось.

Вполне возможно, продолжи мы работу под таким же прессингом, рано или поздно я бы не выдержал и просто на месте завалил этих уродов, порой внутри всё неимоверно закипало. Я им, конечно, высказал всё в максимально грубой форме, но понятно — без толку: то, что они ничтожные твари, для них не секрет.

Убыток был приличный, купленное оборудование пришлось продать с большим дисконтом. Я упёрся бы в этом деле до последнего только в случае, если бы оно являлось мечтой всей моей жизни. А так — это просто оказался невыгодный бизнес и я не видел смысла тянуть.

ГЛАВА 36

В самом начале 2012-го года у меня появилась идея сделать тему в онлайне. Это начиналось как шуточный эксперимент и тестирование, но в итоге принесло хорошие деньги.

В то время в ВКонтакте активно стали набирать популярность паблики, их количество было ещё невелико, а крупных «миллионников» и вовсе не имелось. Люди буквально кидались и активно вступали в любое интересное сообщество. Больше всего народ любил разные «цитатники о жизни и успехе», ну и, конечно, о бизнесе и как быстро разбогатеть.

Основной контингент таких сообществ — молодые люди от 18 до 35. И все они являлись потенциальными клиентами, а данные паблики — огромной рекламной площадкой.

Мало кто тогда задумывался о серьёзных возможностях платной рекламы в крупных сообществах. Конкуренции среди рекламодателей почти не было. А между тем, люди очень хорошо реагировали на любые новые посты и сообщения, и порой даже не понимали, что это реклама, особенно если её красиво замаскировать. Цены на размещение были очень низкие.

Мне повезло, что я в самом начале узнал об этом и сразу же разглядел огромные перспективы. Для начала попробовал со своим единственным проектом на тот момент — «Хрен агентам», сделал тестовую рекламу — увидел, сколько народа переходит на сайт и понял, что этот шанс нельзя упускать. Отклик действительно приятно удивил и превзошёл любые, даже очень смелые ожидания.

Помимо возможности дешёвой рекламы, в то время зарождался ещё один крутой тренд — это различные молодёжные группы и движения по созданию бизнеса с нуля и быстрому обогащению. Люди оказались очень «подогреты» на эту тему, а рынок ещё не заполнился всякими гуру и учителями бизнеса, так что ниша была свободна.

Всё сошлось на тот момент. 2012-й год — люди уверены в будущем, нефть больше 100 долларов за баррель, все безудержно потребляют, молодёжь, начитавшись в интернете о лёгкой наживе, мечтает делать бизнес и много зарабатывать. И в то же время имеется недорогая и простая возможность делать рекламу на всю страну.

Я решил сделать «Закрытый клуб миллионеров», больше даже из любопытства, хотелось понаблюдать за поведением масс. Расходы были совсем небольшие, и я мог себе это легко позволить.

Заказал программисту несложный сайт, наполнил его минимальной информацией, но главное — создал ауру таинственности и избранности членов клуба. Для поддержания интриги всё выглядело очень «секретно».

Человек, чтобы вступить в клуб, должен был заполнить небольшую анкету. И если «совет директоров клуба» одобрит данного кандидата, ему высылался пароль для входа в закрытую секретную часть, где находились «самые ценные знания о бизнесе и богатстве». Естественно, перед получением пароля, требовалось оплатить членский взнос. Я много не брал, всего пару тысяч.

Наполнить закрытую часть «секретными знаниями» не составило большого труда и мне не пришлось изобретать велосипед. Я скачал с интернета известные книги по бизнесу и мудрости жизни, некоторые оставил без изменений и выложил как есть. Где-то я редактировал текст, из нескольких делал одно, немного добавлял своего, в авторы ставил — «коллектив тайных миллионеров», и это творение тут же становилось «уникальным».

На создание «самых ценных знаний о бизнесе и богатстве» ушло всего три неполных дня. Примерно как на реферат в школе. Стоит ли говорить, что все, кто заполнял анкету, — были одобрены и приняты в клуб. Я, конечно, даже не читал приходящие на почту заявки, а всем отправлял в ответ торжественное шаблонное письмо о том, что «Уважаемый… (имя) Совет директоров клуба рассмотрел Вашу анкету… мы готовы Вас принять в свои ряды и поделиться уникальными знаниями… уверены, что совсем скоро Вы также станете миллионером… мы всё для этого сделаем…». В шаблоне я изменял только имя, чтобы подчеркнуть уникальность и избранность. Внизу письма находился текст об оплате членского взноса, его сроки и обоснование. Если человек писал и задавал какие-то вопросы, у меня также имелись шаблонные ответы, и времени уходило по минимуму. Люди в целом стандартны и всех интересовали одни и те же моменты.

Закончив подготовительные работы, я стал заказывать рекламу в крупных пабликах и народ хлынул на сайт. На главной странице не было ни слова про внесение денег, поэтому анкету заполняли подавляющее большинство людей. А как же, вдруг халява. После ответного моего письма о принятии в клуб и необходимости оплаты членского взноса, многие пропадали, но находилось немало и тех, кто платил.

Это длилось чуть больше полугода, затем реклама в пабликах стала приедаться — очень многие решили так рекламироваться и конверсия заметно упала. К тому же ценник на размещение возрос и в определённый момент, примерно через 6–8 месяцев, это стало просто невыгодно. Тем более внезапно появилось очень много великих учителей в бизнесе и жизни — даже школьники и домохозяйки стали учить, как заработать миллион с нуля.

Можно было попробовать перестроиться, находить новые фишки, работать над конверсией, но мне это не нравилось. Я понимал, что сливки уже сняты, и у меня не имелось ни малейшего желания тратить кучу времени, чтобы пытаться выжать крохи в условиях огромной конкуренции.

Я хорошо заработал, потому что смог одним из первых увидеть потенциал дешёвой рекламы, молодёжный тренд на создание бизнеса и очень быстро организовал процесс.

Помимо денег, для меня это был бесценный опыт в плане психологии. Насколько же легко при желании манипулировать людьми. Я ждал требований о возврате денег, а они писали мне — спасибо за то, что этот сайт открыл им глаза. Многие всерьёз обещали, что не подведут «совет директоров» и тоже станут миллионерами.

Да уж, воистину, все хотят верить в секретные знания, которые чудесным образом без особых усилий и, главное, гарантированно сделают богатым. Хотя чего это я, сам в двадцать лет крепко дружил с наивностью и верил в чудо. Но тут встречались люди за сорок, а это уже диагноз. Как бы то ни было, на этом деле, при минимуме затрат и времени, мне удалось заработать одни из самых лёгких своих денег.

В то время я постоянно занимался сразу несколькими темами, пробовал и вкладывал в разные бизнес-проекты. Что-то удачно, что-то нет, громких выстрелов не случилось. В целом получилось в хорошем плюсе, но такой идеологии, как с первым проектом — «Хрен агентам», уже не было.

Да я и не хотел, зачем эта лишняя забота и нервная нагрузка. Я просто зарабатывал — никаких эмоций, только прагматичные цели. Выгодно продать — продал, если дело не идёт — закрыл и никаких переживаний. Денежный запас хороший, а это всё игра.

Основной доход давали «серые» схемы; занимаясь такими темами и пересекаясь со многими людьми, образовался специфический круг общения. Прежде всего, деловой, близко никто не дружит, чтобы по пьянке не взболтнуть лишнего, каждый любит конспирацию. Но все постоянно на связи. Как только появляется что-то интересное, человек, увидевший потенциал, сразу прикидывает, кого полезного из знакомых можно подтянуть.

Дальше следует примерно такой диалог: «Привет. Как дела? Есть интересная тема. Давай встретимся и обмозгуем». Как правило, в целом — это нормальный бизнес, для простых людей абсолютно безвредный, но который убирает всё лишнее, что может снижать чистую прибыль.

В такой бизнес не придут проверяющие, они о нём даже не будут догадываться. Он вроде существует, функционирует и приносит доход, но находится как бы в другой реальности — полностью «невидим» и обычному глазу не заметен.

Крупные такие темы, конечно, держат люди при власти совместно с силовиками и без их участия они невозможны. Но там, где им не интересны масштабы и обороты, вполне можно дёргаться.

Хотя в последнее время и здесь стало сложно придумывать новые и оригинальные схемы. Если в обычные для экономики годы, чтобы хорошо зарабатывать, хватает ума немногим выше среднего, то в кризис уже требуется неординарное мышление. Хотя это не обязательно, если ты друг, брат или сват, какого-нибудь слуги, желательно слуги народа.

ГЛАВА 37

По сути, я стал кем-то, похожим на бизнесмена. Вернее, мне пришлось им стать, чтобы достойно содержать семью. Нравится ли мне этим заниматься? Нет, но по-другому сложно зарабатывать приличные деньги. Конечно, я понимаю и осознаю, что в душе я ни бизнесмен, ни бандит и уж тем более ни человек системы. А кто я есть и для чего живу? Сам пока не знаю. Сложно найти себя в этом мире, конечно, главное — это семья и их благополучие. Но грустно, когда чувствуешь внутренние силы и желание делать что-то большое, важное, и не находишь применения своей энергии.

Чуда в виде внезапно открывшегося таланта супер-предпринимателя так и не произошло. Да я и не хочу и не стремлюсь строить глобальные компании и всё время гнаться за деньгами. Душа не лежит.

Я так и не стал «клиентоориентированным» бизнесменом. И никогда им не буду. Когда потенциальный клиент обращается неуважительно, у меня есть выбор — стерпеть и попробовать заработать на нём или послать его на хер. И я выбираю — послать на хер. А ведь это почти готовые деньги. Но для чего нужны такие деньги, если сам себя не сможешь потом уважать?

Даже несмотря на такое отношение к бизнесу, в плане доходов я выполнил основное, что хотел к этому возрасту. Несколько лет работы на износ и практически без выходных вознаградили достойным результатом. Трёхкомнатная квартира с евроремонтом, ещё несколько квартир на сдачу в аренду, себе БМВ, родителям и сестре по хорошей иномарке, строительство загородного дома, путешествия и прочие мелкие радости буржуазного общества.

А самое главное, это, конечно, ощущение удовлетворения от того, что я всего смог достичь исключительно сам. Наперекор всем обстоятельствам, просто из ничего — взял и сделал результат, абсолютно без начального капитала, связей и образования.

В свои двадцать три года я по всем показателям был бесперспективным, нищим неудачником, но не сломался и продолжал верить в себя. И уже через несколько лет имел то, что большинству людей и за всю жизнь не заработать, при этом нигде не прогнулся и ни разу не нарушил своих принципов.

На чём была основана моя уверенность? Да ни на чём, просто верил, что если другие могут — значит и я смогу, а если никто не может — значит, я буду первым.

Для личного потребления мне не требуется много денег. Я до сих пор хожу в обычной одежде и пользуюсь телефоном за 3 тысячи рублей. Совершенно не испытываю нужды в изысканном сервисе, скорее, это даже тяготит меня, очень не люблю лживые улыбки и притворство обслуги.

Я не раз бывал в дорогих ресторанах, но мне там неуютно, я чувствую напряжение и ненавижу, когда надо мной постоянно нависает халдей и ловит каждое моё движение. Я реально не могу нормально кушать, когда официант смотрит прямо в рот, почему-то хочется поделиться с ним едой и сказать, чтобы он после этого потерялся.

Люблю хорошие машины, в основном немецкие, и путешествия — это настоящая отдушина. Всё остальное — для семьи. Я чувствую настоящую ответственность за своих близких, и это порой давит. Но я мужчина и сделал полностью добровольный и сознательный выбор. Он заставляет меня идти вперёд, несмотря ни на какие преграды. Как результат, мои любимые ни в чём не нуждаются, и теперь можно немного оглянуться назад.

Сейчас обороты сбавлены, я временно никуда не бегу. Да и куда бежать? Идёт осмысление, некоторая переоценка ценностей. Я поддерживаю несколько проектов, в сумме с имеющимся пассивным доходом это приносит мне достаточно денег, чтобы комфортно жить в достатке и содержать семью.

Когда решён вопрос с тем, что покушать завтра, можно подумать и о смысле жизни, и о своём предназначении. Так сказать, наступил момент рефлексии, появилось время написать эту книгу о своём пути до двадцати восьми лет. Ритм жизни был очень быстрый, поэтому захотелось спокойно проанализировать, вспомнить и заново пропустить через себя некоторые моменты.

Ошибок сделал я немало, мне откровенно повезло, что в своё время удалось остаться на свободе и не угодить за решётку. Заботу высших сил я правильно оценил и сделал верные выводы. Мировоззрение и понимание жизни, конечно, сильно изменились, только у глупого человека одни и те же взгляды и в 18, и в 50 лет. Но внутренний стержень, свои фундаментальные принципы я не поменял и бережно храню.

Я ненавижу подхалимов и прислужников власти. Меня раздражают пустозвоны и дешёвые понты, особенно не перевариваю мажористых сосунков на папиных машинах, считающих, что жизнь удалась. Я презираю трусов и подлецов, и уважаю настоящих мужиков с духом и яйцами, которые отстаивают своё до конца. Верность и преданность — это ценнее любых денег.

Для меня по-прежнему на первом месте в мужчине порядочность, если у человека есть это качество, на многие другие недостатки можно закрыть глаза. Я всё так же никому не позволю задеть свою честь и достоинство. Как и раньше, я не побегу в суд с иском и просьбами о справедливости, а лучше сам выцеплю обидчика и разберусь с ним с глазу на глаз. Да, могут быть последствия, тем более сейчас мне есть что терять, и глупо портить свою жизнь, но по-другому не смогу. Это будет сидеть и подтачивать изнутри. Я не говорю про финансовые споры в бизнесе, здесь проще нанять юриста, пусть он таскается по судам и отстаивает интересы фирмы.

Но честь — свою и семьи нужно беречь и отстаивать самому, а не унижаться и не просить у дяденьки судьи, чтобы он принудил извиниться и выплатить десять тысяч рублей моральной компенсации.

Для чего же мы живём, в чём найти подлинный смысл и как угадать, какую земную миссию ты должен пройти? В 18 лет впервые посмотрел фильм «Храброе сердце» с Мелом Гибсоном в главной роли, который потряс меня до глубины души. Борьба за свободу и независимость своего народа. Борьба до самого конца. Только победа или смерть! Вот чему я готов посвятить свою жизнь. За это можно терпеть любые страдания и лишения. Это настоящий путь!

Перевожу свои мысли на наше время и современную реальность. Россия — огромное многонациональное государство. Я русский и чётко себя идентифицирую. Русские — титульная нация в России, понятно, что освобождаться и отделяться просто не от кого. Надеюсь, я ещё найду свою дорогу.

Ладно, пойду поем.

 

КОНЕЦ.

P.S.

Примерно за пару часов до того, как выложить эти заключительные главы, я подумал, что надо бы что-то сказать своему читателю. Вернее «не надо», а просто захотелось.

Я знаю, что многих задел своими резкими высказываниями по различным вопросам. Если это так, не принимайте близко к сердцу – это всего лишь мнение незнакомого вам человека. Мне извиняться не за что, я не лицемер и называю своими именами то, что считаю нужным.

Книга была закончена ещё в конце 2015-го года, последние правки внесены в самом начале 2016-го. Долгое время я не знал, что с ней делать. Изначально я писал книгу исключительно для себя, даже самые близкие не догадывались об этом (весь небольшой напечатанный тираж лежал, да и сейчас лежит у меня в гараже).

И всё-таки, в декабре 2016-го года я решил выложить свою историю. Определённой цели до сих пор нет. Деньги и слава, книга – бестселлер:) Я реалист и в облаках не летаю.

Возможно, просто надоела ложь кругом, она везде, врут все и постоянно. Захотел, чтобы люди прочитали о реальной жизни в противовес выдуманным, красивым, официальным легендам, так называемых, звёзд, бизнесменов, политиков. Все такие правильные и положительные, всего добились исключительно умом и трудолюбием. Добро и зло ходят рядом. У каждого хватает «скелетов в шкафу» и это нормально. Все мы обычные люди.

Не буду скрывать, мне интересно узнать ваше мнение о прочитанном. Пишите, что считаете нужным, даже если это будет жёсткий негатив. Обещаю, какую бы критику вы не написали, вычислять и бегать за вами с травматом не стану:)  

Вот мой e-mail:

Ещё я размышляю сейчас, стоит ли продолжать писать. Конечно, уже не о себе любимом, а о жизни, любви, поступках… историй много, несколько интересных сюжетов уже есть в голове. И скорее всего я возьмусь за это. На душе легче становится.

Как мне не потерять заинтересованных в этом читателей? Наверное, самое простое и удобное – это группа в ВКонтакте. Там и буду оповещать.

Добавляйтесь: http://vk.com/garaninbook

Всего Вам доброго. Удачи в делах, здоровья близким.

Кто получает подарки от соцзащиты Кто получает подарки от соцзащиты Кто получает подарки от соцзащиты Кто получает подарки от соцзащиты Кто получает подарки от соцзащиты

Изучаем далее:



Схемы вышивки для салфеток с кофе

Красивые модели с макияжем и без

Выставка подарки в гостином дворе 2017 осень зима

Как сделать себя подтянутой за неделю

Пресс для сока из яблок своими руками